Вы здесь

Славянские праздники июля – торжества на макушке лета

Ближе к середине года многие праздники наших предков посвящались подготовке к скорому сбору урожая. И еще – как и в другие месяцы – борьбе добра со злом, в которой добро неизменно одерживало победу.

День снопа Велеса – «Коси коса, пока остра!»

Владимир Киреев, "Земля отцов".

На второй день июля, когда жара все прибывала, а дни понемногу становились короче, в славянские земли приходил праздник Велесова снопа, открывавшего пору сенокоса. Именно с этого дня традиционно начинали косить и заготавливать сено. Скошенное сено увязывали в снопы, и последний сноп считался воплощением Велеса, «скотьего бога» и покровителя всего сельского хозяйства. Сноп устанавливали в капище и приносили ему жертвы до окончания осенней жатвы. В это же время полагалось закончить пахоту и начать готовиться к севу озимых. Старинная поговорка донесла до наших дней «расписание» сельских работ июля: «До Велесова дня вспахать, до Перунова дня взборонить, до Спаса – посеять».

Еще один обычай наши предки соблюдали в этот день – почитание Алатырь-камня, по преданию запирающего вход в подземный мир Нави. Считалось, что лишь Велесу под силу откатить от входа в царство мертвых огромный тяжелый Алатырь, а стало быть, без него души умерших славян никак не могли попасть туда, где им надлежало находиться. Камень, поставленный в капище возле Велеса, обычно покрывали бычьей шкурой, а в день совершения обряда обливали его родниковой водой - вода после этого становилась целебной, и ее использовали при лечении. На Алатыре также оставляли обереги, чтобы они напитались чудесной силой камня.

В день Велесова снопа славяне исполняли также древнюю традицию: заранее выбирали жертв для Перунова дня. Перуну, как богу-воину, недостаточно было жертв из еды и питья, мало было и убитых ради него животных, - он требовал человеческой крови. На Перунову требу выбирались самые сильные из полоненных вражеских воинов, либо из рабов-прислужников. Кроме оказания почета Перуну такие жертвы вызывали радость у крестьян-общинников, много терпевших от набегов иноземцев. Избранных крепко запирали в надежном месте до Перунова дня, однако кормили хорошо, не желая, чтобы обреченные теряли силы до проведения требы.

Именины Месяца - «Нет солнца – и месяц светел»

Борис Ольшанский, "Берегиня".

Спустя три дня после Велесова снопа наши предки праздновали именины Месяца и заодно чествовали его родителей – Рогатого Велеса и Луноликую Мару. Согласно народным поверьям, Месяц имел множество воплощений: он был и Велесовой ладьей, на которой души умерших переправлялись в загробный мир, и Серпом Мары, рассекающим нити жизней, и Навьей Чарой (чашей колдовства), половину месяца наполняющейся, а вторую половину – убывающей.

В Месяцевы именины славяне выходили смотреть, как «играет» именинник. Если он то «перебегал» с места на место, то изменял свой цвет, то прятался за облаками, то выходил из-за них, - считалось, что общину ожидает обильный урожай. Если же праздник приходился на новолуние, и чудесный серп не был виден на небе – наши предки верили, что в это время он освещает Велесовы Луга в Нави. Это поверье сохранилось в заговоре от зубной боли, произносимом «на молодой месяц». Лекарь вопрошал Месяца, побывал ли он на том свете, и видел ли мертвых, затем интересовался, болят ли у мертвых зубы, и наконец говорил, обращаясь к больному: «Как у мертвых зубы не болят, так пусть не болят и у тебя».

В праздник под лунный свет на всю ночь выкладывали Велесовы обереги и ритуальную утварь, прежде всего серебряную – ту, что использовалась в обрядах в честь Велеса и Мары. Считалось, что так все предметы приобретают особую магическую силу. В именины Месяца особенно удачно проходили обряды избавления от болезней и различных злых наговоров. Полезным полагали также провести «чистый обряд» - убраться в доме, вымыться в бане и сменить всю одежду на чистую. После этого Месяц должен был подарить хозяевам здоровье, а их дом наполнить достатком.

Волхвы в «именинную» ночь выходили созерцать Ясный Месяц, чтобы умножить свою мудрость с помощью Вещего Велеса, но обычным людям долго смотреть на Месяц в этот день было заказано: наши предки верили, что у таких Мара может выпить всю жизненную силу.

Перунов день – «Приди, Перун, приди, грозный!»

Борис Ольшанский, "Клятва Сварожича".

20 июля приходило время самого воинственного из славянских богов. На землю являлся Перун – Громовержец, чтобы принять жертвы, порадоваться воинскому духу и наказать противников языческой славянской веры. Этот день был «профессиональным праздником» всех воинов – защитников родины, готовых встать за Русскую землю против любого врага. По легенде, павшие на поле боя славяне попадали в небесный Перунов полк и вечно хранили всех честных людей от зла.

