Вы здесь

Н. Трубиновская. Роман "Последний египтянин". Часть 1

Працивилизации: 

Исследователю древних цивилизаций Александру Ефремову приходит загадочное письмо из Египта. Его просят спасти таинственный древний артефакт, с помощью которого загадочные «люди в черном» хотят захватить весь мир. Подземелья Египта, сокровища фараонов, погони в пустыне – все это предстоит увидеть и пережить обычному русскому парню, который даже никогда не был за границей.

Последний египтянин

Предисловие

Этот роман – фантастический. Но тайны нашей планеты, которые разгадывают главные герои, на самом деле не дают покоя многим абсолютно реальным исследователям прошлого Земли – и мне в том числе. Артефакты, мифы и легенды, упомянутые в книге, существуют на самом деле. И я буду рада, если вы, прочитав этот роман, узнаете что-то новое и необычное.

Хотелось бы поблагодарить писателя Игоря Негатина, убедившего меня в том, что я тоже могу писать книги, Сергея Пашкова за «работу над ошибками и опечатками», и всех, кто помог мне во время написания романа.


Оглавление
Пролог   
Первая глава. Письмо из Египта   
Вторая глава. Дом у озера   
Третья глава. Воздушная лодия  
Четвертая глава. Под небом Африки  
Пятая глава. Предсказание Гангадхара   
Шестая глава. Старый рынок   
Седьмая глава. Потомок богов   
Восьмая глава. Сокровища фараонов   
Девятая глава.  Люди в черном   
Десятая глава. Сафари по Сахаре   
Одиннадцатая глава. Апельсиновый сад   
Эпилог 



Нет ничего сокровенного,
что не открылось бы, и
тайного, чего не узнали бы.
Евангелие от Луки.12:2

Пролог

Миллионы лет до нашей эры

…Противостояние двух держав привело к тому, что началась ядерная война. Она оказалась очень короткой – смертельное оружие быстро погубило людей. После войны Земля представляла страшное зрелище, на которое уже некому было смотреть.

 Над выжженной планетой понеслись годы, десятилетия и века, стиравшие все следы прошлого. Большие и маленькие города, оставшиеся без людей, разрушались под радиоактивными дождями. Многоэтажные небоскребы начали постепенно разваливаться. Сначала посыпались уцелевшие после бомбежек стекла. Затем разрушились бетонные стены и железные несущие конструкции. В домах истлевали тряпки, одежда, подушки, одеяла, ковры. Деревянная мебель превращалась в труху. На кухнях ржавели бытовые приборы.

Плесень покрывала остатки былого мира, грибок пожирал все следы цивилизации. Самолеты гнили в ангарах – вместе с ангарами. Коррозия разъедала автомобили, которые сыпались на разрушавшиеся дороги. Суда, пришвартованные у причалов, начинали гнить с днища, а потом, окончательно проржавев, рассыпались и уходили под воду.

Постепенно природа поглотила все следы пребывания людей. Много тысячелетий прошло, прежде чем началась новая эпоха в бесконечной истории нашей планеты…


Первая глава. Письмо из Египта

21 января 2015 года

Проснувшись утром, первым делом я услышал удары капель дождя по стеклу – в последние годы обычное явление для питерского января. Мне всего 25 лет, но я иногда уже испытываю ностальгию по снежным зимам и бодрящему морозцу. Но, увы, каждую зиму - дождь, слякоть, сырость. Представляю, что там сейчас творится в нашем Веселом поселке (*) под ногами – слой льда после вчерашних заморозков, а над ним лужи после оттепели и дождя.

(*) Веселый поселок  - исторического название района Санкт-Петербурга на Правом берегу Невы

На табло часов со встроенным радио светились зеленые цифры – 09.13. Я включил любимую FM-станцию - там играла умиротворяющая мелодия Поля Шварца, под которую так приятно подремать.

Долгих четыре года радио включалось в 8 утра, и пробуждение под музыку означало, что пора вставать и собираться на работу. А сейчас я повернулся на другой бок, укутался потеплее в одеяло и сладко погрузился в ежеутренние приятные размышления на тему: «Какое счастье уволиться с работы и уйти на вольные хлеба». Странно, только сейчас подумал, что слова «уволиться» и «воля», то есть «свобода», – однокоренные, в этом что-то есть.

Вчера, кстати, прочитал новость, что очередные британские ученые доказали, что с утра лежать под теплым одеялом и не идти на работу – очень полезно для здоровья. Ну кто бы спорил, я в этом ни минуты не сомневался еще со времен детского садика и постоянных подъемов в полной темноте. Это же сколько здоровья зря потрачено, страшно подумать.

Я прекрасно выспался, но под одеялом так уютно, что вылезать совсем не хотелось, да и темно еще совсем – у нас в Питере зимой рассвет очень поздний. В этом году, когда время наконец-то перевели на зимнее, еще терпимо, а вот когда прошлой зимой мы жили по летнему времени – это был кошмар. Утром встал – темно. В темноте спускаешься в метро. Едешь, едешь, выходишь – до сих пор темно. Сидишь, работаешь – все равно темно. При нашей постоянной пасмурности и облачности светлело чуть ли не в 11 утра.

Наконец-то эта свистопляска с переводом часов прекратилась, окончательно вернулись к зимнему времени, и сразу жить стало веселее. А уж мне-то особенно – мало того, что светает теперь на час раньше, так и на работу больше не надо идти. Могу валяться на своей удобной кровати, сколько захочу - ощутимая разница с прошлым годом, когда я мчался к 10 утра в офис.

С тех пор как окончил филфак и устроился на работу, я выходил каждое утро из дома - в любую погоду, и зимой, и летом, и в дождь, и снег, шел до остановки трамвая, потом трясся на нем до метро, и еще 40 минут в прострации ехал под землей.

А потом мариновался весь день в душной и маленькой комнатенке нашей газеты «Загадки времени» для любителей паранормального, альтернативной истории и всяческих чудес прошлого и настоящего, где работал редактором и сам писал статьи на эти же темы.

И постоянно, надо сказать, нервничал, ибо у нас там вечный аврал – то главреду не понравилась новая обложка, сделанная дизайнером, то на верстке потеряли текст статьи, то не туда поставили иллюстрации –   что ни день, то приключения. И отнюдь не те приключения, о которых мечтаешь, посмотрев кино про Индиану Джонса.

Тайны египетских пирамид, поиски чаши Грааля и хрустальных черепов у нас только в статьях очередного автора. Да и то, по правде сказать, сами авторы в основном дальше своих шести соток в пригороде не выбирались, а информацию черпают исключительно в Интернете.

Причем иногда даже забавно получается. Очень часто нам присылают под своим именем статьи, которые были сперты с какого-нибудь сайта в Интернете, а сайт спер их именно из нашей газеты – я несколько раз так даже свои собственные статьи получал.

Странно, что я до сих пор говорю – нам, в нашей газете, у нас в редакции, хотя в трудовой уже три недели красуется надпись: «Уволен по собственному желанию». Все же сроднился с газетой за эти годы, да и сегодня должен послать туда очередную статью – с главредом мы остались в хороших отношениях.

И не только с ним. Я же, как говорил поэт Гумилев про себя - хитрый, как муха, и поэтому перед тем, как уволиться, долго и заранее готовил себе плацдарм для будущей деятельности.

Наша газета принадлежит огромному холдингу, в котором огромное количество разных развлекательных изданий на любой вкус и на любой возраст. Для всех категорий населения – от пионеров до пенсионеров, как говорит моя мама. А находятся редакции всех этих многочисленных изданий в одном здании, и все сотрудники общаются постоянно между собой.

И я за время работы завел кучу полезных знакомств. Выяснилось, что абсолютно всем редакторам постоянно требуются авторы – и для серьезных статей, и для разных мелочевок вроде коротеньких интересных фактов. А так как я человек нормальный и адекватный, не дурак, пишу быстро и читать меня интересно, то вскоре по чуть-чуть начал сотрудничать с этими разными изданиями.

Потом меня начали рекомендовать друг другу, и я «пошел по рукам». Вскоре я начал писать биографические статьи для журнала «Люди века», мужскую колонку «Его взгляд» для женского журнала «Три сестры», статьи про оружие для журнала «Бомбы-самолеты» и даже коротенькие потешки для детского журнала «Три мишутки».

Так что все эти издания стабильно печатают по одной-две моей статье в каждом номере. Гонорары не бог весь какие, но так как многие газеты-журналы выходит каждую неделю, в месяц набегает уже более-менее приличная сумма.

И в конце прошлого года я дошел до стадии, при которой можно вообще не ходить на работу и не тратить время на дорогу, а собирать нектар со всех этих бесконечных изданий.

Я благоразумно дождался солидной новогодней премии, отгулял праздничные дни, а потом предупредил, что ухожу. Народ был ошарашен – вроде как очередной кризис, все держатся за работу, а я пишу заявление на увольнение.

Но именно из-за кризиса нового работника нашли быстро, мне не пришлось даже две недели отрабатывать - все формальности уложились в неделю. Причем я эту неделю не столько работал, а сколько бегал по кабинетам, клянясь в вечной любви редакторам и оставляя на всякий случай все свои контакты – теперь-то я не буду маячить каждый день перед глазами.

Вообще дефицит хороших авторов нормальному пишущему человеку никогда не даст пропасть. Я иногда слышу от некоторых знакомых или читаю где-то на форумах – в редакциях печатают только своих, и новому человеку пробиться невозможно.

Но это полная чушь – в любом издании нехватка хороших авторов, и найти их очень трудно. Если вдруг попадается нормальный адекватный человек с хорошим слогом и который умеет интересно писать по теме издания – за него держатся изо всех сил.

Неважно откуда он взялся – работает в соседней газете, прислал статью по почте или принес самолично. И совершенно, кстати, безразлично, кто он по профессии. У нас лучший автор в «Загадках» вообще инженер-строитель.

Так что профессия здесь дело десятое. Другой вопрос, что иногда письмо с гениальной статьей могут и не заметить. Потому что большая часть редакционной почты – это хлам, в котором могут затеряться совершенно нормальные письма. Особенно в электронной почте.

Я как-то пришел на работу после долгих новогодних праздников, и у меня в почтовом рабочем ящике оказалось около 1000 писем – спам вперемежку с бредятиной. Долго удалял письма по одному, а потом уже озверел и почти не глядя начал удалять десятками – и так работы море, а тут еще и эти Авгиевы конюшни чистить надо. Не исключено, что там были и толковые письма.

Кстати, о бредятине. Почему еще теряются иногда хорошие статьи? Потому что основной поток редакционной почты – это письма от графоманов, психически больных людей и совершенно непонятных личностей. Чего они только не пишут. Одна дама третировала редакцию, присылая каждый день произвольный набор букв: тиргьоолл, твроооер, лороро и тому подобное.

Другой регулярно радовал письмами, в которых рассказывал, что он сам Господь, и если мы не напечатаем его опус, то он испепелит нас незамедлительно. Опус при этом - набор бессмысленных фраз. Опус не напечатали, нас тоже не испепелили. Но это нам повезло, так как некоторые из сумасшедших авторов еще любят и в редакцию приходить – и тут уже все становится совсем грустно. Эти могут и на самом деле испепелить.

Конечно, можно считать, что это специфика нашего паранормального издания, в котором соответствующая тематика, и нам часто пишут те, кто регулярно общается с инопланетянами и носит шапочки из фольги для защиты от психогенераторов ФСБ.

Однако моя знакомая из нашей газеты «Удачная дача», в которой пишут о том, как выращивать петрушку и морковку и правильно ставить теплицы, жалуется на те же проблемы – хороших авторов очень трудно найти, и 90% редакционной почты составляют различные бредовые послания.

Кстати, даже туда я пишу колонку про дачные мангалы и коптильни. Тут  я вообще-то настоящий специалист - в нашей семье обычно именно я занимаюсь всякими шашлыками и копченостями, хотя и самый молодой.

Я вообще люблю и готовить и есть. Как моя спортивная мама утверждает – даже слишком. Она мне все доказывает «Есть надо чтобы жить, а не жить, чтобы есть». Честно говоря, умом я понимаю, о чем это она, а желудком – не очень. Если не будет еды – в чем же тогда радости жизни? Так что, еда – это мое все. Я даже иногда собственноручные рецепты посылаю в наше же издание «Люблю поесть». Тоже за деньги, естественно.

Мне, между прочим, потом читатели даже письма с благодарностями шлют, мол, какая вкусная получилась похлебка по вашему рецепту. Есть у меня такой любимый супчик, «бабушкин» - сварить несколько очищенных картофелин и луковицу, потом размять их прямо в воде и разбить туда же сырое яйцо, и еще немного поварить с лавровым листиком и перцем. Со сметаной обалденная вещь получается.

Но все эти рецепты, коптильни, мишутки и потешки – так, баловство. Но самом деле моя истинная страсть совсем в другом. Почти везде я пишу ради денег, а вот в наши «Загадки времени» для души, хотя тоже зарабатываю на этом.

Есть в «Загадках» у меня постоянная рубрика, моя любимая тема, которой я занимаюсь с наслаждением и ради которой на самом-то деле уволился с работы – это высокие технологии древних цивилизаций.

Это различное оружие прошлого, странные артефакты, следы сооружений, которые никак не вписываются в привычные исторические рамки, ибо их и сейчас-то сложно сделать, со всей техникой, машинами, алмазными резцами и прочим. А тысячи лет назад они как-то существовали и существуют до сих пор.

Надо сказать, что до того, как я устроился в нашу газету, я ничем подобным не интересовался и вообще, как говорит моя мама, «был нормальным человеком».

На работу в «Загадки времени» я после университета попал случайно, там срочно требовался помощник редактора с копеечной зарплатой. Но мне без опыта выбирать было не из чего – на разосланные мною резюме никто даже не откликался. Ответили только из «Загадок», позвали на собеседование – и взяли.

Поначалу мне было дико, что я, мальчик из хорошей семьи, воспитанный на классической литературе, окончивший филфак, буду работать в желтой газете, в которой периодически встречаются статьи про рептилоидов с планеты Нибиру.

И я долго скептически редактировал бесконечные статьи на тему зеленых человечков, призраков в метро, аномальных зон на кладбищах, заезженных Бермудского треугольника, каменных истуканов с острова Пасхи и всякого такого, уже давно навязшего на зубах.

Однако, потом оказалось, что в газете есть золотой и лелеемый фонд -  несколько немногочисленных авторов, пишущих действительно очень здорово и интересно. И как выяснилось потом при общении – это очень умные и интересные люди, которые действительно ездят в экспедиции, совершают настоящие открытия, делают удивительные находки.

И очень логично все у них в статьях получается, когда они раскладывают разные истинные тайны прошлого, проводят настоящие исследования, причем опираются на научные факты. Например, один геолог в шахте, в древних отложениях нашел уголь, принявший форму когда-то оставшегося там колеса – и это в породе, которой миллионы лет! Он был настолько потрясен увиденным, что увлекся этой темой и начал собирать аналогичные факты и свидетельства и теперь пишет очень интересные статьи об этом.

И я постепенно стал не так свысока относиться ко всему загадочному, а потом вообще заинтересовался и начал погружаться во все это все больше и больше. И докопался до разных интереснейших вещей и сам начал писать на эту тему.

Сначала я занимался так называемой теорией палеоконтакта – то есть, гипотетическим посещением нашей Земли в прошлом космонавтами, но потом несколько расширил тему. Космонавты, бесспорно, были, но не факт, что это чужие космонавты, вполне возможно, что они нашенские, земные.

И вообще в нашем прошлом, кроме космонавтов, чего только не было – и заводы, и фабрики, и компьютеры, и страшное оружие, и еще масса интересного. 

И вот я в своих статьях и доказываю, что у нас на планете далеко не первая цивилизация. Причем технологии прошлого намного превосходили нынешние, и мы еще сами не понимаем, насколько развитыми они были – нам не хватает нашего кругозора, чтобы понять их неведомые источники энергии или принципы работы того же оружия.

А следы этих цивилизаций остались повсюду. Это и архитектурные сооружения, и различные неуместные артефакты – вещи, которые находят в таких местах, где их вообще не должно быть. Это и загадочные рисунки и скульптуры, на которых изображено то, что по версии нашей официальной истории, не могло быть в те времена, когда они создавались.

Теперь я твердо убежден, что настоящая история нашей планеты очень отличается от той, которую мы изучали в школах и институтах. Слишком много на земле следов прошлого, никак не вписывающихся в официальные исторические рамки. И эти следы во всем – и в древних сооружениях, и  в мифах и легендах, и даже в Библии.

На работе всегда наваливалось столько текучки, что не удавалось покопаться в этой интереснейшей теме всерьез. Ну и еще по три часа в день уходило на дорогу. Поэтому я подобные статьи писал на бегу, не погружаясь глубоко в тему, не копаясь всерьез.

А сейчас, раскидав быстро статьи «для денег», я могу вдумчиво изучать материалы и иногда нахожу совершенно удивительные вещи. Правда, порой с очередной статьей приходится очень долго повозиться – ибо в этой теме намешено очень много всего.

Вообще мои настольные книги теперь – «Мифы Древней Греции», «Мифологический словарь», в котором собраны сюжеты со всего мира, и Библия, особенно Ветхий Завет.

И на самом деле куда не плюнь – всюду следы этих древних цивилизаций, просто мы настолько к ним привыкли, что давно считаем само собой разумеющимся то, что никак нельзя объяснить в привычных нам рамках.

Я сказать по правде, несмотря на то что уже четыре года этим плотно занимаюсь, сам не могу дать четких ответов на многие вопросы.

Например, когда конкретно существовала эта продвинутая цивилизация, была ли она одна или их шло несколько следом друг за другом? Или же все-таки на Землю действительно прилетали инопланетяне, которые понастроили пирамиды, храмы из многотонных блоков и другие загадочные сооружения?

Опять же непонятно, окончательно погибли старые цивилизации или же остались некоторые люди, которые одичали, и лишь потом заново изобрели колесо и научились пользоваться огнем…

…Я посмотрел на часы -  9.45, пора бы и вставать, хватит валяться. Но так не хотелось – да и вообще, я ведь когда хочу, тогда и встаю. И, соответственно, когда хочу, тогда и ложусь. Как только уволился, так вообще на радостях сбился с режима и спал днем, а работал потом ночами. Но с таким графиком неудобно вести переписку с редакторами, да и просто общаться с людьми.  

Поэтому я постепенно все же вернулся к более-менее привычному режиму – но кто мешает мне сейчас валяться столько, сколько я хочу? Но кое-что мне все же мешало – уже давно страшно хотелось в туалет.

 Вот так каждый раз – вроде бы приятно поваляться в сладких мечтах, а полный мочевой пузырь не дает. А раз уж встал, то надо день начинать, в кровать уже обратно не залезешь. Эх, если бы не эта проблема, наверное, бы я вообще по утрам из кровати не вылезал…

Кстати, каждый раз, когда мелодраму смотрю какое-нибудь, удивляюсь. Вот просыпаются там с утра герой с героиней и начинают сразу целоваться. А в сортир сходить? А зубы почистить?

Нет, если бы я снимал кино, все было бы реалистично – встали с утра, пошли в санузел, умылись, зубки почистили – а теперь можно и за любовь приниматься. Кстати, о любви… Нет, о любви все же потом – все, больше нет сил терпеть. Пора вылезать из-под теплого одеяла и начинать новый день.

После того, как я вышел из туалета, все же мелькнула мыслишка - а не лечь ли обратно в кровать, но утренняя лень и дрема начали уже выветриваться – хотелось крепкого горячего кофе и узнать, что там нового в мире, не началась ли Третья мировая, да и работы много – надо статью сегодня дописать и послать.

Зеркало в ванной меня, как всегда, ничем не порадовало. Щечки, пухлые бочка. Для своих 25 лет я немного рыхловатый. Не жирный, но 98 кг при моем росте - 184 см в обычном сутулом состоянии и 186 при выпрямленном, это, конечно, слишком. Но что делать, если с детства для меня книги были важнее всего на свете – в том числе и спорта, и прогулок и еще много чего. В результате – толстоватая мордочка, да еще и в очках.

Я и в школе физкультуру не любил и в университете – но там было проще. У нас учились же почти одни девчонки, только два парня. И нам преподаватель зачет ставил буквально из мужской солидарности.

Но в мечтах-то я другой. В мечтах я хожу в тренажерный зал и вообще супергерой, этакий российский Индиана Джонс. В мечтах я знаменитый автор, писатель, исследователь, у которого восхищенные поклонницы берут автографы. В мечтах у меня есть деньги, чтобы сделать операцию по коррекции зрения и снять очки. Но все это пока еще мечты – на моих древних цивилизациях и потешках для «Трех мишуток» много не заработаешь.

Кстати, об очках. Вообще-то у меня зрение минус 7, и поэтому меня не взяли в армию. Я не знаю, хорошо это или плохо. Родители радовались, что я не служу – папа особенно, который два года в стройбате отпахал.

А я сначала тоже радовался, а теперь как-то не очень. Мне сейчас даже это все где-то на самом деле нравится – армия, оружие, особая атмосфера. Праздничный парад я, например, каждый год смотрю на 9 мая и даже испытываю некий подъем и чувство гордости.

Но при этом я мальчик с филфака, воспитанный на идеях гуманизма и сверхценности человеческой жизни, которым сама идея убийства и войн противоречит в корне.  Вот такой вот парадокс. И все же иногда мне хочется сделать операцию на глаза и отправиться в армию.

Но вообще с трудом представляю, что мой привычный мир может измениться, и я окажусь вместо своей квартиры в казарме или буду бегать с полной выкладкой.

Так что пока я дома, со своим холодильником, забитым продуктами, Интернетом, диваном и любимыми книжками. А оружие в моем мире только то, что существовало тысячи лет назад.

Хотя мама как-то обмолвилась, что ей в свое время нравились только отслужившие в армии парни, и замуж она собиралась только за такого – мол, они к жизни лучше приспособлены.

Я ее слова запомнил – может быть, и в наше время девушка так же думают. Кстати, могу сказать, что девушки за мной не бегают, но я вообще-то тоже за ними не очень гоняюсь. Не знаю, как объяснить – наверное, комплексую, что мне им особо нечего предложить. Что у меня такого особенного есть? Внешность так себе, квартира папина-мамина, на работе я и раньше не особо много получал, а во фрилансе еще меньше. Я все думаю – вот что называются «стану богатым и знаменитым», займусь внешностью, тогда и буду личную жизнь устраивать.

А вообще я еще ни разу не встретил девушку, которая заставила бы меня захотеть изменить себя, похудеть, чего-то добиться. И испытать все то, о чем читал в книгах. Как шутит моя мама: «Найти человека, с которым легко и просто – непросто».

Мне нравились некоторые девушки, но ни одна – до безумия, до обожания, чтобы забыть обо всем. Но  мечтаю о ней, сказать по правде – девушке моей мечты. Она похожа внешне на Ассоль из «Алых парусов» Грина, душой  на Джейн Эйр, а умом – на мисс Марпл.

Но все реальные девушки никак не вписываются в мое представление о Прекрасной незнакомке. Я иногда думаю – если бы не прочел я свои бешеные тысячи книг, если бы не остались в моей голове образы Беатриче, Татьяны Лариной, Наташи Ростовой, Патриции Хольман и прочих прелестных литературных созданий, то давно бы я нашел свою любовь. Но нет, я как будто отравлен этим литературным ядом и не могу найти свою мечту.

Но своей мечты я не встретил еще, да и понимал, что если и встречу, то она на меня не позарится – пухлый и в очках. Однако, что это я прямо с утра о грустном… Я взял щетку, пасту и начал выдавливать пасту из почти пустого тюбика. Этот тюбик начал заканчиваться еще пару недель назад. Я давно купил новую пасту, которая лежит рядом, но сначала надо использовать остатки старой.

И каждое утро я надеюсь, что паста уже кончилось, и использованный тюбик можно выбросить в маленькое мусорное ведро, стоящее у меня в ванной, а он все не кончается и не кончается. Я уже даже не знаю, откуда там в нем паста, надоел он мне до невозможности, но выбросить тюбик, в котором еще есть паста – не могу.

Это такая бережливость, которую мне отец прививал. Он родом из деревни, и он очень бережно к вещам относится, и почти ничего не выбрасывает – нычит по углам разные остатки краски или обоев после ремонта, обрезки деревяшек, старые журналы, обувь, одежду. Мама с ним борется постоянно, но уж тут ничего не поделаешь. А она наоборот помешана на том, что в доме не должно быть лишних вещей. Иногда, пока папа не видит, она втихаря выбрасывает какие-то его хомячьи припасы, и что интересно, он потом про них и не вспоминает никогда.

Выйдя из ванны, я тут же завернул на кухню. Идиотские все же эти советские планировки – кухня, ванная и туалет всегда рядом. Моя мама, тонкая натура, если кто-то на кухне или в ванной, в жизни в туалет не пойдет, особенно если у нее большие планы.

Я насыпал молотого кофе в турку (терпеть не могу растворимый), налил фильтрованной воды из кувшина, размешал, включил газ и уставился в турку – тут уж не отойти, сразу убежит и зальет всю плиту. А мама далеко, мойку самому мыть придется.

Кстати, о маме. Они с отцом, узнав, что я уволился, просто впали в ступор. Ибо родители у меня старой закалки – а как же, мол, стаж, пенсия и все такое? К тому же, когда я окончил институт, они оба как раз сами выходили на пенсию, им исполнилось по 55 лет. Мама по возрасту, а папа из-за своего завода имел право на досрочную пенсию.  

И пока я учился, они с мамой все мечтали, как «выучат меня», и я найду хорошую работу. И тут они оставят меня в городской квартире, а сами уедут на свою обожаемую и обустроенную дачу в Карелии, на которой давно уже жила мамина мама, бабушка Вера.

А я тут в Питере буду сам себя обеспечивать, платить по счетам (которые, некстати сказать, растут прямо в какой-то чуть ли не геометрической прогрессии ежегодно). Так оно и вышло.

Родители порадовались, с легким сердцем вышли на пенсию -  им, мол, много в глуши не надо, да и накопили они кое-что. Папа работал инженером на крупном заводе, серьезные заказы шли даже в голодные 90-е – сумел и дачу всерьез обустроить и денег скопить.

Да и мама у меня молоток – она преподавала английский в школе рядом с домом, а как вышла на пенсию поразила мое воображение – освоила «Скайп» и начала видео-уроки давать – это в 59-то лет!

Интернет я им давно на даче обеспечил: модем 3G –великая вещь. Скорость не хуже, чем в городе, и проблем особых нет. Правда, у них там осенью и весной часто шторма и ветер сильный, часто провода обрывает, и света нет, но через 2-3 часа все обычно восстанавливают.

Они в это время обычно зажигают свечи и играют втроем с бабушкой, например, в «Эрудит», купленный в каком-нибудь махровом 1978 году в Гостином дворе. Причем, хотя и мама, и бабушка учителя-филологи, выигрывает всегда технарь-папа.

А я живу теперь в нашей трехкомнатной квартире совсем один, родители приезжают не часто, разве что к зубному сходить или по театрам-музеям пройтись. Я у них бываю намного чаще, чем они у меня.

Кофе все никак не желал вскипать, и я уныло смотрел в медную турку, дожидаясь, когда начнет подниматься густая черная шапка пены – тут главное уловить момент и вовремя выключить – чтобы он и не убежал, но и успел подняться.

Чтобы не терять времени, решил пока достать чашку и сахар. Я взял из шкафа любимую большую чашку с орнаментом в виде меандра, которую мне родители привезли из Греции.

Мне за мою недолгую жизнь передарили кучу именных чашек с надписью: «Саша» - особенно плохо с фантазией было у одноклассниц в школе, когда они вручали подарки на 23 февраля.

А я терпеть не могу этой пошлости, и подарочные чашки оставлял на первом этаже в парадном - есть у нас там столик, куда все соседи стаскивают ненужные вещи и там же ищут себе что-то полезное, оставленное другими. Так что в нашем 14-этажном доме-«точке» поголовье «Сашиных» чашек превышает норму.

Кстати, этот столик достаточно забавный. В основном там ничего ценного нет – только то, что продавать намучаешься, а выбрасывать жалко: старые пластинки, книги, детские вещи, иногда пустые стеклянные банки. Маменька моя, будучи в городе, если их видит, то тут же рачительно забирает – она у меня мастер по заготовкам и банок им с бабушкой всегда не хватает.

А еще мы всей семьей не можем видеть выкинутыми книги, и тащим их в дом, причем все подряд. При этом у нас и своя прекрасная библиотека – все стены в книгах, и дома и на даче.

Когда я отвернулся за чашкой, кофе, как водится, убежал. Чертыхаясь, я налил воды на плиту, чтобы гуща не присохла – потом помою, и отправился в кабинет.

Пока я не уволился с работы, много курил – начал еще на филфаке. И в университете, и на работе курилка была способом коммуникации, без нее никак – все новости узнавались именно там. А вот дома можно обойтись и без сигарет. Однако, когда столько лет начинал утро с кофе с сигаретой, отвыкнуть тяжело, но вроде бы у меня пока получается. Сейчас вместо сигареты пью «кофе с Интернетом», как я это называю.

Вот и сейчас я взял свою огромную чашку с кофе и отправился в кабинет, включил компьютер и начал утро – проверка почты, новости, лента в Контакте.

С Интернетом у меня сложные отношения. Не в том смысле, что я с трудом его осваиваю, наоборот. У нас дома Интернет уже давно, сначала по диалапу был, потом уже провели выделенную линию. Ну и я с детства в сети. Сначала смотрел мультфильмы, потом стал играть в игрушки, потом завел свой почтовый ящик.

Затем начал на форумах всяких регистрироваться, аську поставил, позже  скайп. Потом пошли социальные сети – в Контакте, Живой Журнал. И я иногда чувствую, что уже голова пухнет - все пароли держать и вспоминать, кто я и где. И еще бесит, что всех, кто тебе важен или кому ты интересен, в одно место не собрать.

Форумчане с игрового форума не  реагируют на ссылку на твой ЖЖ – им с тобой удобнее на форуме общаться.  В Контакте собрались все реальные знакомые, которые не реагируют на ссылку на форумы и в ЖЖ. Каждый выбрал себе что-то одно (и это правильно). Но так хочется их вместе собрать, и одно и то же повторять не охота.

 Иногда вообще бывает забавно.  Я как-то кинул ссылку на свой сайт в сообществе на Мейл.ру  - так мне несколько знакомых людей написали, что они по подозрительным ссылкам не ходят – потому что там при выходе стоит предупреждение – вы переходите на подозрительную страницу. Так и сидят некоторые годами на одном ресурсе.

А вообще, мне родители рассказывали, что в СССР информационный поток был практически единым — все смотрели 1-2 телевизионных канала, читали одни и те же газеты и журналы, слушали радио «Маяк».

Когда выходили новые фильмы, книги, песни, о них тут же узнавала вся страна. А в наше время люди могут существовать в абсолютно разных инфо-потоках. Один смотрит ТВ, другой все дни проводит в Интернете. Один слушает радиоточку на кухне, второй выбрал любимую станцию на коротких волнах.

Существует масса каналов, журналов, сайтов — и так как одному человеку невозможно освоить всю ту информацию, он пользуется только «избранным». Конечно, основные события в мире узнает каждый — все СМИ так или иначе отобразят их. Но порой соседи вдруг узнают, что живут в параллельных реальностях.

Особенно сильно этот разрыв проявляется у разных поколений. Если раньше один и тот же фильм смотрели и стар и млад, то сейчас молодое поколение живет в другом потоке. Дальше все будет еще хуже - список СМИ увеличивается с каждым днем.

Обилие информации и возможность выбрать самое лучшее и интересное — это, конечно, очень здорово. Но иногда мне кажется, что родителям было проще – по крайней мере они испытывают ностальгию по тем временам, когда все смотрели одновременно один и тот же фильм, а на другой день бурно обсуждали его — всей страной.

Я открыл свой почтовый ящик, писем нет. Пробежал глазами строчки новостей - читать не хочется. В Контакте несколько интересных анонсов событий в городе. Надо будет сходить на бесплатный органный концерт – не то что бы я сильно люблю классическую музыку, но орган – это прекрасно. Тем более бесплатно.

Я быстро прочитал все самое интересное, а кофе еще не кончился, работать пока не хочется, хотя дел на сегодня очень много - надо выдать на-гора кучу статей во все мои «прикормленные места». Вообще работа на самого себя заставляет трудиться от зари до зари – в отличие от работы в офисе. Я поработал сам, пообщался с одноклассниками и одногруппниками, даже с разными иностранцами в Интернете и пришел к странным выводам – что на работе в офисе мало кто работает с таким темпом и отдачей, как на фрилансе.

Тут все упирается в то, что если ты работаешь на самого себя, то не можешь себе позволить расслабиться. В то время как люди, которые получают стабильную зарплату, в этом плане как раз очень расслаблены. Они могут иногда и кофейку попить и в игрушки невзначай поиграть на рабочем месте – зарплата-то капает в любом случае.

А вот фрилансерам приходится работать часами без перерыва – ибо это тебе не в офисе на казенном чае с печенюшками сидеть и знать, что два раза в месяц тебе точно перечислят зарплату.

Я недавно читал какое-то американское исследование. Так доказывали, что человек в современном офисе на работу тратит 10 минут в час. И это причем хороший такой результат, продуктивный - целых 10 минут. Потому что тех, кто тратит меньше 10 минут - гораздо больше. Остальное время офисный работник ходит туда-сюда, пьет чай, перекуривает, раскладывает пасьянсы, сидит на форумах в Интернете, читает новости, анекдоты и так далее.

Если же он тратит минут 20-30, я так понимаю, то делает бешеную карьеру - на фоне лени 90% офисных работников.

Но не только в офисах все плохо. У меня одногруппница в аспирантуру подалась и периодически рассказывает о научном мире. Меня поразило то, что там люди тоже не только наукой занимаются, но и вовсю интригуют, кляузы строчат, заседания ни о чем устраивают.

Как-то даже порой очень страшно жить. В мире, в котором все такие ленивые. Зато в нем сделать карьеру действительно просто - трудись не 10 минут в час, а 30 и будет тебе счастье.

Правда, я тружусь намного больше, но карьеру как-то особую так и не сделал. Вот и сегодня мне предстоит написать, помимо мелочевки, статью о тайнах стены Плача в Израиле. Казалось бы, такая очевидная и всем известная тема – все видели не раз ее фотографии, а там вообще удивительнейшие вещи по моей теме выясняются.

Ладно, пока лень про это думать, еще рано работать. Надо проверить, что там на моем собственном сайте, который я завел пару лет назад. Я уже говорил, что мне иногда мои же статьи присылают, которые сперли в Интернете. Я поискал в сети - некоторые из этих сайтов очень даже посещаемые, хотя и состоят полностью из ворованных газетных статей.

Я подумал – а что мне мешает самому зарабатывать на своих же статьях? Почему бы мне самому не выкладывать их в сети? В результате моя бывшая одноклассница Машка сделала мне сайт, показала, что да как, научила, и теперь я все свои статьи еще дублирую и в интернете. И у меня даже есть английская версия - язык-то я знаю прилично, спасибо маме.

Еще сделал на сайте страничку с биографией и фотографией и контактами – мол, присылайте интересные факты и информацию. И даже номер счета указал – мол, если вам нравятся статьи, вы можете помочь автору, перечислив на счет такой-то. Но пока еще никто и копейки не перечислил.

Правда, и посещаемость не сайте не очень большая, потому что в Интернете свои сложности – так как мои статьи уже вышли в газете, а потом другими выложены на их сайтах, то поисковые системы считают, что у меня плагиат и показывают мой сайт в последних рядах.

Даже обидно. Я писал, старался, а кто-то просто украл, а теперь на мне зарабатывает, а я, оказывается, теперь вторичен по отношению к самому себе. Сначала я возмущался, а потом привык – все же сайт не главное мое дело. Но все же какие-никакие деньги он приносит – от рекламных баннеров - хоть и мелочь, а приятно. Да и времени много не занимает, максимум час в день я на него трачу.

Правда, приходится еще вести его паблик в Контакте, выкладывать там всякие интересные факты из статей. Интересный, кстати, момент. Я заметил, что массовое человеческое мышление свелось в XXI веке к возможности осознать всего 2-3 предложения с картинкой. 

Вот, скажем, статью свою пиарю, всем лень даже по ссылке пройти. А когда выдираю из нее короткий факт  с фоточкой - сплошные лайки в Контакте и в ЖЖ. А ведь в статье об этом же написано лучше, подробнее, интереснее, развернутее, круче. Но людям это не интересно. Иногда мне кажется, что два предложения и фото - объем мозга человека XXI века. И это при том, что Интернет таит безграничные возможности.

Но люди предпочитают часами сидеть в глупых пабликах, устраивать сетевые разборки и впитывать информационный мусор, про который завтра никто не вспомнит. И вместо того, чтобы становиться умнее и лучше, тупеют и все больше погружаются в сетевую реальность.

Я когда посмотрел нашумевший фильм «Аватар» Джеймса Камерона, задумался над одним моментом - главный герой на минутку выходит из аватара, быстро что-то ест, его спрашивают - ты когда в последний раз был в душе, а он быстрей-быстрей торопится обратно. У него все мысли и чувства там, ему реальность уже не интересна – потому что в ней он несчастен. А в аватаре он супергерой с бурной личной жизнью.

Я думаю, это у режиссера это был такой намек на уход в виртуальную реальность, в созданные образы. И что интересно - в конце у героя уже полный уход в эту реальность, стопроцентный. Возможно, это некое предвиденье.

Недавно даже писал статью на эту тему - как мы будем выглядеть в будущем. И вот по версиям некоторых ученых, например, американского футуролога Рэймонда Курцвайля, в будущем виртуальные образы будут повсюду.

Процессоры станут так малы, что поместятся в тканях одежды. Вместо монитора будут использоваться очки или контактные линзы. Всех людей объединит сеть наподобие Интернета, и реальность навсегда смешается с виртуальностью.

Люди будут создавать себе образы, которые можно бесконечно изменять и модифицировать. И сами решать, что именно можно показать окружающим. Я так думаю – жутковатое будущее. Нам даже умываться то не надо будет – все равно окружающие-то увидят нас стройным и красивым. Ну или пушистым динозавром в веселенькую расцветочку.

Я заглянул на свой сайт, все работает, опять самая популярная статья – про то, что теория палеоконтактов родилась в СССР. Она о том, что в свое время в СССР чуть было не признали официально теорию палеоконтактов или палеовизитов, как ее тогда называли. Точнее, именно советские ученые ее и запустили в массы. Статья большая, но постоянно вызывает большой интерес.

Я там в статье расписал все «от и до», что началось все с отца космонавтики Константина Циолковского. Именно он первым среди исследователей поднял эту тему - еще в начале XX века он рассуждал о других планетах, о возможных населенных мирах, к которым полетят люди.

В своей работе «Воля Вселенной» он писал: «Ранее никто не допускал возможности небесных сношений, в особенности путешествий вне Земли. Поэтому устанавливалось мнение, что они невозможны. А если так, то все факты, доказывающие эти сношения, если они и были, беспощадно отрицались людьми науки».

Действительно, возможность посещения Земли представителями каких-либо других цивилизаций тогда никому не приходила в голову - потому, что люди не представляли, что могут летать на самом деле. Однако, когда появились самолеты, многие начали задумываться о полетах в дальний космос, и о том, что на других планетах возможна разумная жизнь.

В 1930 году в советском журнале «Вестник знания» появилось письмо-вопрос анонимного читателя: «Если во Вселенной, без сомнения, есть и более развитые культуры, нежели земная, то почему Землю до сих пор не посетили жители иных миров?».

Редакция попросила прокомментировать этот вопрос авторитетных советских ученых. Известный ученый и популяризатор науки Яков Перельман заявил, что подобное посещение представителями других цивилизаций маловероятно.

Зато Циолковский заметил: «В нашем распоряжении только факт непосещения Земли в течение нескольких тысячелетий сознательной жизни человечества. А прошедшие и будущие времена!..»

Профессор Николай Рынин высказался вполне определенно: «Утверждение, что жители иных миров не посещали нашей планеты, действительно подтверждается официальной историей всех стран.

Однако, если мы обратимся к сказаниям седой старины, то заметим странное совпадение в легендах стран, разъединенных между собой океанами и пустынями. Это совпадение заключается в том, что во многих легендах говорится о помещении земли в незапамятные времена жителями иных миров. Почему не допустить, что в основе этих легенд лежит какое-либо зерно истины?».

Профессор Рынин многие годы собирал в мифах всех времен и народов любые упоминания о полетах – а затем опубликовал в многотомной энциклопедии «Межпланетные путешествия».

Я нашел в интернете эту книгу в отсканированном виде и был поражен - и объему проделанной работой и тем фактам, которые он собрал. Во многих источниках говорится о том, что еще в глубокой древности люди умели летать. Вот, например, отрывок из «Рамаяны» - древнеиндийского эпоса, созданного в незапамятные времена.

«Я и Эатайюс, соперничая в безумном честолюбии и стремясь ко всемирной славе, взлетели в пространство. На вершине Кайлазы, в присутствие судьи, мы побились об заклад, что полетим по пути солнца до вершины Асты. Вылетели мы в путь одновременно. На земле под собой мы видели один за другим города, которые казались не более колес повозки.

Много раз слышалась музыка и прекрасное пение. Мы видели поющих женщин, одетых в красное.  Преследуя солнце, мы быстро пронизывали пространство. Леса под нами походили на ковры из дерна.   Горы казались нам рассыпанными камнями, реки — как ремни, опоясывающие землю.

Гимават, Виндия и сам Меру — гигантские горы — казались слонами, находящимися в болоте».

Здесь поражает точность деталей в описании – именно таким видится наш мир с высоты.

Но несмотря на то, что авторитетные ученые не отрицали возможности посещения Земли инопланетянами, все же объектом научного изучения палеоконтакты в то время так и не стали. Во многом, конечно, этому мешало то, что перед учеными в СССР стояли совсем другие задачи – более жизненные, и вопрос пришельцев в прошлом мало кого интересовал всерьез. Затем началась Отечественная война, после которой еще долгое время всем было не до этой проблемы.

Однако еще в 1945 году знаменитый писатель-фантаст Александр Казанцев выдвинул предположение о том, что Тунгусский метеорит был в действительности космическим управляемым кораблем, который взорвался в результате ядерного взрыва. А позже Казанцев стал утверждать, что само человечество появилось в результате посещения планеты представителями других цивилизаций.

Правда, он заявлял об этом не в научных статьях, а в фантастических произведениях. Но его идеи находили отклик и в научном мире, потому что Казанцев рассказывал в своих книгах о реально существующих научных загадках, например, в романе «Фаэты» он выдвигал свою версию гибели планеты Фаэтон  – исследователи уже давно бились над ее загадкой.

Еще в 1598 году немецкий астроном и математик Иоганн Кеплер утверждал, что в Солнечной системе не хватает одной планеты между Марсом и Юпитером. В конце XVIII  века немецкие ученые  И. Тициус и  И. Боде  обнаружили, что расстояние планет от Солнца  можно выразить в геометрической прогрессии - 0,4-0,7-1,0-1,6-2,8-5,2. 
Однако пятой планеты на нужном расстоянии не было найдено. Зато на ее месте находилось множество астероидов и крупных осколков, которые двигались по общей орбите. Было выдвинуто предположение, что на этом месте находилась планета, получившая имя Фаэтон, которая взорвалась по неизвестной причине. 

По версии Казанцева, таинственная планета погибла из-за ядерного взрыва, случившегося во время войны между ее обитателями, причем несколько ее обитателей очутились на Земле и стали прародителями людей.

Интересно, что «благословил» писателя на создание «Фаэтов» Нобелевский лауреат Нильс Бор, который в начале 60-х годов приезжал в Москву. Казанцев во время встречи физика с московскими писателями задал тому вопрос - может ли взрыв сверхмощного ядерного устройства вызвать взрыв всей планеты?

Нильс Бор ответил так: «Я не исключаю возможности такого взрыва. Но если бы это и было не так, все равно ядерное оружие надо запретить».

Казанцев писал в своих мемуарах: «Ответ Нильса Бора оказался тем толчком, который побудил меня написать трилогию "Фаэты", где высказана гипотеза о том, что человечество может происходить от космических переселенцев, в силу обстоятельств не вернувшихся на родную планету".

Писатель в этом романе озвучил и по-своему интерпретировал и другие действительно существующие загадки – упоминание в древнеиндийских эпосах о летающих колесницах и таинственном оружии, загадочные японские статуэтки, напоминающие космонавтов, таинственные боги инков и ацтеков.

Можно было бы считать все это фантастикой, но сам Казанцев был убежден в том, что в прошлом на нашей планете побывали внеземные гости. В 1984 году во время интервью ему задали вопрос, верит ли он в то, что что звездные пришельцы бывали на нашей планете?

Писатель высказался однозначно и определенно:

«Я не понимаю такой постановки вопроса: верить – не верить! Я просто знаю: они были. Знаю, так как имею решающие доказательства. Теперь необходимо, чтобы наука не отмахивалась от «курьезов» природы и истории, а занялась обстоятельной разработкой не только радиоастрономического, но и исторического направления поисков».

Однако именно с историческим направлением поисков и были проблемы. Теория палеоконтактов почему-то вызывала живой интерес у представителей точных наук и совершенно игнорировалась гуманитариями – историками и филологами, хотя именно в различных устных и письменных древних источниках имеются описания посещения Земли представителями развитых цивилизаций.

Как написал известный советский ученый-филолог, исследователь теории палеоконтактов Юрий Морозов: «Причина была проста. Исторические науки всегда имели дело исключительно с земными явлениями, и даже начало космической эры не поколебало сосредоточенности этих наук на сугубо "домашних" вопросах. Таким образом, ситуация сложилась парадоксальная: проблема палеовизита сформулирована, ее научная актуальность достаточно очевидна — а исследовать проблему в конкретно-историческом плане вроде бы некому».

А вот физики пытались как раз исследователь теорию палеоконтактов. Доктор физико-математических науки Матест Агрест был уверен, что Землю посещали пришельцы. Причем доказывал он это именно с помощью точных наук – изучал строение тектитов, утверждая, что они образовались в результате ядерного взрыва.

Также Агрест поднимал вопрос – почему в древних источниках так много говорится о явлениях, которые были открыты совсем недавно? Например, в древних легендах есть точные сведения о спутниках Марса, открытых только в XIX веке.

Физик подготовил статью, в которой поднимал эти вопросы, для публикации в сборнике «Доклады Академии наук СССР». Его научным куратором был Игорь Курчатов, который порекомендовал Академии наук труд Агреста.

Однако, внезапная смерть Курчатова помешала этой публикации. А после научное сообщество посчитало эту гипотезу слишком смелой (имена ученых, запретивших эту публикацию, вряд ли кто-то теперь даже вспомнит – так как ничем особенным они не прославились и ничего не открыли). Тогда Агрест отправил свой труд в «Литературную газету», и 1960 году там вышла его статья под названием «Следы ведут в космос?»

Так как после смерти Курчатова Агрест остался без авторитетной поддержки, его публикация была очень холодно встречена учеными. Зато западная пресса тут же перепечатала труд Агреста, после чего теория палеоконтактов стала излюбленной темой западных исследователей, первый среди которых Эрик фон Дэникен.

Впрочем, в СССР из-за железного занавеса Деэникен был мало известен (хотя позже в Советском Союзе с большим успехом прошел его фильм «Колесницы богов»), и поэтому у нас какое-то время теорию палеовизитов пытались изучать с научной точки зрения.

Труд Агреста был все же напечатан в сборнике «На суше и на море», и редколлегией было отмечено, что: «Гипотеза Агреста, вне зависимости от отношения к ней, построена на материалистической основе и заслуживает внимания».

В советских газетах и журналах начали появляться статьи, посвященные теории палеовизитов.

Занимался этой теорией геолог Владимир Авинский – и не случайно, ведь именно геологам приходится сталкиваться с загадками прошлых времен, например, находить в пластах угля, которым миллионы лет, загадочные предметы.

В 1981 году издательство «Наука» выпустило сборник «Поиск внеземных цивилизаций» со статьей востоковеда Игоря Лисевича «Древние мифы глазами человека космической эры». Исследователь задавал вопрос  - почему в древних китайских источниках имеются описания существ, очень похожих на роботов, а также загадочных серебристых повозок, которые могут летать?

Вопросам таинственных летающих колесниц были посвящены и статьи харьковского инженера Владимира Рубцова, печатавшегося в «Технике – молодежи». Например, в своей статье «Астравидья – миф или реальность?» он с технической точки зрения рассматривал летающие колесницы из древних индийских эпосов и утверждал, что это описание механизмов.

Рубцов сотрудничал с филологом Юрием Морозовым, который также изучал палеовизиты. В начале 1991 года в популярной серии «Знак вопроса» вышла работа Юрия Морозова «Следы древних космонавтов». В ней он рассказывал о истории изучения палеоконтактов и о тех проблемы, которые стоят перед исследователями.

Работа кончалась на оптимистической ноте – ученый утверждал, что создана инициативная группа, состоящая из ученых нескольких стран, готовится выпуск «Журнала палеовизитологии»,  и исследование палеовизитов встанет на научные рельсы.

Но… вскоре развалился СССР, научное сообщество все эти годы переживает множество серьезнейших проблем, и вот уже много лет ученым  не до пришельцев с далеких планет, когда-то оставивших следы на Земле…

 

И еще один грустный момент. Когда я в 2013 году работал над этой  статьей, то написал письмо Владимиру Рубцову – нашел его адрес в сети. Долго ждал его ответа, а потом выяснил, что он умер буквально за пару месяцев до этого…

Когда я писал эту статью, то считал, что на земле просто побывали некогда инопланетяне, оставившие следы. Сейчас-то я уже уверен, что у нас были свои очень развитые цивилизации в прошлом. И следы этого прошлого теперь видны повсюду, например, в той же Библии.

Я опять посмотрел, что происходит на сайте – народ сегодня бурно обсуждал статью про «Жезл Бога». Это загадочный жезл пророка Моисея, с помощью которого он творил всякие чудеса. Я утверждаю в этой статье, что на самом деле – этот жезл совершенный прибор или инструмент, до которого наша наука еще не дошла и доказываю это.

Народ пробился, уже несколько месяцев статью эту вовсю комментируют, ссылки на нее повсюду кидают, свои версии выдвигают. Продолжения ждут, ибо я пообещал еще рассказать подробности, о которых пока никто не знает. Но у меня все времени нет расписать поподробней.

Посмотрев, что да как на сайте, я решил со скуки зайти в папку «Спам», куда заглядываю вообще очень редко – что там может толкового, только письма с заголовками: «Для вас маркетинг под ключ!», «Как создать свой сайт без денег», «Как заработать в Интернете 6 тысяч в день» ну и, конечно, «Лучшие знакомства в сети». Слава богу, весь этот спам в предназначенное ему место сразу и валится. Но очень редко нормальные письма с незнакомого ящика все же попадают в эту папку, поэтому иногда я все же туда заглядываю.

Однако в этот раз в спаме все было скучно – все те же «маркетинги под ключ» и «массовые рассылки для вашего бизнеса». И еще куча писем на английском из серии: «This is a Final reminder that Your Reward voucher is still awaiting delivery in our transit point London». Ну в общем, обычный лохотрон – вы выиграли в лотерею или получили наследство – пришлите денег, и все получите. И адреса все как на подбор совершено идиотские, типа lucastoyarka97@net.co.uk

Я выделил галочкой все эти письма, собрался нажать на удаление и в самый последний момент заметил нечто странное – в заголовке одного письма c не менее идиотским адресом terimeg1098@tedata.net.eg  было указано мое настоящее имя - Mr. Alex Efremof и тема письма «Ancient artifact»

Я с удивлением открыл письмо. Конечно, раньше мне писали поклонники моих статей, но чтобы на английском – такое впервые. Я открыл письмо и начал читать – оно было написано на очень плохом английском.   

«Мистер Ефремов!

Вы удивитесь, получив это письмо, но прошу вас поверить мне. Меня зовут Саид, но это ненастоящее имя. Имя не важно, ибо слово лишь туман. Но это очень серьезно. Я не могу сказать всего. Но это имеет значение для всей Вселенной. Речь идет о древнем артефакте - жезле Моисея, как вы его называете. И о террористах, которые охотятся за ним. И вы должны быстро, очень быстро, приехать в Египет, в город Хургада. Есть самолет из вашего города сюда. Купите билет. На ваш счет я перевел три тысячи долларов. Когда прилетите, напишите сразу же ответ на этот адрес. Я не могу из-за сохранности себя сказать все. Нужна безопасность, поэтому все скажу потом. И никому не говорить о письме. Это важно, очень важно. Жду вас срочно. Нужна ваша помощь. Саид».

Прочитав письмо, я впал в ступор. На спам вроде совсем не похоже, но все же сплошной бред. Однако что-то все же меня в нем зацепило, что-то такое необычное, интересное. Я посмотрел на дату – письмо было отправлено вчера. Даже странно, что я заглянул в папку со спамом сегодня – оно могло там проваляться еще месяц, а потом все письма стираются оттуда автоматически.

Я понимал, что это письмо бред – тем более, что если бы мне пришли деньги на счет, то я получил бы извещение в электронной почте, а ничего подобного не было. Я даже вошел в свой Интернет-банк  – нет, никаких переводов, последний был неделю назад – перечислили декабрьские гонорары за статьи.

Я скопировал кусочек текста и погуглил – возможно, кто-то уже получал подобный бред и теперь у себя на сайте раскрывает схему мошенничества. Но поиск выдал, что ничего подобного в интернете нет. И адрес этот совершенно не известен.

Так ничего не поняв и не решив, я закрыл загадочное письмо, открыл вордовскую страничку и начал писать заметочки «ради денег». Я управился за пару часов и собрался писать статью о Стене Плача, про которую   давно собираю материал.

Известно, что Стена Плача – это остаток храма Соломона, построенного еще до нашей эры. Его разрушали, отстраивали, снова разрушали. Стена Плача сейчас - культовое место, где молятся иудеи и оставляют записочки Богу. А я однажды увидел фотографию тоннелей в окрестностях Стены Плача изнутри и был просто ошарашен. На самом деле она уходит далеко под землю. И самое удивительное тут то, что наверху она сложена такой простенькой примитивной кладкой. А вот в основании ее, созданном много-много веков назад, лежат огромные цельные блоки удивительной точности обработки.

Такие же многотонные блоки, удивительно ровные и тщательно отполированные, имеются и в других местах, например, в ливанском Баальбеке, в храме Осириса в Абидосе, еще во множестве древних городов и сооружений.

Они выглядят как очень качественный бетон - причем даже сейчас не делают бетонных блоков такого огромного размера. При этом под Стеной Плача имеются тоннели, экскурсии по которым ограничены. И что всего интереснее – под этими блоками виднеются еще более древнее основание, но туда вход запрещен уже всем.

Мне надо было собрать всю эту информацию в статью, но я никак не мог сосредоточиться. Это письмо тревожило меня, манило. Оно что-то как будто обещало. Мне совсем не хотелось написать о нем в ЖЖ, хотя я часто цитировал там всякие комические письма или комментарии.

Все же я заставил себя и начал писать статью и постепенно так увлекся процессом, что напрочь забыл о странном письме. Я полностью погрузился в историю Станы Плача, в загадочные блоки и прочие иерусалимские загадки. И вдруг раздался звуковой сигнал о пришедшем новом письме.

У меня почему-то сразу екнуло сердце и прошел холодок внутри –предчувствие говорило мне, что это что-то важное и связанное с египетским письмом. И точно – в почте было сухое извещение о том, что на мой счет  поступили 3000 долларов США.

Я смотрел на это извещение и понимал – письмо из Египта настоящее, это не какая-нибудь разводка. В Интернете и вообще в нашем мире существуют миллионы способов обмануть тебя и выманить деньги, но вот чтобы деньги давали тебе – это просто нереально.

Значит, действительно кому-то нужна моя помощь. И, значит, надо ехать. Но нюанс еще был в том, что я никогда в жизни не был за границей. Загранпаспорт меня родители заставили сделать, но он так и пылится в коробке с документами, хотя они меня постоянно соблазняли разными заграничными морями.

Я вообще человек тяжелый на подъем – мне бы завалиться на диван с книжкой и бутербродом с колбасой и больше вообще ничего в жизни не надо.

Мама полушутя, полувсерьез меня ругает, что я не честолюбивый, что меня никто не полюбит, что я всю жизнь так и проваляюсь на диване с бутербродами.

Но на самом деле, по-настоящему, я не хочу путешествовать по совсем другой причине.

И если бы не было этой причины, я бы со своего дивана давно сорвался и отказался бы даже от бутербродов с колбасой.  А причина в том, что меня не привлекает то, что доступно всем – поездки в места, в которые можно просто пойти и купить путевку.

Мне нравится совсем другое, путешествия, связанные с профессиональным долгом или каким-то настоящим делом. Одно дело – приехать на море и целый день валяться на пляже, сатанея от безделья. И совсем другое – приехать, например, в экспедицию по подъему затонувших кораблей с сокровищами. Можно купить тур в Антарктиду, но это совсем не то, что просидеть там полгода, занимаясь научными исследованиями.

Можно купить билет до Камчатки и любоваться тамошними красотами, но гораздо интереснее изучать там всерьез ареал обитания медведей.

Или как я недавно прочел в новостях – двое питерских этнографов на год отправились на Ямал, чтобы кочевать вместе с ненцами-оленеводами.

Таких примеров настоящих путешествий-исследований можно привести море. И именно поэтому мне не нравится путешествовать – куда я могу отправиться, только разве что в трехзвездочный отель в Турции.

И поэтому египетское письмо меня зацепило. Это путешествие настоящее – меня зовут не на пляже валяться, а спасать мир. Или как там в письме? Аж всю Вселенную.

Я открыл «Скайп», чтобы позвонить своей однокласснице Машке – вот она как раз бешеный фанат путешествий, объехала чуть ли не весь мир. Причем частично за копейки – то она вписывается волонтером, то находит каких-то людей в интернете, у которых можно бесплатно переночевать - я бы лично в жизни не рискнул на такое. А ей запросто, удивительно безбашен… то есть, я хотел сказать отважная девушка.

Машка почти всегда была онлайн, ибо она может обходиться без еды, без воды, ночевать на лавочке, но без Интернета она никуда. Ибо Машка – программистка и всегда должна иметь возможность выйти в сеть.

Сейчас она где-то в Индии – она вообще-то бешено увлекается йогой и регулярно ездит в какие-то ашрамы, к каким-то сверхпродвинутым гуру.

Я не стал ей звонить, чтобы поберечь трафик, а напечатал текстовое сообщение. И она тут же ответила удивленным смайликом -  я не так часто с ней связываюсь.

Я быстро напечатла:

- Машка! Скажи, если у меня есть три тысячи  долларов, то как мне проще и быстрее всего попасть в Египет?

- Интересно, откуда это у тебя три штуки? – чисто по-женски вопросом на вопрос ответила Машка.

- Неважно.

- Родители что ли подогнали? В честь увольнения с работы?

- Ну что ты пристала? Мне надо срочно лететь в Египет.

- Однако кучеряво ныне живут авторы каких-то дурацких статей в дурацких газетах…

- Машка! Не зли меня! Мне некогда.

- Ладно... Поезжай просто через турфирму. Можешь зайти в «Путевочку» на углу Искровского. И покупай любой горящий тур – их сейчас много, так как не сезон. И рейсов мало в Египет, тебе дешевле и проще и удобнее будет не своим ходом отправиться, а через них – потому что самолет чартерный, а там тебя встретят в аэропорту, довезут до отеля, поселят в номере.

Если своим ходом поедешь – за тот же самолет в два раза больше заплатишь, а в аэропорту тебя таксисты надурят, это сто процентов. Ты ж у нас торговаться не умеешь, а у них на этом вся система жизни строится. В общем, просто покупай тур и все.

- Ну ок, я все понял. Спасибо большое, пока!

- Погоди, погоди – ты туда надолго? На связи будешь?

- Да нет, на недельку всего. Интернет поищу.

- Ищи отель с Интернетом. Если не будет – заходи в кафешку с бесплатным вайфаем, их там много. Просто заказывай что-нибудь, хоть чай или кофе, и пользуйся. Но скорость там медленная, сразу говорю.

- Ага, спасибо! Давай, пока.

Я закрыл «Скайп» и начал искать турфирму на карте и ее сайт. Интересно, не накрылась ли она – в связи с бурным кризисом в туристической сфере. Сейчас множество турфирм позакрывалось, но «Путевочка» все же работала – по крайней мере, судя по сайту. Я решил, что не буду тратить деньги на телефонные разговоры, проще сходить и самому все узнать.

Я вышел из дома, добрался сначала до магазина, где стоял банкомат, снял деньги с карточки, а потом, ощущая их приятную тяжесть во внутреннем кармане, двинул в турфирму. 

Турфирмой оказалась маленькая комнатушка, в которой сидела одна девушка. На стенах висели рекламные листовки с турами. Я увидел объявление: «Вся Европа за 7 дней на автобусе». Я усмехнулся – интересно, что там за семь дней можно увидеть? Они бы еще написали - вся Европа за 2 часа на вертолете.

Поздоровавшись, я озвучил свои требования, девушка залезла в базу данных, долго искала, задавала наводящие вопросы – на какой срок я лечу, сколько мне требуется звездочек от отеля и наконец сказала:

- Есть тур с вылетом через два дня, в пятницу, отель простенький, без претензий, но хороший, на первой линии.

Я наивно поинтересовался:

 – А что значит на первой линии?

Девушка очень удивилась, что в наше время водятся такие мало информированные личности и поведала мне, необразованному:

- Это значит, что отель находится на самом берегу моря. Вылет послезавтра утром в 7.25. На семь дней. Питание – завтраки и ужины, доставка из аэропорта и в аэропорт. Кстати, оплата визы не нужна, с 15 января ее отменили до весны – из-за роста курса доллара. Ну как?

Я решил, что это то, что надо, и сказал, что покупаю тур.

Девушка велела отдать ей загранпаспорт и начала заполнять договор, а я думал: «Что я делаю? Вот так сорваться куда-то, на какие-то подозрительные деньги, по какому-то сомнительному письму?»

Девушка тем временем распечатала бумаги, я как-то сомнамбулически подписал их и отдал деньги, не переставая размышлять о том, что делаю какую-то глупость.

Девушка сказала, что билеты и ваучер на отель и трансфер будут готовы за день до вылета.

Я поблагодарил и распрощался, после чего так же задумчиво отправился домой, выбирая место посуше среди огромных январских луж.

На доске объявлений у входа в дом увидел шедевр:

«Английский язык. Научу вашего ребенка говорить с русского на английский». Пожалел, что нет с собой ручки - приписать - сначала научись говорить с русского на русский.

Все-таки тяжело нам, филфаковским, жить. А уж в интернет-то выходить как страшно…

Дома я сел за компьютер, проверил почту – мне прислали кучу заказов на сегодня. Похоже, опять моя основная статья сегодня не увидит свет – надо разгребать текучку.

Целый день я строчил пулеметными очередями заметки и проходные статьи. А еще надо было наделать разных заметок впрок, ведь меня не будет больше недели. Мне некогда было даже подумать о том, что меня ждет, я искал в интернете информацию и писал одно за другим.

Свежие новости, факты, заметки обо всем подряд – кто на самом деле нарисовал рисунок из «Титаника», «Почему Леонардо да Винчи был одиноким», «Что означает клич пиратов "Йо-хо-хо"?», «Для проекта Марс отобрали пятерых россиян» и прочие забавные и познавательные штуки.

Я работал в бешеном темпе, даже ел быстро на ходу – давился бутербродами, запивая молоком, потом опять садился работать, и голова уже гудела от фактов и слов.

Я так устал, что даже чувствовал тошноту. И тут меня что-то меня подхватило. Мне страшно захотелось съездить к родителям на дачу и переночевать у них. Я посмотрел на часы – еще успеваю на маршрутку из Мурино до Сортавалы.

Вторая глава. Дом у озера

Выскочив из дома, я помчался к метро, обгоняя собачников, вышедших на прогулку. От нечего делать я подумал -  почему сейчас развелось столько мужиков с маленькими собачками? Этакие дрожащие твари на тонких ножках, а рядом серьезный мужчина.

Я еще понимаю, гламурная дамочка - и на руках какая-нибудь собачья козявка. Но с мужиками-то что происходит? Хотя, не исключено, что этих собачек завели их гламурные жены, которым теперь лень гулять с питомцами, и они выгоняют на улицу безропотных мужей, которым больше подошли бы волкодавы или кавказские овчарки рядом на поводке.

Обогнув собачников, я удачно успел на трамвай, и через 5 минут был у метро. Хорошо, что я живу на конечной станции – всегда можно сесть в вагоне, в любое время года. С большим сожалением я думаю о том, о чем мечтают жители окрестных районов – о продолжении нашей ветки до  Народной и Кудрово. Ведь тогда они станут конечной станцией, и нам придется влезать в полный вагон. Впрочем, я-то сейчас фрилансер, и в любом случае мне не надо больше толкаться в метро каждый день.

Подходя к эскалатору, я чуть было не получил от впереди ищущего парня его весомым рюкзаком по лицу. Тот, не глядя, закинул его со всей дури за спину, и я чудом успел увернуться.

Пока я спускался вниз, то размышлял о том, что характер людей можно определить по тому, как они закидывают сумки или рюкзака за спину, когда идут в толпе. Кто-то размахивается и  попадает в лицо сзади идущему. Кто-то оборачивается - посмотреть, что там позади. А кто-то вообще тащит сумочку в руке - чтобы вообще не мешать всем окружающим.

Эскалатор спустился вниз, тут же подъехал поезд, и я уселся на свое любимое место – слева от выхода. Удобно расположившись, я достал планшет и начал читать рассказы Чехова, которого я считаю самым лучшим писателем. И удивительно современным – как и по темам, так и по языку. Ни за что не скажешь, что писал он больше ста лет назад.

В компании грустного Антона Павловича, которого я читал даже на переходе, я добрался до «Девяткино» и поднялся в уже темный город. До маршрутки оставалось еще полчаса, и я заскочил в ближайший супермаркет, купил немного всяких вкусных вещей для родителей – маринованных «морских гадов», как я их называю  - ассорти из морепродуктов, копченого сыра-«косичку», коробку шоколадных конфет. Посмотрел на банку икры, но плюнул и брать не стал – дороговато.

Снег с дождем неприятно заваливали город, и я с наслаждением залез в тепло маршрутки, где уютно шумела печка и негромко играла музыка – в виде приятного исключения хорошая. Вскоре маршрутка тронулась, осторожно выбираясь из мокрого и шумного вечернего города, а я опять погрузился в чтение, изредка выглядывая в заоконную темень.

Машин становилось все меньше и меньше, и по извивам карельской трассы мы долгое время ехали вообще одни. Дорога там не для слабонервных, конечно. Сейчас строится новая шикарная трасса, но пока все ездят по старой – а это сплошные повороты, подъемы, и кое-где вообще нет асфальта.

Говорят, что такие странные повороты этой дороги сделаны в военных целях  -  чтобы бомбить сверху транспорт было неудобно.

Но виды там вокруг шикарные. Обожаю Карелию, эти великолепные леса, скалы, озера, величие и тишину. Но сейчас за окном непроглядная темень, смотреть не на что.

Почти все пассажиры спали, и только за моей спиной негромко переговаривались две старушки,  севшие в Приозерске.

Краем уха я услышал, как одна из них сказала: «Через 4 года мне будет уже 90».

Я подумал - какая оптимистичная старушка. Потом вспомнил Машкиных бабушку и дедушку – они до сих пор еще преподают в университете, хотя им уже за 90 лет. Вот кто для меня источник оптимизма. Когда им было уже далеко за 70, они у себя на даче под Лугой бодро посадили яблони – которые плодоносят только еще лет через 15.

Мы тогда с одноклассниками как раз приехали к ним на дачу с трудовым десантом и помогали в посадке. Я тогда, помнится, сначала решил – они о детях и внуках заботятся. Но в процессе посадки выяснилось, что они вполне конкретно собираются сами пользоваться плодами. Я тогда, конечно, промолчал, но скептически подумал, что вряд ли им это удастся.

И что интересно – прошло уже много лет, яблони действительно выросли и буйно плодоносят, и Машкины бабушка и дедушка вовсю едят эти яблоки. Восхищаюсь такими людьми. Они как будто не верят в старость и в смерть, и она в результате обходит их стороной.

Моя собственная прабабушка была такой же. Умерла в 95 лет, у нас дома. И только последние полгода жила у нас, а до этого прекрасно сама себя обслуживала и со всем справлялась. Когда она умирала, даже врачи поражались – какая воля к жизни. Она не хотела умирать и все. И не умирала, хотя здоровья уже не было совсем.

Однако, что это я все о смерти – не иначе Чехов настроил на меланхолический лад.

Читать мне расхотелось, я закрыл глаза и погрузился в размышления по своей теме. Я постоянно в своих исследованиях подхожу к загадке происхождения людей – слишком много тут запутанного и непонятного.

Например, я всю жизнь верил, что человек произошел от обезьяны,  даже не сомневался в этом. Правда, еще в школе я пытливо выспрашивал учительницу, почему же, если мы произошли от обезьян, то не все обезьяны стали людьми. Учительница ничего толкового мне не ответила, но даже тогда в моей голове не появилось никаких сомнений в правильности теории эволюции.

Но уже в университете я однажды задумался, что это всего лишь теория – то есть, одна из многих версий, которую договорились считать правильной. И это бы ладно, я бы все равно продолжал в нее верить, но однажды попалась статья про открытие неандертальцев, и мой прежний мир представлений о жизни просто рухнул.

Статья была вполне научная, только прочитал я ее новыми глазами. Всю жизнь я считал, что ученые обнаружили массу скелетов и черепов австралопитеков, питекантропов, неандертальцев. У меня в голове рисовалось, что имеются миллионы доказательств их существования.

Но, оказывается, в XIX веке было найдено всего несколько черепов и тех и других. И уже тогда ученые спорили, принадлежат ли эти черепа отдельным видам предков человека. Например, был такой известный немецкий ученый Рудольф Вирхов, который помимо прочего прославился тем, что единственный из научного мира верил Генриху Шлиману и вместе с ним раскопал Трою.

Так вот, Вирхов утверждал, что черепа неандертальцев на самом деле принадлежат обычным людям, болевшим рахитом, и поэтому у них была изменена форма черепа.

И про остальные черепа, на основании которых были сделаны далеко идущие выводы, можно сказать нечто подобное – это был не целые виды, а лишь отдельные представители с дегенеративными и прочими изменениями.

Я  начал что-то подозревать, что в прошлом было все не так, как мы учили в школе. Предположим, наша цивилизация сейчас накроется и самоликвидируется. И спустя тысячи лет сохранятся случайно лишь несколько черепов.  И один из них двухметрового великана вроде боксера Валуева, а другой – карлика. И ученые будущего сделают вывод, что в наше время жили два вида людей – карлики и великаны. 

Вот так же и в XIX веке были сделаны далеко идущие выводы всего лишь из нескольких фактов.

Я не знаю, откуда взялись люди, и что и как было на самом деле в прошлом, но на сто процентов уверен, что все было не так, как мы учили в школе. Слишком много доказательств этого.

Я несколько раз на форумах ругался с нынешними историками, которые обвиняли меня в том, что я пишу ерунду и что на самом деле слабо разбираюсь в их науке. По второму пункту я спорить особо не буду – абсолютно точно то, что я не профессиональный историк. 

Но тут есть два момента. Во-первых, чем больше я узнаю что-то новое, в том числе в той же истории, тем больше убеждаюсь в своей правоте, ибо каждый новый факт, который я открываю, еще раз доказывает – прошлое было совсем иным, чем в учебниках.

Во-вторых, историки занимаются только своей наукой, а мне приходится ковыряться в очень многих научных дисциплинах. Не только в гуманитарных, типа истории, лингвистики, мифологии, но погружаться и в физику, и в химию, и в астрономию, и в генетику, в этнографию, в инженерное и оружейное дело, да еще во множество вещей – иногда даже обычный кулинарный рецепт вдруг оказывается следом из далекого прошлого, причем таким вполне себе научным следом.

Ну вот, например, в очень многих странах принято морковь готовить с жиром – например, плов, или тертая морковь со сметаной. А между прочим только в XX веке выяснили, что каротин усваивается только с жиром. Но откуда про это знали в далеком прошлом? Да и вообще – древние рецепты как будто специально подобраны чтобы получилось идеальное сочетание белков, жиров,  углеводов и минеральных веществ.

Кстати любопытно, что согласно многим мифам, многие продукты питания людям подарили боги, например, кукуруза – подарок индейцам от бога Кетцалькоатля. И, казалось бы, это все мифы и легенды, но дикие предки кукурузы так и не найдены, и более того – она не может размножаться самосевом и одичать. Созревшие початки просто падают на землю и сгнивают.

И вот такие следы везде и всюду. Самое интересное то, что мне одновременно надо изучать и очень далекое прошлое, самую седую древность, и в то же время постоянно следить за самыми новыми открытиями и изобретениями, и они оказываются тесно связанными друг с другом.

Ибо наши открытия вдруг объясняют какую-то тайну прошлого, которая до этого была всего лишь мифом.

В древнейших мифах разных народов, например, индийских, существовали удивительные сверкающие луки, стреляющие далеко-далеко – а потом у нас появилось металлическое оружие.

И это еще цветочки, в тех же индийских мифах было оружие Брахмы, которое могло уничтожать целые города, а выжившие люди потом болели странными болезнями. И только после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки вдруг это оружие стало реальным – это ядерная бомба и лучевая болезнь.

Или вот прямо сейчас – придумают летающие машины – и древние изображения странных колесниц вдруг наполняются новым смыслом, ибо они один в один похожи на эти летающие машины...

Тем временем за окном уже показалась Лахденпохья, или как мы ее для простоты называем - Ландоха.

Я вытащил телефон и позвонил отцу, озадачив его, что через 10 минут меня надо встретить в Мийнале. Оттуда до нашей дачи 5 км, а общественный транспорт в наш поселок не ходит. Вроде бы и не очень далеко, но мне не хотелось тащиться по зимней дороге ночью. Ничего, съездит папенька, у него это займет пять минут, а я сэкономлю кучу времени.

Папа у меня молодец, когда-то он был капитаном КВН в институте. И вот эта веселость и находчивость в нем остались по жизни.

Вот типичный случай из его жизни, который его прекрасно характеризует. Как-то шел он вечером после работы домой, а навстречу гопники, классические такие -  мол, гони телефон.

Крутой мачо разбросал бы всех одной правой, среднестатистический мужчина отдал бы все, отделавшись легким или тяжелым испугом. А мой отец... Через полчаса гопники проставили ему пиво, проводили до дома, оставили свои номера телефонов и сказали: «Чувак, ты клевый, если кто на тебя наедет - звони сразу».

Ну вот он такой - чувство юмора и умение со всеми найти общий язык - он всегда пытается понять точку зрения другого и мотивы его действий.

Он и карьеру сделал неплохую – был главным инженером на крупном заводе. Причем приехал из деревни, поступил в Корабелку – Кораблестроительный институт и окончил с отличием. Горжусь своим батей.

Маршрутка притормозила на остановке, и я вышел в зимнюю карельскую ночь. На другой стороне дороги стояла с не выключенным двигателем наша красная «Четверка».

У меня отец фанат отечественного автопрома -  с пеной у рта доказывает, что лучше «Жигулей» машины нет. Он гордо рассказывает всем вокруг, что на своей «Четверке» он и доски возит, и навоз, и мешки с картошкой, и в город доставляет бесчисленные ящики с заготовками.

Не врет - что правда, то правда: и доски возит, и картошку, причем прямо-таки чуть ли не тоннами. Но есть нюанс – в огромном гараже у папы еще примостился небольшой стильный «Дайхацу Рокки». И вот именно на нем он почему-то ездит к своим друзьям, на бывшую работу или вообще куда-нибудь «в люди». Правда, тут еще важно, что «Рокки» это не «пузотерка», а настоящий внедорожник – в суровых карельских условиях нужно быть готовым ко всему, да и дороги тут разные.

Мой отец считает, что внедорожники – лучшие машины. Так как на «недоприводе», как он презрительно называет обычные машины, ты можешь ездить только по асфальту и по городу, а на внедорожнике ты добираешься и туда, где ездят обычные машины, и туда, где никогда не побывать на обычной машине – в лесах, в песках, горах. Он постоянно цитирует фразу Стругацких из «Понедельник начинается в субботу» - «Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта».

Он все пытается увлечь меня своими внедорожными увлечениями, охотой, рыбалкой, но мое интересное в другой плоскости – книги, тайны прошлого.

Я сел в машину рядом с отцом и тут же подвергся нещадному  облизыванию с заднего сидения. Наша немецкая овчарка Ирма, она же Ирма Лютиция фон Саксия, не смогла пропустить такое важное мероприятие, как моя встреча, и теперь горячо приветствовала меня.

Родители купили пять лет назад, когда переехали жить в карельский дом, маленького пушистого суперпородистого милого щеночка. А потом из него выросло огромное, лохматое, хитрое и нервное существо. Которое впадает в депрессию, когда остается одно дома, начинает скулить и громко жаловаться на жизнь.

А больше всего Ирма любит отца. Она может пережить мое отсутствие, бабушкино или мамино, но без отца ее жизнь теряет всякие смысл. Если он уезжает, она ложится у ворот, высовывает морду наружу и может так лежать часами, дожидаясь, когда раздастся звук мотора.

Зимой, если отца нет, Ирма все же возвращается домой на ночь, а вот летом может так пролежать всю ночь. И когда приезжает отец – как она его встречает, она не встречает никого. Она иногда даже в прямом смысле писается от восторга.

Родители, надо сказать, носятся с ней как с ребенком. Отец специально ездит за 40 км в Сортавалу на рынок за какими-то особыми мясными обрезками, мама летом сушит ей морковную ботву и капусту, и каждый день варит кашу из семи круп.

И, несмотря на то, что Ирма живет на природе и целыми днями бегает по участку туда-сюда, с ней еще кто-нибудь каждый день гуляет по два часа – «нужно, чтобы девочка побегала и размялась». Правда, девочка со своей стороны тоже старается дождаться прогулки, чтобы не нагадить во дворе.

Быстро мы доехали до дома. В поселке зимой почти никто не живет, и окна нашего дома уютно светились в темноте долины, по краям которой угадывались горы, заросшие заснеженными соснами. Наш дом стоит, как я сегодня узнал -  «на первой линии». Участок упирается в берег большого озера, на которое у нас в результате шикарный вид.

 А совсем рядом, в 700 метрах, Ладожское озеро, шхеры, мы иногда туда купаться ходим, а отец там рыбачит и летом и зимой. И всегда мы гостей там катаем на лодке – красота на Ладоге неописуемая, это не передать, это надо видеть. Узкие заливы среди скал, по которым можно добраться до большой воды. Да и вообще природа в Карелии исключительная – Ладога, озера, леса, скалы, водопады, быстрые реки, масса зверья.

Ворота были открыты – отец не стал закрывать, уезжая. Его не было всего 15 минут, да и людей здесь зимними вечерами вообще не бывает. Днем иногда проезжают рыбаки на Ладогу и туристы на базу отдыха, которая километрах в двух от нас. Зато дикие лисы и зайцы скачут вокруг почем зря. А из наших окон мы часто видим лосей, гуляющих на том берегу озера.

Мы въехали во двор, вышли из машины, и Ирма начала скакать вокруг меня, норовя лизнуть в лицо – все еще не могла прийти в себя от восторга, что я приехал. У нее своя картина идеальная картина мира. И в этой картине мира все должны быть дома, и никого не нужно ждать.

Сегодня на Ирминой улице явно праздник, да и не только на Ирминой. Отец тоже выглядел довольным, а когда мы вошли в дом, мать с бабушкой встретили меня так, как будто я блудный сын и скитался годами по чужим краям.

Хотя на самом деле я уехал отсюда не так давно - провел на даче все новогодние праздники и, к слову говоря, отъелся тут килограммов на пять живого веса. И сейчас, хотя я и приехал внезапно, мама и бабушка уже деловито шуршали на кухне, из которой доносились очень соблазнительные запахи – очень кстати, тем более, что я сегодня толком не ел.

Как все же хорошо дома… Я притащил на кухню пакет с покупками. Мама, как всегда, отругала меня, что я покупаю всякую ерунду. Сама при этом с наслаждением понюхала копченый сыр-«косичку» – они себя «городской» едой редко балуют, перешли на здоровый деревенский образ жизни.

Молоко, сметану, сливки и творог им привозит прямо на дом фермер из Мийналы, разный вкусный хлеб печет бабушка.

Яйца несут свои куры. В погребе стоят банки с заготовками, компотами, вареньем, моченой брусникой, клюквой, грибами, а ящики забиты своей картошкой, морковью, свеклой, редькой,

Рыбу отец ловит сам - грешно в наших местах рыбу покупать, она в изобилии водится и в нашем и окрестных озерах и в Ладоге и в маленькой, но рыбной речушке Мийналайоки, которая в 5 минутах от дома.

Родители даже колбасу сами крутят, правда, из покупного мяса, и коптят ее.  Как и рыбу, и сало, и мясо – коптильня любимое детище отца. Кстати,  забавно, что натуральную оболочку для колбасы я им привожу из города. У нас на рынке продаются засушенные соленые кишки, в небольшой коробочке метров 30, хватает надолго. Вот такой парадокс нашего времени – в деревню из города приходится везти кишки. В принципе, их и тут где-то найти можно. Но какие-нибудь неочищенные и неразделанные. А так очень удобно – отмотал сколько надо, замочил на полчаса, от соли промыл – и процесс пошел.

Так что в основном родители покупают крупы и мясо - Ирме и себе. Но при этом батя полушутя-полувсерьез обдумывает покупку баранов и кроликов. Травы тут много, а народу мало – только наш берег озера способен прокормить небольшое стадо баранов.

Но мама и бабушка пока сопротивляются. Больше не потому, что боятся лишней работы, а им «жалко убивать». Для них день, когда отец отправляет в последний путь пожившую и выполнившую свой долг курицу – трагедия. Даже есть ее потом не могут, отец с Ирмой вдвоем расправляются с ветераном яйценосного фронта.

Кстати, из свежеснесенных яиц они даже соус-майонез делают – и я после этого соуса магазинный с большим трудом ем, ибо разница просто огромная.

Так что питание у них полностью натуральное, в магазины они ездят редко и почти не покупают всякие такие городские штучки – вроде копченой колбасы, деликатесного сыра, каких-нибудь консервов.

Не говоря уж о том, что в деревне они не бегают по магазинам, как в городе, когда захотелось «чего-то вкусненького». В основном потому, что ближайший магазин в Мийнале, и работает он до 6 вечера. А до круглосуточного еще ехать и ехать. Так что хочешь не хочешь, а вечером без вкусненького обойдешься. И денег сэкономишь.

Я по себе знаю, сколько денег уходит на такой поход в магазин, когда купил «всего-то» чипсы, шоколадку и газировку. Мама со мной постоянно ругается, что я один трачу денег на еду больше, чем они втроем плюс Ирма, кот, и десять кур с петухом.

Впрочем, это не мешает ей самой с наслаждением трескать все, что я привожу из города. Ворчит, ноет, как это сплошная химия, но уплетает морских гадов и шоколадные конфеты.

Пока готовился ужин, я поднялся в свою комнату-кабинет в мансарде и переоделся в домашние портки и старую любимую футболку. Очень я люблю свою маленькую, но отличную комнатку, из которой прекрасный вид на озеро из окна, все удобно, стены обшиты деревом, светлая деревянная мебель – мы с отцом ее сами делали.

Кстати, о дереве. У меня родители смотрят по ТВ разные передачи, в котором учат загородному дизайну. И каждый раз, когда я с ними попадаю на эти программы, повторяется одно и то же. Они сидят и громко возмущаются всем, что делают эти дизайнеры. Потому что им, жителям настоящего загородного дома, важнее всего тепло, удобство и функциональность, а не новомодные изыски, порой действительно совершенно непрактичные.

А больше всего их раздражает, когда начинают обдирать со стен натуральное дерево. Папа при этом каждый раз начинает читать лекцию о том, что все наши дизайнеры в поисках вдохновения листают разные западные журналы и сайты.

А на Западе дерево очень дорого стоит, и поэтому в дизайне используют разные дешевые материалы типа пластика или гипсокартона. И в результате наши дизайнеры считают, что дерево – это не «по-европейски» и создают интерьеры на основе этих материалов. Хотя на самом деле дерево для загородных домов лучше всего – оно держит тепло, натуральное и имеет живую энергетику.

К слову, отец очень любит фильм «Особенности национальной рыбалки» и каждый раз, когда видит его, тыкает в дом финна, у которого оказались наши рыбаки – этот дом весь обшит вагонкой. «Вот», - кричит отец. «Вот так должно быть на самом деле». И наш дом тоже сделан «по-фински» - натуральное дерево, камин из дикого камня, пол из толстых досок.

А у меня в комнате даже имеется собственный туалет-душ. Вообще дачу строили, когда я был уже в сознательном возрасте, поэтому я потребовал себе личные удобства в комнате. Тут надо сказать, что у родителей я ребенок поздний и единственный, поэтому меня они всегда баловали и потакали моим прихотям.

На первом этаже в доме есть еще один санузел – для родителей и бабушки, у них там свои комнаты и еще большая кухня-гостиная. Я в шутку их первый этаж называю «дом престарелых». Они говорят, что живут на первом этаже потому, что по лестницам тяжело ходить, но на самом деле все они у меня бодры для своих лет – даже бабушка, которой уже 77 лет, и то ходит каждый день за водой на колонку за 5 километров. И еще зарядку делает по утрам и летом плавает по полчаса каждый день.

Бабушка у меня бывший учитель, пенсия у нее небольшая. Но при этом она, как мы шутим, дама со средствами. У бабы Веры есть две комнаты в коммуналке на Невском проспекте, которые она сдает уже много лет, с тех пор как к нам на дачу переехала. И в месяц получается довольно приличная сумма. Квартиру надо расселять, но все как-то не складывается.

Родители у меня любят так по-черному пошутить, что, когда они, «дом престарелых» умрут, я буду завидным женихом – трехкомнатная квартира, две комнаты на Невском, дом в Карелии. И что невесты так и бросятся меня окучивать.

Я обычно отшучиваюсь – мол, ага, пока дождешься, когда вы все помрете, так сам уже состаришься. На самом деле даже думать боюсь о том, что на самом деле что-то с ними случится. И радуюсь, что они у меня все такие молодцы – следят за собой и вообще.

Я спустился вниз в гостиную – она у нас в деревенском стиле, аркой соединяется с большой кухней. У нас в городской квартире небольшая кухня в 7 метров, и когда строили дом, мать тоже выдвинула требования – делайте что хотите, но новая кухня должна быть минимум метров 15 – надоело в тесноте. Отец в результате выбрал проект с 20 метровой кухней. Так теперь мама иногда жалуется, что устает по ней наворачивать круги – не то, что в городе, где, не сходя с места, достаешь до плиты, холодильника и мойки.

Кстати, когда строили дом, отец тоже уперся – хочу огромную гостиную с вторым светом, с камином. И такая она и есть – 25 метров, камин и еще французское окно-дверь с видом на озеро – можно выйти прямо на террасу, а из террасы спуститься в мамину гордость – розарий.

Дом получился внушительный, почти под 200 метров. Потом, правда, опытным путем выяснилось, что чем больше дом, тем больше денег уходит на его отопление, и теперь отец иногда ноет, что на самом деле хватило бы домика в 60 квадратных метров на всех. Но на самом деле мне нравится этот простор, эта большая гостиная и удобная кухня. Ну и моя комнатка, само собой.

А гостиная получилась очень уютная. Шикарный вид, большой камин, у которого все любят собираться, у одной стены мягкий диван и кресла с подушками, на другой огромный экран телевизора. Само телевидение родителей мало интересует, но они смотрят на DVD много фильмов, и еще мама во время семейных ужинов или празднеств любит ставить «для фона» разные документальные фильмы о красоте природы с красивыми кадрами.

Сейчас в гостиной царила идиллия – отец разжигает камин, мать накрывает на стол, бабушка гремит сковородками на кухне, кот Кузьма лежит на диване, а избалованная Ирма пристроилась рядышком с ним – как будто она какая-нибудь левретка, а не боевая немецкая овчарка. У них с котом сложные отношения.

Иногда Ирма его гоняет, потому что захотелось поиграть, иногда кот сам ее провоцирует на беготню, а иногда могут вот так лежать рядом тихо-мирно, но, правда все же поглядывая друг на друга в полглаза – мало ли что там другому взбредет.

Я с наслаждением уселся за стол, на котором мама расстаралась как на праздник – красивая скатерть, фарфоровый сервиз, изящные бокалы. На столе бутылочка из отцовского винного погреба, как он его громко называет – на самом деле стеллажа в гараже-мастерской, где он хранит винные бутылки - в основном, покупные.

Он пытается делать вино сам, но это у нас предмет для шуток, так как виноделие ему пока не дается. То у него заведутся винные мухи, и потом их трупы массово плавают в сусле, то получается какая-то кислятина на выходе, а один раз вообще лопнула бутыль, недобродившее вино разлилось по полу, и долго еще гараж пах свеже-похмелившимся алкоголиком.

Но папа все равно лелеет мечту о своем вине, хотя у них с мамой и бабушкой постоянно войны из-за ягод. Они по-женски жалеют ягоды и фрукты «на ерунду». Вот у них-то все идет впрок – вареньями и компотами все забито и на даче, и у меня в городской квартире. У родителей еще на даче большой морозильный шкаф, в котором огромное количество ягод в пакетах и контейнерах. Там же и замороженные овощи и грибы – и все это в огромных количествах.

Периодически батя на своей заслуженной четверке отправляется ко мне в город, как он говорит, с продовольственным десантом и выгружает эти несметные банки и ящики.

Я с предками неоднократно ругался – почему вы не можете на даче отдыхать, как все нормальные люди? А они даже слушать не хотят. И раньше-то, пока в городе жили, помешены были на саде-огороде, рассаду за 300 км возили, а сейчас и говорить нечего – даже теплицу завели, так у них теперь вообще все выращивается чуть ли не в промышленных масштабах.  

Они выращивают и ведрами собирают в саду и огороде всякие овощи, зелень, клубнику, смородину, крыжовник, вишню, яблоки. Еще и ходят в лес постоянно по грибы и ягоды  - тут в Карелии этого добра навалом. Можно, не сходя с места, собрать корзину белых или ведерко брусники или черники.

Вот и сейчас мама с бабушкой быстро заставили стол разными солениями-варениями – стол ломился от соленых огурцов, квашеной капусты, маринованных грибов.

Бабушка, расставляя миски и тарелки, как всегда, приговаривала: «Хозяйка, что есть в печи – все на стол мечи». Она у меня любительница фольклора, порой даже нецензурного.

Отец разжег, наконец, камин, мама принесла блюдо с отбивными, бабушка - картофельное пюре, и мы все уселись за стол.

Ирма тут же улеглась под столом рядом с  отцом, который всегда ее втихаря подкармливал, а бабушка с мамой его за это ругали.

Кузьма тоже не желал уходить в бабушкину спальню, где у него было любимое местечко на ее кресле под пледом. Сейчас он пожелал остаться в коллективе.

Бабушка, усевшись, перевела дух и довольно сказала:

-  Ну, вся семья вместе, так и душа на месте.

Они с мамой тут же начали наперебой ухаживать за мной, предлагая кусочки получше. Я с наслаждением ел все, что приготовили родственники, и привычно слушал их беззлобную перепалку.

Отец неодобрительно ворчал:

- Что вы его пичкаете? Раскормите, он у вас в дверь перестанет влезать.

Тут он прав – за 10 дней праздников бабушка с мамой так расстарались, что пришлось делать у ремня новую дырку.

Отец продолжал ворчать:

- Ему жениться еще надо, а на него никто и не посмотрит из-за вас, превратите парня в кусок сала.

Бабушка парировала:

- Пока толстый сохнет, худой сдохнет.

И уже в мою сторону:

- Ешь, Сашенька, ешь.

Отец покачал головой и перевел тему:

- Расскажи, что там нового в мире и в Питере.

Бабушка сурово отрезала:

- Без соли без хлеба, худая беседа. Дай мальчику спокойно поесть.

Мама тоже набросилась на отца:

- Дима! Ну что ты пристал к ребенку! Он ехал полдня, устал, замерз.

Отец проворчал:

- Ребенок… Да я в его годы вставал в 5 утра и на завод к 6 приходил каждый день. А до этого в общаге жил, и сопромат на голодный желудок учил. А вы с ним нянчитесь, как с младенцем.

- И что? Теперь его заставим на завод к 6 утра ходить и сидеть впроголодь? И ты у нас мальчик из деревни, а Саша – настоящий питерский интеллигент из хорошей семьи. А тебя мы можно сказать, из грязи вытащили, человеком сделали… - подтрунивала  мама.

Папа парировал:

- Что? Вы меня человеком сделали? Да я был главным инженером огромного предприятия, а вы, мадам, родом из коммуналки и в сортир в очереди стояли, пока я квартиру не получил. Это я вас в люди вывел и предоставил все удобства жизни, можно сказать.

- Да ты вообще родом из деревни, и зачем ножик нужен, не знаешь, - продолжала издеваться мама.

- Я не знаю? Да я культурней вас всех вместе взятых. Да я со шведским королем за одним столом сидел.

Истинная правда, сидел. Как-то король Швеции с супругой приезжали в Мурманск, встречались там с российскими бизнесменами. А папин завод что-то там такое делал, со шведами связанное, поэтому начальство тоже туда пригласили, и папу в том числе. Так что есть такой факт в его биографии.  

- Ой, культурный он… А кто весь дом живностью забил и нас еще огороды развести заставил? Я давно говорила – все асфальтом покрыть, а ты тут колхоз какой-то развел. Кур вон купил. Еще корову заведи, каждое утро потом по ведру молока будет.

Тут вступила бабушка, которая часто не улавливала иронию и порой воспринимала наш треп всерьез:

- Ну а что – хорошее дело. Корова на дворе — так и еда на столе. Молоко-то свое, так можно и творог, и сливки, и сметану не покупать. Да еще и молоко дачникам продавать. Навоз опять же, удобрение.

Тут уж мы все засмеялись, а я подбавил:

- Да уж что мелочиться, сразу стадо заводите. Станете настоящими фермерами.

Бабушка в ответ так же серьезно заявила:

- Это тебе бы, Сашенька, фермером стать, а то сидишь весь день у этого компьютера, а там излучение сплошное, глаза вон испортил все. И мать свою с панталыку сбил, она уж тоже все у компьютера торчит.

- Ну глаза, я допустим, на книгах испортил, а излучения от новых мониторов не особо много, так что, бабушка, не расстраивайся.

Надо сказать, что эту фразу я бабушке говорю чуть ли не каждый месяц, но затем этот диалог повторяется слово в слово.

Но бабушка при этом некоторые вещи очень оценила - ей, например, понравился скайп в силу ее природной бережливости. Бесплатно, а говорить можно с кем угодно по всему миру.

Отец открыл бутылку вина, разлил по бокалам, и родня тут же перескочила на еще одну любимую тему – отец сокрушался, что приходится пить покупное вино, а в таком-то доме должны стоять бутылки исключительно со своим.

Мама ехидничала:

- Дима, у тебя все равно на выходе какое-то плодово-ягодное, которым в 70-е торговали за рубль без посуды. Его же приличные люди пить не будут.

- Молчи, женщина! Я еще виноград разведу!

- Ага, знаменитые карельские виноградники Дмитрия Ефремова -  виноградная лоза, вобравшая в себя вкус карельского солнца, - продолжала издеваться мама.

- Не смейся, вот увидишь - я на самом деле разведу тут виноград.

Я прожевал последний кусок, отпил глоточек вина и авторитетно выступил:

- Между прочим, папенька прав. Он вполне может развести в наших широтах виноград – в связи с глобальным потеплением. Сейчас климат настолько поменялся, что в наших широтах скоро магнолии с бананами расти будут, не то что виноград какой-то.

Бабушка заохала, а мама вскочила, сбегала на кухню, притащила фрукты, конфеты и корзиночку с печеньем, которое они с бабушкой очень любят печь. И при этом сокрушаются, что у них нет внуков, которым можно наделать разных фигурных грибочков и орешков из теста.

Но тут же сами начинают причитать, что о женитьбе мне думать рано – «я еще не встал на ноги».

Мы мирно пили чай с вкусными печенюшками, в камине потрескивали дрова, родственники продолжали мило пикироваться, собака уютно привалилась к моим ногам, а я думал: «Эх, хорошо у нас тут на даче. Ведь я сейчас на фрилансе, могу бросить все и приехать сюда. Родители будут рады, бабушка будет печь пирожки по утрам, ну не жизнь же, а праздник.

И зачем я лечу в этот Египет? Я же не Индиана Джонс какой-нибудь, я обычный кабинетный исследователь. И слава Богу, сейчас дома откроешь больше, чем тратя время на переезды, и поиски. Да одни мифы и легенды или Библия – это же просто кладезь знаний и открытий по моей теме. Да о том же самом Ковчеге Завета, который искал тот же Индиана Джонс, узнаешь из Библии больше, чем проехав весь Египет. Не хочу никуда ехать, хочу зиму, камин, свой кабинет на втором этаже и бабушкины плюшки с маком».

Но умом я понимал, что все равно полечу туда – некая сила вела меня к этому. Не мистическая, а психологическая. Я понимал, что меня держит некое слово, данное самому себе, и подлинный интерес. Хотя я кабинетный писака, но я все же на самом деле в глубине души завидовал тем бравым исследователям-авантюристам, которые лазали в подземных лабиринтах, прорубались сквозь джунгли с мачете и отыскивали мифические города и несметные сокровища.

Тут бабушка поинтересовалась:

- Сашенька, а ты к нам надолго?

- Вот! – возмутился я. – Не успеешь приехать, а они уже интересуются, когда я обратно.

- Да ну что ты, Сашенька. Мы же по тебе соскучились, наоборот, не хотим, чтобы ты уезжал, – запричитала бабушка.

- Да нет, молодежь, уезжаю я от вас завтра утром, куча работы.

Я решил не говорить о том, что улетаю в Египет. Начнут переживать, охать, бабушка спать перестанет. Вернусь – тогда расскажу. А так я с ними могу связываться в Интернете, они и не заметят, что я не в городе.

Я отпустил руку под стол и тут же в него ткнулся мокрый холодный Ирмин нос – выпрашивает кусочек. Я втихаря дал ей кусок сыра, но мама и бабушка тут же заметили и начали ругаться:

- Еще один! Разбаловали собаку вконец, ее теперь из-за стола не выгонишь! И вообще – порядочные собаки на цепи сидят и дом охраняют, а эта лентяйка на диване валяется и еще в кровать залезть норовит.

Это крик меня несколько озадачил, ибо я помню, что как никто иной, как мама, когда Ирма была еще щеночком, однажды затащила ее на диван, а потом долго умилялась – какая, мол, милая плюшевая игрушечка сопит в подушках. А отец ругал ее, что теперь собаку будет не отвадить от дивана.

И так оно и вышло. Теперь эта игрушечка занимает половину дивана, причем еще и оставляет на нем шерсть. Шерсть у нас, как шутят родители, давно уже в качестве приправы – всюду и везде.

Летом только полегче, когда все весь день проводят на воздухе, в том числе и Ирма. Она еще обожает купаться и готова это делать целыми днями. Правда, одной ей скучно, она предпочитает плавать с компанией, но в сильную жару может и самостоятельно сбегать на озеро, благо, что оно в двух шагах.

Но зимой она все же предпочитает валяться на диване у камина. И сейчас она вылезла из-под стола и отправилась на свое любимое место. Мы все перебрались вслед за ней, прихватив с собой бокалы и бутылку вина. Мама села рядом с Ирмой, а та тут же положила ей голову на колени. Бабушка примостилась рядом и взяла свою корзиночку с вязанием, а папа уселся в любимое кресло у камина.

Никому не хотелось расходиться по комнатам, и мы начали философствовать, что случается не часто. Летом у родителей много дел, а зимой я сюда раньше почти не приезжал, так как в городе хватало работы.

Интересно, что с родителями я говорю, о чем угодно, только не о своих исследованиях, то есть, о том, что меня волнует больше всего. Я обычно стараюсь не грузить родню своими исследованиями, ибо тут же начинаются споры и крики.

Мама и папа получили советское образование, до сих пор верят только тем учебникам, по которым учились в школе и институте.  И только советским фильмам, книгам. Все, что было написано или открыто в истории после 90-х годов, для них не аргумент.

Я им иногда доказываю какие-то простые и очевидные вещи, даже не связанные с моими даже исследованиями, вполне официальные – вон, мол, в грузинском Дманиси обнаружили череп предка человека возрастом 1,8 миллионов лет, что никак не вписывается в существующую хронологию истории человечества. Они кивают головой, но как будто не верят. В следующий раз, когда заходит речь о прошлом Земли, этот череп у них исчезает из памяти.

Впрочем, я лично все больше убеждаюсь, что история это такая наука, в которой сам черт ногу сломит.

Но с родителями обо всем этом говорить бесполезно. По-моему, они вообще в глубине души считают меня пропащим человеком, который встал на путь мракобесия и антинаучности.

Так что я с ними стараюсь на свои любимые темы не говорить. Поэтому сегодня разговор вертелся вокруг вечных ценностей – любви, дружбы, счастья.

Я первым начал тему:

- У нас на работе одна редакторша в пятый раз замуж выходит. Вот специалист в семейной жизни, все, наверное, про нее знает.

Мама тут же возмутилась:

- Видишь ли, Саша, я лично считаю в этом вопросе экспертами бабушек-дедушек, которые вместе прожили лет 40-50. Капитан, не разбивший ни одного судна и довезший груз и пассажиров в сохранности - гораздо круче капитана, который утопил в своей жизни хотя бы один корабль.

Папа тут же начал напевать «Капитан, капитан, улыбнитесь».

Я возразил:

- Ну не всем же так везет, как вам с папой. Очень многие люди разводятся.

Мама с папой переглянулись:

- Что значит «везет»? Все отношения проходят одинаковые стадии и у всех возникают проблемы. Вопрос в том, как люди их преодолевают. Мы тоже несколько раз чуть было не разошлись. Но потом переживали эти бури и опять все хорошо становилось. А многие люди не могут преодолеть простейшие трудности. И думают, что в браке с другим человеком их уже не будет. Но потом оказывается, что в каждом браке те же проблемы, хотя уже и человек другой, - сердито сказала мама.

- Когда это вы чуть не разошлись? – всполошилась бабушка.

- Ой, мама, да это сто лет назад было. Когда еще молодыми и глупыми были. На самом деле сейчас смотришь – из-за таких пустяков ссорились.

Бабушка успокоительно пробормотала:

- Ну ничего, ничего, милые бранятся - только тешатся. Дал Бог, вы хорошо живете и дружно, и Сашенька тоже молодец, не пьет, не курит. Только вот с работы зачем-то уволился.

Мама укоризненно посмотрела на бабушку – я так понял, они договорились между собой эту тему со мной не обсуждать, чтобы не ссориться со мной и друг с другом.

Бабушка сразу стушевалась и сказала:

- Да ничего, ничего. Была бы охота, будет и  работа.

Я засмеялся:

- Это точно, бабушка, работы у меня непочатый край. Даже больше, чем в газете было.

- Ну и слава Богу, - закивала бабушка.

Ссориться никому не хотелось, и разговор опять перетек в мирное русло. Папа сказал:

- На следующей неделе Угрюмов приезжает на подледную рыбалку. Уже предвкушаю, снасти готовлю.

Мама съехидничала:

- Видела я эти снасти, специально в Ландоху за ними ездил, их еще почему-то после 10 вечера не продают.

Но на самом деле мама тоже бывает рада, когда приезжает Угрюмов – папин друг, генерал  артиллерии.  Они познакомились много лет назад, когда папин завод выполнял какой-то там армейский заказ. Никогда не понимал, что общего у моего интеллигентного начитанного папы с Угрюмовым, который в жизни прочел, наверное, только воинский Устав. Я так и сказал:

- Никогда не понимал, что у тебя общего с Угрюмовым.

Папа не стал отшучиваться, а ответил вполне серьезно:

 - Видишь ли, Александр, дружба — это не общность интересов и интеллектуальные беседы. Друг - это человек, который тебя не предаст никогда. И ты в этом уверен на все 100, потому что прошел с ним уже все - испытание деньгами, любовью, потерями, радостями, печалями.

И я тебе скажу, таких друзей бывает немного и очень страшно их потерять - потому что потеряешь только в случае их смерти. И мне повезло, что они у меня есть. Их немного, но они настоящие.

И еще – я никогда не делю людей по национальностям, профессиям, статусу, богатству - главное - то, что внутри - честность, порядочность, доброта. Ненавижу слово «быдло» - когда его относят к крестьянам, рабочим или провинциалам. Некоторых людей из этих категорий я уважаю гораздо больше интеллектуальной, творческой и прочей элиты.

 Хороших людей в деревне или среди работяг побольше, чем в каком-нибудь пафосном университете, и это я тебе говорю, как главный инженер завода, которому приходилось общаться и с рабочими и с заказчиками и даже со шведским королем.

К сожалению, образование, посещение консерватории и знание нескольких языков отнюдь не показатель не только порядочности, но и ума.  Один из самых умных людей, которых я видел, окончил только ПТУ. И при этом мне встречались абсолютно тупые люди с очень высокими социальными статусами и дипломами.

И так же я видел совершенно несчастных людей в самых разных социальных слоях. Самое поразительное мое открытие - сами по себе деньги, слава, успех ничего не дают. Я видел абсолютно несчастных миллионеров, писателей, успешных бизнесменов.

Если ставишь перед собой цель - стать моделью или заработать миллион - не факт, что ты будешь счастливым. Когда достиг цели, вдруг выясняется, что она сопряжена с большими трудностями, тебя могут ненавидеть, и не окажется рядом тех, кому ты дорог на самом деле. С годами понимаешь, что самое главное и труднодостижимое - внутреннее равновесие и радость жизни.

- А ты его достиг?

- Да, причем давно. У меня всегда были любимая жена, любимая работа, любимый сын. И все это важнее всего остального на свете.

Мама даже расчувствовалась после таких слов и подняла бокал:

- Дима, давай выпьем за тебя. Ты лучше всех!

Мы выпили за папу, а бабушка вдруг засмеялась:

 -  Знаешь, какое письмо мне однажды мать твоя прислала, когда только замуж вышла? А я тогда специально к сестре уехала, чтобы молодых одних оставить. «У нас в квартире завелся муж. По ночам он шуршит и топает лапками на кухне».

Мама подхватила:

- Ну вот он с тех пор так же ночами все шуршит и топает у холодильника.

- Поклеп! Посмотрите на меня – ни жириночки! Не то что этот ваш любимый сыночек и внучек.

- Он такой же и твой!

- Ну я-то его плюшками не балую. Отдали бы мне его на полное воспитание, так быстро бы похудел – я бы его гонял туда-сюда, а кормил раз в день и то не всегда.

Я слушал отца, их пикировку с бабушкой и мамой, и мне было так хорошо и тепло, что даже щемило сердце – и от любви к ним, и от того, что надо будет улетать из моего уютного мира в неведомый Египет. И не просто так уезжать -  спасать Вселенную.

Мы еще долго сидели и болтали, но пора было идти спать – завтра рано вставать, маршрутка проходит мимо в 6 утра. Я поднялся в свою комнату, посмотрел в окно на черное небо с яркими звездами, лег и долго не мог заснуть – мешала абсолютная тишина – в городе я привык спать под далекий шум машин и трамваев. Я думал о том, что ждет меня впереди, когда я вернусь домой, окажусь опять в нашем теплом и уютном доме – будущее пугало меня. Постепенно я все же заснул, и почти тут же раздался голос мамы:

- Саша, вставай, тебя блинчики ждут.

Вставать, когда тебя ждут свежеподжаренные блинчики с бабушкиным клубничным вареньем гораздо веселей – даже если ты совсем не выспался, это мною уже проверено неоднократно.

Я быстро умял мою порцию под умиленные бабушкины взгляды, запивая отличным маминым кофе, которая тоже сидела рядом и подкладывала лучшие кусочки. «Вот из-за того, что эти женщины думают, что любить это значит кормить, я и имею свои проблемы с лишним весом», - вздохнул про себя я. Но блинчики с вареньем – это так вкусно, что без них себе невозможно представить жизнь.

После завтрака я распрощался с мамой и бабушкой, а отец в сопровождении Ирмы отвез меня до Мийналы, где я должен был поймать проходящую маршрутку из Сортавалы. Ударил мороз, было очень темно и холодно. Мы сидели с отцом в машине, в которой работала печка, и мне страшно хотелось вернуться в дом, где тепло, пахнет блинчиками, теплая кровать, и нет никакх проблем.

Но тут показалась маршрутка, я вылез из машины и махнул рукой. Маршрутка остановилась, я залез в салон, нашел свободное место и  грустно смотрел, на то, как удаляются огни отцовской машины – хотелось бы мне сейчас оказаться рядом с ним.

В маршрутке было темно и тихо, я зевнул, устроился поудобнее и вскоре отрубился. От ночного недосыпа я проспал почти всю дорогу – проснулся уже у кольцевой дороги.

Приехав домой, я тут же развил бурную деятельность. Написал статью, несколько заметок в разные издания и разослал редакторам. Вздохнув, я подумал – если бы я каждый день работал в таком режиме, то мог бы за день разгребать всю текучку, а потом неделю заниматься своим, любимым. Но почему-то так быстро и много работать я могу только в авральных условиях.

А в этот день помимо аврала и написания статей в усиленном режиме у меня еще были сборы вещей в дорогу. Все летние вещи были убраны далеко на антресоли, и я, чертыхаясь, долго копался на них, пока не нашел коробку с надписью «Летнее».

Я взял с собой плавки, шорты, легкие брюки, белые футболки. В шкафу с обувью нашел летние сандалии и пляжные шлепки. В шкафу обнаружил сумку-чемодан с колесиками, и туда засунул все вещи. Сумка оказалось полупустой. Но потом я туда же засунул подзарядки от ноутбука, фотоаппарата, телефона, планшета. И как-то свободного места сразу же стало совсем мало. В свой рюкзак я положил свое цифровое хозяйство – и в результате он оказался намного тяжелее чемодана.

Уложив вещи, я отправился в турфирму, где получил у менеджера Любы распечатанный билет и бумажку-ваучер на трансфер и отель. Теперь мне следовало приобрести доллары, и я легкомысленно рассчитывал, что сейчас куплю 500 баксов в банке, которых у нас в округе множество. Наивный! Оказалось, что нигде нет долларов, ибо предусмотрительный народ смел в обменниках всю валюту из-за упавшего рубля. Изрядно напрягшись, я уже начал паниковать.

Но тут я сделал так, как давно научила меня Машка. Остановился, закрыл глаза и сделал пару очень глубоких вздохов и выдохов – метод, который моментально возвращает спокойствие и хорошее расположение духа. Машка всегда говорит, что мироздание любит спокойных, и только когда ты спокоен, оно идет к тебе навстречу.

Успокоившись, я заметил еще один крошечный обменник в соседнем доме. Зашел и увидел, как какой-то респектабельный мужчина высовывает из кошелька пачку долларов и получает взамен пачки рублей. Я тут же присунулся к окошку и спросил у девушки-операционистки, могу ли я купить доллары.

Оказалось, что дяденька сдал как раз 500 долларов, которые требовались мне. Я в очередной раз подивился практической магии от Машки, засунул деньги в карман и побежал домой, доделывать свои дела.

Попутно я еще решил накидать в ноутбук разной информации про Египет по моей теме, на месте, может быть, что-то пригодится. За 10 минут папка «Египет» на ноутбуке заполнилась кучей файлов и сохраненных Интернет-страниц – эта страна по тайнам и загадкам древних цивилизаций впереди планеты всей.

В глазах рябило от названий и картинок – пирамида Хеопса, храм Осириса,   Абидосский храм, Карнак, саркофаг в Саккаре, фараон Джоссер и прочие египетские чудеса.

Насобирав кучу инфы, я убрал ноутбук в рюкзак и почувствовал, как устал за день. Мрачно подумав: «Не люблю я эти путешествия», я пошел искать телефон, чтобы найти вбитый туда номер такси. Телефона нигде не было, и пришлось воспользоваться моим обычным методом поиска потерявшегося дома мобильника – позвонить самому себе с домашнего. Телефон оказался в куртке. Я вызвал такси на 5.30 утра, поставил будильник на 4.30 и отправился спать.  

Уже было довольно поздно, но я нервничал как перед экзаменом и не мог заснуть – все думал о предстоящем путешествии, о том, что надо рано утром встать, а я еще даже не сплю. Тогда я прибег к своему излюбленному снотворному – вытащив ноутбук из рюкзака, поставил на нем автоотключение через два часа и начал выбирать хорошее кино, которое я уже видел – оно уже не настолько интересное, чтобы прогонять сон, но при этом переключает внимание и расслабляет.

 Главное, не включать комедию, а то здоровый смех тоже не даст заснуть. В этот раз под настроение я выбрал «Индиана Джонс. В поисках утраченного ковчега» - и где-то на том месте, где бравый профессор-археолог полетел в Египет, мои глаза начали слипаться…

Третья глава. Воздушная лодия 

Радио, включившееся в такую несусветную рань, ввело в ступор мой избалованный организм фрилансера. Спать хотелось страшно, я лежал с закрытыми глазами, и первое время не понимал, что, собственно,  случилось и почему я должен вставать. Потом вспомнил – я лечу в Египет, и почувствовал, как екнуло сердце и похолодело в животе.

Сон сразу прошел, я встал, умылся, наскоро сварил кофе, глядя на грязную плиту и испытывая муки совести, что так ее и не вымыл. Руки почему-то были слегка влажные, и холодок в груди не проходил. Я еще раз проверил, взял ли документы и билеты, вынес мусор, перекрыл воду и газ - «на всякий пожарный», как говорит мама.

Потом вспомнил, как мы всегда садились «на дорожку», когда куда-нибудь уезжали, и решил не изменять семейным традициям. Я уселся на скамью в прихожей, и тут пришла СМСка – такси прибудет через 5 минут.

Дома мне уже не сиделось, и я решил дождаться машину внизу. Я взял сумку, закрыл дверь на все замки и спустился на первый этаж. Там мыла пол пожилая женщина, посмотревшая на меня с большим изумлением – наверное, она знала всех, кто ходит по подъезду в такую рань, а я в их число до сих пор не входил.

На улице ночью выпал снег и конкретно подморозило. Я почувствовал, как замерзаю в своей легкой ветровке – я решил не надевать зимних вещей, чтобы не мучиться с ними в самолете и в Египте. Но тут, к счастью, во двор зарулило такси. Водитель положил мою сумку в багажник, я залез в теплый салон, уселся на переднее сидение, и мы бодро поехали в Пулково.

Город, несмотря на зимнюю угрюмость, был прекрасен. Яркие огни светили даже сквозь извечную питерскую морось, четкие силуэты мостов и домов вырисовывались в свете ночных фонарей.

Я почувствовал приступ любви к своему городу и острое нежелание куда-то лететь. Непонятный Египет, какие-то артефакты, тамошние террористы – зачем мне это надо? То ли дело моя уютная квартирка с интернетом, с чашкой кофе, любимой музыкой в колонках и холодильником, забитым продуктами. Но отступать было уже некуда.

Мы приехали в сверкающее огнями Пулково, я расплатился с таксистом и отправился в здание аэропорта.

Регистрация на рейс была уже объявлена, я подошел к нужной стойке и неприятно удивился количеству народа и тому, настолько этот народ шумный. Какие-то голосистые тетки орали как базарные торговки, переговариваясь друг с другом. При этом они явно были навеселе – в такую-то рань.

Нервничая и раздражаясь, я стоял в этой горластой и неприятной толпе, думая о том, что это совсем не мой стиль – я предпочитаю одиночество и тишину. Наконец, подошла моя очередь. Я сдал багаж, получил посадочный талон и отправился на паспортный контроль.

Перед мной в очереди стоял чернявый парень, и когда он подошел к пропускной будочке, пограничник очень долго сверял его фото с паспортом, пытал разными вопросами, а я томился в ожидании.

Наконец, парень был отпущен бдительным стражем границы, а я приготовился к такой же томительной процедуре прохождения государственной границы. Но погранец мельком глянул на мое фото, потом на меня и тут же поставил штампик. Наверное, на моем лице не нашлось никаких следов преступных наклонностей.

Я долго слонялся по аэропорту, рассматривая неожиданные футуристические диванчики, многочисленные магазины и кафешки. Посадку на наш рейс еще не объявляли и делать было нечего. Я сел в зале ожидания, вытащил планшет и обнаружил, что тут есть свободный вай-фай.

Конечно, я тут же вошел в Интернет и начал читать новости. Среди прочих попалась новость, которая раньше прошла бы незамеченной, но сегодня она меня зацепила – в Хургаде обнаружен труп неизвестного человека, есть подозрение, что это террорист, готовивший теракт на электростанции.

Я в очередной раз остро пожалел, что лечу из своего уютного мирка куда-то далеко, где террористы, взрывы электростанций, где все такое неродное, незнакомое и непонятное. Но тут объявили посадку на наш рейс – через ворота, что интересно, номер 13, что тоже не добавило мне оптимизма.

Я обреченно поплелся к нужному выходу и встал в хвосте все той же галдящей очереди. В самолет мы попали без автобусов, по прямому коридору. Самолет оказался просто огромным – «Боинг 767». Посередине шел ряд с четырьмя креслами, а по бокам – с двумя.

Я задумался над тем, как поместится в нем вся эта орущая толпа, но она вся туда благополучно влезла, хотя я лично с трудом – колени упирались в сидение передо мной, а подлокотник крепко врезался в мой отъевшийся бок. Мне опять стало стыдно за свои лишние килограммы.

«Надо худеть», - безнадежно подумал я и уставился в окошко. Хотя бы здесь повезло – место оказалось у иллюминатора. Рядом со мной уселась еще не старая дама лет тридцати, которая, едва оказалась в кресле, тут же вытащила несколько образков и иконок. Обложившись ими, она закрыла глаза и начала громко шептать молитвы.

Сквозь ор и шум настроившихся на египетское солнце отпускниц я явственно слышал: «Господи Иисусе Христе, рабов твоих  моления теплыя приемля, благослови путь их и воздушное шествие, запрещая бурям же и ветром противным, и лодию воздушную целу и невредиму соблюдая».

Я всерьез задумался над тем, сколько лет этой молитве и в какие времена появились молитвы «про лодию воздушную». Наверняка новодел, хотя я лично в своих исследованиях докопался до интереснейших вещей по поводу «воздушных лодий» прошлого. Я точно могу доказать, что в незапамятные времена явно имелись различные летательные аппараты. Они обширно представлены и в религиозных текстах, и в сказках, и в древних изображениях.

Например, знаменитые золотые самолетики, найденные в XIX веке в Колумбии – золотые фигурки, которые очень похожи на летательные аппараты. То есть, тогда, в XIX веке, когда их нашли, конечно, никому в голову не пришло, что это самолетики, их посчитали фигурками птиц и выставили в музее. И только в XX веке вдруг выяснилось, что эти «птицы» - один в один похожи на самолет! И крылья, и фюзеляж, и кабина – все на месте.

Я написал про них статью, ее бурно все обсуждали, а потом мне на почту пришло письмо от парня одного, который прочел ее и заинтересовался этой темой. Он увлекается авиацией и в игре-симуляторе вбил параметры одной из золотых фигурок, чтобы проверить, способна ли она летать. И этот древний самолетик в симуляторе прекрасно полетел, что доказывает его отличные аэродинамические свойства.

Кстати, этот самолетик далеко не единичный случай. В том же Египте в храме Сети в Абидоссе есть древние изображения вертолета, самолета и еще какой-то даже нам еще непонятной техники. Вот откуда они там? Та еще загадка.

Любопытно, что несколько лет назад историк Уильям Дейч вообще доказал, что фараон Тутанхамон погиб в авиакатастрофе. Он исследовал его мумию и мумии  других фараонов и считает, что они скончались от падения с высоты.

Он так и написал: «Интересно отметить, что многие члены царской семьи Древнего Египта, включая Тутанхамона, умерли с поломанными ногами и множественными ранами, будто их смерть последовала в результате падения с большой высоты. Поскольку полеты считались в Египте божественным делом, то они были привилегией членов царской семьи».

Так что рисуется себе удивительная картинка настоящего прошлого Египта, в котором летали самолеты, разбивались фараоны, непонятным образом возводились грандиозные пирамиды и вообще происходили сплошные чудеса.

Женщина продолжала вполголоса молиться, крепко сжимая в руках иконку. А я иконами с недавних пор очень интересуюсь – как увлекся своей темой, теперь древние изображения очень пристально рассматриваю и нахожу очень много интересного.

Например, те же загадочные летательные аппараты, причем они имеются и на православных иконах и на католических.

На многих иконах, картинах, фресках Бог или архангелы спускаются на неких непонятных аппаратах. Например, есть картина Рафаэля «Уход», – если на нее внимательно посмотреть, то возникнет много вопросов, главный из которых – что на ней делает НЛО?

И это далеко не единичный случай. Например, картина «Крещение Господне» голландца Арента де Гелдера – на ней нарисовано некое загадочное небесное тело, испускающее сильные лучи.

Похожее неопознанное тело имеется на картине Карло Кривелли «Благовещение со Святым Эмидием», написанной в 1486 году.

Любопытна фреска «Распятие» в сербском православном монастыре Високи Дечани в Косово, которая создана примерно в 1350 году.  На ней есть целых два неопознанных летающих объекта, внутри которых находятся люди.

И таких примеров огромное количество. Интересно, что эти картины, фрески и иконы рисовались по канонам, которые появились еще в незапамятные времена. Наверняка, самые первые изображения Бога и ангелов были сделаны очевидцами, наблюдавшими, как небожители слетали с небес на загадочных аппаратах.

Любопытно, что на Кипре высоко в горах есть древний Киккский монастырь, в котором хранится икона Божьей матери, написанная апостолом Лукой при жизни Богородицы. Так эта икона вообще закрыта пеленами – ее никто не имеет права видеть. Считается, что увидевший эту икону ослепнет. Интересно, почему ее закрывают на самом деле?

Если судить по некоторым древним иконам, где летающие аппараты были нарисованы крупным планом, то они похожи на флипы из советского фильма «Гостья из будущего». Интересно, что такие аппараты имеются не только на древних иконах, но и на наскальных рисунках, причем в самых разных местах. Например, Будда на многих древних петроглифах, найденных в Пакистане, Японии, Казахстане, сидит в позе лотоса внутри чего-то очень похожего на тот же флип.

Соседка все продолжала бормотать слова молитвы, и я подумал, что вообще-то вроде бы радоваться надо, мы же будем ближе к Богу, полетим в самые что ни есть небеса.

Тут я подумал, странно -  вот я неверующий, но сейчас, в этой стрессовой ситуации, сижу и думаю о Боге, хотя и сужу о нем со своей колокольни. Интересно, что я сам первый раз летел в самолете и немного боялся.

Но при виде такого страха, почему-то самому стало легче, и я почувствовал даже некий подъем настроения – потому что спокойно сижу в кресле, не дрожу и не читаю молитв, а с любопытством смотрю по сторонам, на стюардесс, показывающих, где находится спасательный жилет и как им пользоваться.

Изобразив эту пантомиму, стюардессы потащили по салону корзиночки с леденцами – чтобы не закладывало уши при подъеме, и я с удовольствием взял две штуки и тут же засунул один леденчик в рот. Соседка ни на что не реагировала, закрыв глаза и шепча молитвы.

Почему-то страха у меня оставалось все меньше. Я вспомнил, как недавно читал статью, в которой с цифрами убедительно доказывалось, что шансов умереть на самолете намного меньше, чем при поездке на машине. Во всем мире самолеты ежедневно совершают огромное количество рейсов по всем направлениям. А катастрофы в небе случаются относительно редко – в отличие от ежедневных аварий на дорогах. И летчики принадлежат к тем немногим профессиям, в которых очень важен настоящий профессионализм.

Самолет все стоял – подъехала машина, которая начала оттаивать снег и лед с крыльев – то ли горячим паром, то ли кипятком. Леденец мой закончился, и пришлось отправить в рот второй. Слишком рано выдали мне конфетки, до взлета они явно не доживут.

Делать было нечего, и я опять задумался о Боге и религии. Надо сказать, что раньше я был стопроцентным атеистом. И всегда верил в строгость и точность науки. Я и сейчас верю в точные науки.  Но чем больше я занимаюсь своей темой, тем ближе подбираюсь к загадке происхождения человека и тем больше убеждаюсь, что Библия ближе к истине, чем, например, Дарвин.

Мне кажется, то, чем я занимаюсь, находится на стыке науки и религии. Истина в том, что -  да, Библия говорит правду, но при этом если отбросить путаницу, трудности перевода, то речь в ней идет о высокоразвитых существах, оснащенных самыми совершенными приспособлениями и изобретениями, которых у нас попросту еще нет, и поэтому мы пока не понимаем, о чем идет речь.

Но если лет сто назад Библию читали, воспринимая ее образы отвлеченно, то сейчас многие люди начали вдруг видеть в древних словах что-то другое, конкретное. Например, тот же Ковчег завета. Если внимательно прочитать то, что о нем говорится, то выяснится, что он служил передатчиком между людьми и Богом, обладал странным свойством иногда терять вес, и к тому же, судя по всему, был очень радиоактивным.

Например, филистимяне, укравшие Ковчег, спустя семь месяцев вернули его обратно, потому что у них началась болезнь, очень похожая на лучевую - «И поразил Господь жителей города от малого до большого, и показались на них наросты».

Я недавно даже сам сделал маленькое открытие в пользу радиоактивности Ковчега. В Библии, в книге Исхода, есть четкие инструкции от Бога о том, как надо входить в скинию (хранилище), в котором находился Ковчег завета, и выходить из нее. Главное правило – без надобности туда вообще не появляться, а если пришло время, то надо соблюдать строгую технику безопасности:

«И сказал Господь Моисею: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу перед крышку, что на ковчеге, чтобы ему не умереть, ибо над крышкой Я буду являться в облаке».

«Вот с чем должен входить Аарон во святилище:  священный льняной хитон должен надевать он, нижнее платье льняное да будет на теле его, и льняным поясом пусть опоясывается, и льняной кидар надевает: это священные одежды; и пусть омывает он тело свое водой и надевает их».

А по выходу из скинии надо снять льняные одежды и опять омыть свое тело. Известно, что при выходе из зараженных радиацией мест, людей поливают водой – она смывает радиоактивную пыль. А мне стало любопытно, почему требовалось надевать именно льняные одежды.

Я начал копаться и разыскивать разную информацию по теме и обнаружил, что не так давно ученые открыли – лен активно поглощает радиацию! Получается, неспроста Бог велел надевать одежды именно из этой ткани…

И вот такие открытия сейчас почти каждый день. Я уже говорил, что у меня сейчас Библия настольная книга, и не только она. Я читаю очень много источников из разных стран и культур, в которых упоминается то, как появились люди.

И, кстати, любопытно, чуть ли не в любых древних мифах и легендах всех стран и народов есть общий мотив – в далекие-далекие времена существовали некие боги, высшие существа, которые создавали людей, и умели делать то, что не дано простым смертным. Они летали на сверкающих колесницах, владели различными загадочными приспособлениями и удивительным оружием.

Если начать воспринимать этих богов как представителей развитых цивилизаций, которые обладали высокими технологиями, то все воспринимается совершенно по-другому, а Библия читается как научно-фантастический роман. Тем более, что считается, что часть ее, Пятикнижие, написана пророком Моисеем буквально под диктовку самого Бога. В Библии так и сказано: «И сказал Господь Моисею: напиши это для памяти в книгу»; Исход, 17:14). Бога – то есть, это буквально история от первого лица.

Можно бесконечно спорить о религии, о Боге – это сложные темы, и люди по всему миру убивали и до сих пор убивают друг друга на религиозной почве. А меня это просто потрясает – чем больше копаюсь, тем больше убеждаюсь, что у всех религий общий корень, и вообще Бог – и боги – это представители высокоразвитой цивилизации, которые действительно дали людям некие правила, по которым надо жить. Причем в этих правилах регламентировано все на свете.

А потом с годами появлялись все новые и новые толкователи этих правил, и возникали различные религиозные конфессии и направления. И люди устраивали религиозные споры и войны, совершенно не замечая, что говорят об одном и том же, но разными словами.

Но на самом деле, если бы все люди соблюдали эти правила, то жизнь была бы намного проще. И правил этих совсем немного, и они совсем не сложные, и по большому счету, и в наше время актуальны для всех, даже атеистов: почитай мать и отца, не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего.

Это, что называется, основные заповеди, а ведь в Библии еще масса советов что и как делать на все случаи жизни.

Правда, сейчас все больше людей считает, что нарушение многих из библейских законов – это правильно. Может быть, это неизбежный процесс, который происходит вследствие перенаселения планеты – ведь Библия была создана во времена, когда людей на Земле было совсем мало.

А сейчас их слишком много, а то, чего много, совсем не ценится. Нам в школе учительница географии рассказывала, как она в 80-е годы была в Китае, где народу больше миллиарда. И там везде висели плакаты и всячески рекламировались семьи с одним ребенком, чтобы снизить рождаемость.

 И политика государства так и велась по принципу «Одна семья – один ребенок» - причем на рождение ребенка еще надо заявку подавать. И к смерти в результате очень легкое отношение – за малейшую провинность – расстрел.

А сейчас не 80-е, народу много уже везде – 7 миллиардов жителей на планете - это не шутка. И при этом еды и воды не хватает тоже миллиардам людей.

И в результате этого перенаселения и борьбы за ресурсы произошла некая смена моральных ценностей. Самые кровожадные личности утверждают, что войны полезны, потому что снижается количество людей на перенаселенной планете.

Некоторые социологи говорят, что очень полезны чайлдфри, которые принципиально не заводят детей, и тем самым значительно снижается рождаемость. Из той же серии и рост количества однополых пар, которые тоже не спешат размножаться. 

И, мол, все это нужно и полезно для общества. Но я лично думаю, что если бы люди тратили те ресурсы, которые они тратят на бессмысленное бытовое потребление, то они давно бы и Землю превратили в цветущий сад, в котором всем хорошо, и открыли новые планеты, на которых началась бы новая жизнь, или осваивали океаны, которые таят в себе массу тайн и возможностей.

Бормотание в динамиках прервало мои патетические мысли. Командир корабля поприветствовал нас и сообщил, что мы отправляемся в полет. И вот мы медленно тронулись с места. Самолет, покрутившись по полю, постепенно начал набирать скорость, и молитва от дамы справа зазвучала еще громче: «Спасительное и небурное по воздуху провождение даруй сынам твоим и благое намерение совершившим им весело во здравии и в мире возвратитися изволь».

Тем временем самолет оторвался от земли, по салону разнеся вздох облегчения, и мы начали свое «небурное по воздуху провождение».

Меня поразило - когда мы миновали плотные и тяжелые облака, стоящие над Питером, над ними оказалось ясное и чистое небо с ярким солнцем. Вот вроде бы умом понимаешь, что солнце всегда над нами, и мы не видим его только из-за облачности, но когда я увидел это своими глазами, то был потрясен.

Я долго пялился в иллюминатор, но там ничего интересного не происходило – мы летели над белыми, плотными ватными облаками. Движение совсем не ощущалось, казалось, будто самолет стоит на месте, а на информационных экранах тем временем высвечивалась наша скорость – 698 км/ч.

Устроившись в кресле поудобней, я достал ноутбук. Вставил наушники, включил любимую музыку и больше не слышал криков бурных отпускниц. Почувствовав себя прямо как дома, я решил перечитать то, что написал в свое время про Жезл Моисея и то, что вчера насобирал в Интернете. Тема не новая, про нее много кто писал, но я туда кое-что свое добавил.

Если вкратце, то в Библии имеется описание волшебного жезла пророка Моисея, который ему вручил сам Бог. При помощи этого чудо-жезла Моисей, собственно, и устраивал знаменитые казни египетские.

Этот жезл превращал воду в кровь, мог высечь воду из скалы, насылал саранчу и мошкару, мог вызывать непроглядную тьму, управлять погодой и творил еще немало различных чудес.

Я в статье доказывал, что жезл - это некий совершенный высокотехнологичный инструмент, и вполне возможно, что наша наука тоже когда-нибудь создаст нечто подобное.

Вот как в Библии описывается появление у пророка Моисея жезла. Однажды Бог явился из тернового куста (Неопалимой купины), который горел огнем, но не сгорал и подарил Моисею волшебный жезл. Кстати, об этом загадочном огне. В то время, конечно, это выглядело необъяснимо и загадочно, а сейчас, взяв обычный фонарь на батарейках, я сам устрою свет из кустов. Причем любой мощности и любого цвета.

И некоторые волшебства жезла тоже совершу запросто. Например, воду в «кровь» я превращу за минуту. У нас еще в детском саду как-то был праздник, и там один мальчик 6-ти лет фокусы показывал – делал воду красной, всего лишь незаметно добавляя кристаллы марганцовки. В школе на уроках химии нам показывали более сложные опыты с превращением воды в «кровь» - по-моему, при помощи роданистого аммония. А еще он рассказывал, что если в реку вылить много хлорида железа и роданида калия, как она тут же станет «кровавой».

У нас вообще очень хороший химик был, он нам на каждом уроке какие-нибудь фокусы демонстрировал, которые тысячи лет назад признали бы волшебством.

Он же нам один любопытный опыт показал - называется Фараонова змея. Если взять некоторые вещества и нагреть, то они начнут моментально разлагаться на пористую массу, которая будет расти и извиваться, что очень похоже на змею. Выглядит эффектно - даже в Интернете куча роликов есть на эту тему.

В общем-то, это все в наше время элементарно, но я лично думаю, что жезл Моисея настолько сложный механизм, что нашей земной науке до него еще и идти. Эти фокусы имеют к нему отношение, но примерно такое же, как первый телефон Александра Белла к нынешним навороченным мобильникам с кучей дополнительных функций – типа снимать видео, фотографировать и так далее.

Вообще любопытно то, что, если верить Библии, жезл Моисея мог превращать одни вещества в другие.

Забавно, что это тоже теоретически вполне реально. Состав вещества зависит от заряда его атомного ядра. Поменял заряд – поменял состав вещества.

И что интересно, такие опыты уже совершали - например, по получению золота химическим путем. И проводились они вовсе не средневековыми алхимиками, а серьезными учеными в XX веке. Они бомбардировали быстрыми нейтронами, полученными с помощью циклотрона, соседние с золотом элементы - ртуть и платину.

 В 1941 году  физики А. Шерр и К. Т. Бэйнбридж из Гарвардского университета доложили об успешных результатах таких опытов. Но потом оказалось, что овчинка выделки не стоит, ибо такое золото получается на выходе дороже настоящего.

Любопытно, что жезл Моисея  еще мог управлять погодой -  превращал день в ночь, мог наслать саранчу, вызывать град и прочие атмосферные осадки.

И все эти чудеса в принципе, тоже можно объяснить. Уже сейчас погодой тоже чуть-чуть управляют – перед разными праздниками, массовыми мероприятиями разгоняют облака, вызывают дождь, рассыпая с самолетов различные реагенты.

Это то, что известно широкой публике. Но давно уже ходят слухи о гораздо более серьезном вмешательстве в управление погодой. Даже у нас в «Загадках» не раз встречались статьи о тайных экспериментах с погодой и климатическом оружии – так что, возможно, на самом деле секретные разработки намного обширнее, чем мы можем видеть в открытом доступе.

Так что жезл Моисея вполне мог делать то же самое. Кстати, умея управлять ветрами, можно и саранчу с жабами насылать – всего-то нужно направить поток ветра в болото – и там, куда ветер их потом донесет, начнется дождь с лягушками. Такое и сейчас часто случается – то тут, то там выпадают подобные дожди из земноводных.

Так что все эти чудеса прошлого уже не совсем чудеса. Другой вопрос – какая была энергия у Жезла Моисея и у некоторых других аналогичных волшебных жезлов? Кстати, вообще-то они были не только у Моисея, но, если верить Библии, и у египетских жрецов.

«И бросил Аарон жезл свой перед фараоном и перед рабами его, и он сделался змеем. И призвал фараон мудрецов и чародеев; и эти волхвы египетские сделали то же своими чарами: каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями». (Исход, 7:8).

В египетской мифологии есть немало подобных чудес, свои Боги и свои волшебные жезлы – и имеется довольно большое количество их древних изображений. Мифы об аналогичных волшебных жезлах и их изображения имеются в древних культурах Индии, Шумера и  Мезоамерики.

Судя по разным источникам, эти удивительные жезлы и подобные удивительные приборы могли преобразовывать энергию мысли в физическую и использовать потом ее и в качестве оружия, и для разрушений и созидания. Кое-где, например, в индийских «Ведах»,  утверждается, что это делалось при помощи  специальных мантр.

Знаю, звучит как фантастика, как сказки, как что-то из серии «рептилодиды с планеты Нибиру» и разный желтый бред. Но тем не менее, это так. Более того, я уверен, что спустя какое-то время мы сами научимся пользоваться энергией мысли.

Тут любопытно, что в физике есть такая спорная теория торсионных полей, признанная лженаучной. И вот как раз часть «торсионщиков» утверждает, что человек силой мысли может генерировать торсионные поля и управлять ими.

В общем, все, как в древних мифах, в которых есть много информации про неведомую энергию прошлого. И в незапамятные времена явно использовали совсем другие источники энергии, не такие, как у нас сейчас. И их еще только предстоит обнаружить.

И здесь уже огромное поле деятельности для физиков, причем некоторые из них, например, загадочный ученый Никола Тесла, уже кое-что сделали в этой области. Но тут, сказать по правде, я вообще ничего не понимаю. Но Тесла явно как-то плотно связан с моей темой. Но так как я не разбираюсь в физике, мне очень трудно связать мои догадки и открытия с его открытиями и достижениями современной науки.

Я подробно изучал исследования и чудеса Теслы и интуитивно чувствую, что это моя тема, но объяснить это не могу. С другой стороны, если бы я мог это все связать и объяснить и доказать, то это был бы уже не я, а супернобелевский лауреат. Потому что если бы срослись древние мифы и легенды и современная наука, то были бы открыты новые источники мощной энергии, антигравитация, были достижимы бы дальние планеты, произошел бы огромный прорыв в науке и технике.

Но я явно не тот человек, который может связать вместе все эти концы. И посоветоваться-то не с кем – физики гуманитариев вообще всерьез не воспринимают, а я еще и среди гуманитариев-то пария – меня они тоже не признают, мол, я антинаучной ерундой занимаюсь.

Я пытаюсь понять, что Тесла делал, но могу объяснить это очень упрощенно и, скорей всего, с кучей ошибок. Я так понял, ученый утверждал, что вокруг нас существуют неизвестные крошечные частицы, которые движутся быстрее скорости света. И если удастся их поймать, то можно будет с их помощью получить свободную энергию, которая полностью изменит весь мир.

Тут любопытно, что на БАКе – Большом адронном коллайдере как раз ищут мифические частицы. И физики активно пытаются обнаружить различные гипотетические частицы, например, гейджино, чарджино, глюино, гравитино. Если их найдут, то это уже серьезный прорыв в науке.

Еще один любопытный момент – вполне себе реально существуют катушки Тесла, работающие без всяких мантр и мифических торсионных полей. Это резонансные трансформаторы, которые на выходе могут выдавать напряжение в несколько миллионов вольт.

Есть еще одно загадочное изобретение Теслы – резонансный осциллятор. Меня в школе, помню, очень поразило явление резонанса – огромный мост может рухнуть, если совпадет частота его колебаний с колебаниями внешней силы. Так, например, рухнул Египетский мост в Петербурге, когда по нему в ногу шла рота солдат. С тех пор при приближении к мостам военных подразделений следует команда «Сбить шаг!», чтобы подобная трагедия не повторилась.

Так вот, Тесла, используя это явление, создал свой осциллятор – небольшое устройство, способное вызывать резонанс. Когда он начал с ним экспериментировать, то едва не разрушил свою лабораторию – и осциллятор пришлось разбить.  Позже Теслу спросили, можно ли с помощью его осциллятора уничтожить огромное здание Эмпайр-стейт-билдинга, то он ответил -  это вполне реально, только необходимо подобрать правильную частоту вибраций.

Но самое то удивительное во всем этом, что я видел изображения осциллятора Теслы – это вылитый анкх, египетский крест с кольцом наверху, который можно часто увидеть на древних барельефах и фресках Египта!

Так что не исключено, что анкхи были небольшими осцилляторами, способными разрушать, а жезл Моисея – большим осциллятором. Или еще более сложным прибором, потому что он мог делать многое из того, чем занимался тот же Тесла. Например, еще одно из его изобретений, правда, оставшихся не претворенными в жизнь,  – луч смерти. Это некий ускоритель частиц, который мог на огромном расстоянии сбивать самолеты и уничтожать другую технику.

По официальной версии у Теслы не нашлось спонсоров для воплощения в жизнь луча смерти. Но ходят упорные слухи, что такие разработки велись, в режиме строгой секретности, и даже Тунгусский метеорит – это как раз последствия экспериментов с лучом смерти.

Как известно, загадочные события в районе Подкаменной Тунгуски так и не получили объяснения – мощность взрыва была просто огромной, но в тайге не обнаружилось никаких следов того, что причинило такие сильные разрушения. Ели принять версию, что это был прилетевший издалека луч смерти, то этим объясняются все эти загадки.

Кстати, Тесла также вел разработки по управлению погоды с помощью изменения магнитного поля Земли. Ходят слухи, что потом его записи оказались в руках спецслужб. И вот тут опять возвращаемся к тому, о чем я уже говорил – о современных секретных опытах по управлению погодой, и о том, что жезл прекрасно с этим справился.

Так что, получается, что ничего сверхъестественного в Жезле Моисея нет. Но самое неприятное во всем этим - позиция некоторых людей, которые мыслят только с позиции так называемой «официальной науки». Это и историков касается, которые не верят в высокие технологии прошлого. И физиков, не верящих в иные источники энергии и отрицающих саму возможность подобных преобразований.

Но, на мой взгляд, эта официальная наука облажалась уже неоднократно. Они и Шлимана уверяли, что он не найдет Трою, и еще не верили в кучу вещей, которые затем появились в действительности. Я даже статью по этому поводу написал – так и называется «Неверие в прогресс».

И там таких примеров очень много. После некоторых из них ученый мир выглядит очень непрезентабельно. Например, в 1895 году президент английского Королевского общества лорд Кельвин произнес: «Летающие машины весом тяжелее воздуха невозможны!»

Американский ученый Саймон Ньюкомб вообще доказал, что «машины тяжелее воздуха» не могут летать. Пока он высчитывал это на бумаге, братья Райт построили свой аэроплан и отправились на нем в свой первый полет.

А вот такой вердикт вынесла «официальная наука» в адрес работы Роберта Годдара, написанной в 1921 году, где он писал о создании ракеты, способной преодолеть земное притяжение: «Профессор Годдар не понимает отношений между действием и реакцией, ему не известно, что для реакции нужны условия более подходящие, чем вакуум. Похоже, профессор испытывает острый недостаток в элементарных знаниях, которые преподаются еще в средней школе».

Ну и вот все у них так. Так что такие «авторитеты» для меня совсем не авторитеты. Но, впрочем, настоящие ученые работают всерьез, и мне кажется, что их исследования рано или поздно прольют свет на многие загадки прошлого, в том числе и на жезл Моисея.  Если предположить, что он создан при помощи более развитых и продвинутых технологий, чем у нас сейчас, то он и действует на совсем другом уровне строения частиц.

Я это все к чему – такие исследования могут привести к тому, что еще неизвестным науке способом можно будет превращать одно вещество в другое, вмешиваясь в его структуру на уровне мельчайших частиц.

Или вообще лишать вещество веса – ибо, если внимательно почитать древние мифы и Библию, то можно убедиться в том, что древние боги явно знали тайны антигравитации.  Так что, возможно, жезл Бога – ни что иное, как не изобретенный пока прибор, умеющий преобразовывать вещества при помощи какой-то пока неизвестной энергии.

Интересно, что управлять погодой тоже могли боги многих древних цивилизаций, и тоже при помощи загадочных приборов.

У древних греков имелся волшебный жезл кадуцей, при помощи которого творились различные чудеса, и описание его действия очень напоминает жезл Моисея. Кадуцей был ключом от дверей между светом и тьмой, добром  и злом. Возможно, что речь идет об одном и том же приборе – ведь изображений жезла Моисея не имеется.

А вот то, как выглядел кадуцей, известно – он сохранился в древнегреческих скульптурах. Это жезл, по которому спиралями завиваются две змеи – и все это вместе очень похоже на коническую спиральную антенну.

Интересно, что изображения кадуцея есть и в египетской древней культуре. Например, Осирис  часто изображается с кадуцеем. Может быть, это и есть загадочный жезл Моисея?

Есть изображения бога Гермеса Трисмегиста, известного и в Древнем Египте и в Древней Греции – и он часто изображается с кадуцеем.

Кстати, символ кадуцея распространен и в наши дни – он часто используется в различных эмблемах и гербах городов. К примеру, на гербе Федеральной налоговой службы России изображен кадуцей.

Известная эмблема медиков тоже связана с кадуцеем – потому что он также является неким ключом, отворяющим дверь между смертью и жизнью. Любопытно, что главный герой сериала «Доктор Хаус» часто появляется в черной футболке, на которой нарисован кадуцей.   Так что на самом деле этот загадочный жезл видели чуть ли не все.

Интересно, что эти древние волшебные жезлы, атрибуты загадочных богов, стали прообразом знакомой нам с детства волшебной палочки, с помощью которой можно совершать любые чудеса.

И если ничего не случится, и наука будет идти вперед, не исключено, что когда-нибудь ученые сделают настоящую волшебную палочку, которая сможет управлять погодой, ломать скалы и творить множество других чудес.

Тут из моих размышлений меня вывела стюардесса с внезапным вопросом, заданным до приторности любезным голосом:

- Сок, вода, лимонад?

Обычно я всегда пью лимонад, который моя мама называет «тошнотворным пойлом на сахарине» - как в рассказе писателя Аркадия Аверченко, которого мы обожаем всей семьей. И обычно я всегда выбирал пойло, но сцена при посадке с не влезшими в кресло бочками так на меня подействовала, что я попросил минералки. Меня одарили крошечным стаканчиком с водой, которую я выпил залпом и снова погрузился в размышления.

Вообще любопытно, что я сейчас читаю про жезл Моисея, а сам при этом лечу в Египет, и как раз в связи с этим жезлом. Прямо Индиана Джонс какой-то. Но в глубине души я все же думаю, что это все какой-то дурацкий розыгрыш. И мне даже стало грустно, что на самом деле нет никаких приключений в стиле Индианы Джонса, это все выдумки сценаристов. И нет больше таких экзотических египетских рынков, как в фильме про ковчег Завета, который я смотрел вчера, где ходят арабы в длинных до пят рубахах и продают разные интересные вещи.

Насколько я могу судить, цивилизация поглощает национальные различия, везде, чуть ли не во всех странах уже понатыканы одинаковые «Макдональдсы», «Хилтоны», бутики с дизайнерскими шмотками.

И мир XXI века – это не мир 30-х годов прошлого века, когда происходили приключения Индианы Джонса. Он летел в Египет в крошечном самолетике, а я в огромном Боинге, который вмещает больше 500 человек.

Тут в салоне началось какое-то оживление. Я оторвался от планшета и увидел, что стюардессы везут тележки с контейнерами еды. Я поразился – поесть это у меня самое важное дело за день. Завтракая, я иногда думаю, чем буду обедать, а обедая – что у меня планируется на ужин. А тут за всеми впечатлениями я даже не вспомнил об еде.  Но сейчас запах горячей еды прямо бил в нос, и я почувствовал, что зверски проголодался. Стюардесса доехала до меня со своей тележкой, и с искусственной улыбкой поинтересовалась:

- Вы будете макароны с курицей или рис с говядиной?

Я выбрал курицу и с интересом смотрел, как стюардесса выкладывает на мой стол поднос с какими-то чашечками, тарелочками, кексиками и прочим. Распечатав контейнер с курицей, я подивился микроскопической порции, и начал ее есть – она оказалась чуть теплой.

Ностальгически я подумал о том, что уж дома-то я бы сейчас ел свою любимую буженину в фольге – я ее часто сам готовлю. Да с маминым соленым огурчиком, да с картошкой-фри… Эх… Я вздохнул, намазал булочку сразу и маслом, и плавленым сыром и тут же умял ее.

Потом распечатал бисквитный кекс и приговорил его тоже. Затем скосил глаза на соседний ряд и обнаружил, что все съели еду, но булочки и кексики оставили. Тут же стало ясно, почему – по салону пошел запах кофе, и стюардессы потащили тележку с горячими напитками.

Предусмотрительные пассажиры принялись пить чай и кофе с булочками, а я пил простой кофе, причем еще и растворимый – редкостная гадость, надо сказать, искренне не понимаю людей, которые его пьют. Но на счастье стюардесса опять прокатила мимо тележку, и я на ней узрел молоко. Я попросил молока, чтобы отбить вкус ужасного кофе и потом уже выпил его почти с удовольствием.

После еды народ активно начал бегать к туалетам. Я вспомнил, как однажды в детстве сразу после обеда помчался в туалет, и мой отец пошутил, что у меня пищеварительный тракт как у дождевого червяка – что съел, тут же переварил и наружу. Похоже, в самолете таких червяков с коротким пищеварительным трактом было все 500 штук.

Чтобы отвлечься от этого массового сортирного демарша, я снова включил музыку, надел наушники и выглянул в окно – оказывается, облака уже исчезли, и мы летели над горами. Я замер, пораженный – подо мной были величественные вершины, покрытые снегом. У меня как раз заиграла очень длинная композиция композитора Вангелиса «Pinta, Nina, Santa Maria» из фильма про Колумба и открытия им Америки.  Так назывались каравеллы Колумба, и под эту музыку очень легко представить, как они покоряли бесконечный океан. И почему-то сейчас, хотя я был в совсем другой стихии  - воздухе, да еще и над горами, эта музыка очень точно передавала мои эмоции.

У меня просто мороз пошел по коже - я думал о том, что на этих вершинах вряд ли ступала нога человека. В голове начали крутиться какие-то библейские образы – Ноев ковчег, который, по преданиям, находится в таких же ледяных отрогах Арарата.

Про это, кстати, я тоже писал статью. Интереснейшая тема, надо сказать. Во-первых, все легенды о Всемирном потопе на самом деле вовсе не легенды, а во-вторых, Ноев ковчег действительно был. В вавилонских и шумерских преданиях есть такой же сюжет, только Ноя там звали Ут-Напиштим. А  мусульманам Ной известен как Нух. И в самых разных независимых, как сейчас говорят, источниках, точно указано место, где нашел свое пристанище Ной — в Араратских горах.

Его долго и упорно искали, но покорить Арарат дело не простое. В начале XX века появились самолеты, и началась новая эра в поиске Ноевого ковчега. В 1916 году русский пилот Росковицкий сообщил командованию, что видел на склонах Арарата «лежащее большое судно». Российское правительство тут же сильно заинтересовалось этой находкой и снарядило серьезную экспедицию в Армению, которая добралась до Арарата. Надо сказать, что эта была первая и последняя официальная экспедиция. Все остальные, и до и после, проводились в частном порядке.

Тут случилась революция, в стране начался хаос, и всем стало, само собой, не до Ковчега. Во всеобщей неразберихе исчезли все отчеты и фотографии, сделанные русскими исследователями. Выжившие после войны участники того восхождения утверждали, что они нашли Ковчег. Но так как документальных подтверждений не было, то эти слова не вызывали веры. А тем временем Арарат перешел к Турции, правительство которой пресекает все попытки исследования Арарата.

Как-то раньше эта история у меня воспринималась отвлеченно, а сейчас, когда я летел над настоящими горами, она вдруг ожила и стала реальностью. Я представил себе, как люди шли по таким же страшным отрогам. Еще в предгорьях их ожидали ядовитые змеи и опасные животные. А чем выше, тем сложнее - многочисленные лавины, камнепады, ураганные ветры, туманы, опасные ущелья и трещины. В любую минуту отважные исследователи могли сорваться в пропасть, а холод пронизывал их насквозь – раньше же не было такого альпинистского снаряжения, как сейчас. И все это оказалось напрасным – они так и не доказали, что видели Ноев ковчег.

Я опять посмотрел в иллюминатор. Внизу расстилалось бесконечное Средиземное море. И, наконец, я увидел Африку. То, что это Африка, а не какой-нибудь остров в Средиземке, я понял сразу – четкие очертания и желтый цвет, без единого цветного пятна. Ни полей, ни садов, никаких ярких лоскутов – песчаные бесконечные барханы.

Мы летели над этой пустыней, лишь кое-где прочерченную полосой дорог, а я думал о том, как нам повезло, что мы живем на совсем другом материке и совсем в другой стране. Конечно, зимой у нас холодно, но я не могу представить себе жизнь среди пустыни, без озер, рек, лесов.

Я посмотрел на батарейку ноутбука – оставалось зарядки еще минут на 15. Я уже устал, но все же решил еще немного почитать – попалась мне тут любопытная заметка про Александрийскую библиотеку, но толком ее не прочел. А тут мы как раз пролетаем в районе этой самой Александрии.

Александрию, как известно, построил Македонский, который хотел, чтобы она стала научным центром, городом, в котором собрались бы все величайшие умы.

И для этих античных гениев была создана великолепная библиотека, с большими залами и помещениями для работы ученых. Первым ее смотрителем стал афинянин Деметрий Фалерский, написавший труд «О световом пучке в небе» -  современные уфологи считают, что там идет речь о НЛО.

Александрия стала именно такой, как хотел Македонский – прибежищем, как сказали бы сейчас, интеллектуальной элиты. Самые видные ученые мужи работали в библиотеке, в которой можно было найти древние папирусы, пергаменты и как гласят предания, даже печатные книги.

За долгие годы ее существования в библиотеке скопилось около 700 тысяч рукописей на всех языках того времени, написанных любовно жрецами, учеными мужами, писателями и историками. Например, среди прочего, множество редких индийских манускриптов, рассказывающих удивительные вещи. Говорят, там находились труды Пифагора, Соломона и даже Гермеса Трисмегиста – мифического бога.

В Александрии хранились и труды финикийского историка Мокуса, которому приписывается создание теории атомов.

Здесь же находилось наследие бежавшего в Грецию вавилонского жреца Бероса, современника Александра Великого. Берос известен как историк, астролог и астроном. Он изобрел солнечный циферблат и выдвинул теорию сложения солнечных и лунных лучей – предтечу современных работ по интерференции света. Любопытно, что в некоторых своих трудах Берос упоминал о цивилизации великанов и подводной цивилизации.

Неудивительно, что Манефон был тут завсегдатаем, и тут хранились его труды, впрочем, недолго – ибо это уникальное собрание самых редких рукописей и сведений об истинном прошлом планеты было варварски уничтожено.

Впервые разграбление Александрийской библиотеки устроил знаменитый Юлий Цезарь – в 47 году до нашей эры, а затем библиотеку грабили и уничтожали неоднократно и Зенобия Септимия, царица Пальмиры, и император Аврелиан и император Диоклетиан.

Окончательно ее уничтожили арабы-завоеватели, руководствуясь девизом: «Не нужны другие книги, кроме Корана». Халиф Умар ибн аль-Хаттаб в 641 году повелел полководцу Амру ибн аль-Асу сжечь Александрийскую библиотеку, сказав: «Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны». И в 646 году Александрийская библиотека была сожжена дотла.

Как-то напоминает современность, когда такие же фантатики уничтожают то, что им не нравится.

Зарядка кончилась, ноутбук выключился, и я остался без информации и музыки в шумном салоне «Боинга». Честно говоря, я уже очень устал, подлокотник все больше врезался в бок, и хотелось ощутить под ногами твердую землю. И, наконец, стюардессы опять шустро разнесли по салону леденцы, и самолет начал снижение.

Моя соседка опять обложилась иконами, закрыла глаза и начала шептать молитвы. А я с интересом смотрел в иллюминатор, в котором открывался Египет. Меня удивила огромная свалка мусора рядом с городом – на фоне пустыни ее было прекрасно видно.

Чем ближе мы подлетали, тем больше мусора видел я вокруг. Мусор был повсюду, его носил ветер, и впечатление складывалось гнетущее.

Посадочная полоса выглядела довольно потрепанной жизнью. «Интересно, может ей тоже тысячи лет, как пирамидам?», -  призадумался я.

Шутки шутками, но в африканской стране Гамбии есть загадочный аэропорт Юндум, у которого очень интересная и странная история. Не так давно в Гамбии буквально среди чистого поля нашли тщательно сделанные и отшлифованные плиты. Их взяли, немного подправили – и сделали аэропорт. Причем фотографии есть в Интернете –  видна разница между современными и этими древними плитами. Интересно, что плиты такие прочные, что этот аэропорт способен принимать самолеты любого тоннажа.  Говорят, что этим плитам 12 тысяч лет. И я охотно верю – столько видел уже аналогичных загадочных находок.

И вот, наконец мы приземлились, причем с таким ощутим толчком, что самолет даже подпрыгнул. Все взвизгнули, а потом дружно зааплодировали. Моя соседка открыла глаза и вытащила какую-то таблетку, которую быстро проглотила – наверное, какое-то успокоительное.

Я подумал, что если она испытывает такой стресс от полета, то эффект от отдыха будет нулевой – сначала она будет отходить от дороги сюда, потом готовиться к новому полету, а пока летит обратно, стресс сожрет весь положительный эффект от отдыха.

Но тут к самолету подогнали трап, мы залезли в автобусы и двинули в здание аэропорта – довольно убогое по сравнению с нашим новым сверкающим терминалом в Пулково.

В здании аэровокзала стояла страшная толчея и сутолока, я с трудом понял, что тут к чему, и как, где и что надо заполнять. Все же в руках у меня оказалась регистрационная карта, в которую я мучительно долго вписывал свои данные, подглядывая за соседями – что они там такого пишут.

Огромная толпа с нашего самолета галдела, стоя в многочисленных очередях к стойкам. Замученные работники бегом ставили штампы, не вглядываясь особо в лица. На ломаном русском египтянин мне сказал:

- Добро пожаловать! Виза пока сейчас отменена, проходите.

Я порадовался отмене визы – все же 25 долларов не лишние, особенно при сегодняшнем зверском курсе доллара. Я так понял, именно поэтому их и отменили – чтобы привлечь туристов из России. Но судя по плотным толпам россиян, они особо и не отпугнулись – народ явно настроился отдыхать