Мужчины в этот день приходили к капищу вооруженными: кто ножом, кто топором, а обученные воины – с мечами наперевес. Славление начиналось с торжественного шествия с песней – такой вид в те далекие времена имели воинские парады. После шествия происходил торжественный обряд освящения доспеха. На щитах возле капища раскладывались ножи, копья, мечи, топоры и другое холодное оружие. Перед Перуновым идолом совершались жертвы: проливалась кровь сильных пленников или рабов, а за неимением людской жертвы, Перуну приносили быка или петуха (непременно одноцветного, лучше всего – красного).

На свежей жертвенной крови волхвы заговаривали оружие, после чего мазали кровью лоб каждого воина – после этого он становился неуязвимым для противников.

Рядом с капищем разжигалось восемь костров, а девятый горел посередине. В этом огненном кругу воины сражались между собой на кулаках или мечах, показывая перед Громовержцем свою силу, мужество и ратное умение. Тот, кто не решался в Перунов день выйти биться в круг, рисковал подвергнуться всеобщим насмешкам и презрению.

Для юношей в день праздника проходило посвящение в воины. Жрецы совершали над ними обряд вхождения в мир мертвых: отроков как бы убивали, затем укладывали на землю навзничь с закрытыми глазами. С этого момента никто кроме волхвов не должен был с ними разговаривать – как мальчики, они считались умершими для мира людей, и после успешного прохождения испытаний должны были возродиться мужчинами и воинами.

В ритуал посвящения входило четыре испытания. Первое из них составлял переход через «огненную реку» - площадку горячих угольев шириной в несколько шагов. Юноши должны были погрузиться в состояние отрешенности, чтобы преодолеть препятствие и не обжечься. Второе испытание включало путь с завязанными глазами к родовому столбу или определенному дереву на расстояние 30-40 шагов. Трудность была в том, чтобы запомнить путь и пройти его затем «по памяти», используя слух и осязание для выбора направления.

На третьем этапе испытуемые должны были выбрать среди предметов самый нужный воину и за три попытки отгадать несколько загадок. На четвертой ступени испытания молодежь делалась объектом настоящей охоты. В их задачу входило за определенное время уйти от облавы, спрятаться в лесу или в траве, а затем проскользнуть мимо стражей к священному дереву и коснуться рукой листьев. После этого жрецы «возвращали к жизни» всех прошедших испытание, объявляли их полноправными воинами, и славянская община приступала к пиру. На столы в Перунов день выставлялось в основном мясо, дополняли «мужскую еду» каши и пироги, а также напитки – хмельной мед, пиво и квас.

В день, посвященный воинской славе, волхвы советовали не забывать и о любовных делах, где тоже проявлялась мужская доблесть. После праздника воинам полагалось провести ночь с женщиной, чтобы подтвердить свое умение и в любовных битвах.

Чуров день – «Чур одному, не давать никому!»

Виктор Корольков, "Чур".

В конце июля, 26 числа, славяне чествовали божество не самое известное, но глубоко уважаемое нашими предками. Да и мы тоже прекрасно с ним знакомы: когда дети в песочнице кричат «чур, мое!» - они, сами того не зная, поминают древнего Чура, охранителя собственности, сторожа родовых обычаев, защитника границ и покровителя домашнего очага.

На межах своих участков члены славянской общины насыпали бугры и огораживали их частоколом. Такая заградительная полоса считалась неприкосновенной, и никто не рисковал самовольно нарушить границу из страха разгневать строгое божество-охранителя. В Чуров день глава семьи обходил владения по рубежной черте, гоня перед собой скотину, пел гимны и приносил дары к изображению Чура, установленному на каком-либо участке межи. В яму возле его изображения складывали караваи хлеба, лили мед и молоко. Славяне знали, что довольный жертвами бог может поломать соседскую соху, забравшуюся на чужой участок поля или затупить топор, рубящий деревья в чужом лесу. В праздник нельзя было находиться вдали от дома, вся семья обязательно должна была собраться внутри границ своего хозяйства.

Чур охранял людей и их добро не только от бессовестных соседей, но и от нечистой силы. При опасности наши предки вспоминали этого бога и «чурались», произнося «Чур меня!», то-есть, просили: «Чур, побереги меня!». Эти просьбы бог исправно выполнял, охраняя имущество от воров и души от нечисти.

Напомним, что про славянских колдунов мы подробно рассказывали в статье "Волхвы – управители языческого мира".

 

Об авторе:

Екатерина Кравцова - историк, исследователь. Живет в Санкт-Петербурге.

Любимые темы для статей - занимательные проявления истории, исторические байки и анекдоты.

Стремится доказать, что история -  это не унылый набор событий, а невероятно интересная наука.

Все статьи Екатерины Кравцовой

Это интересно: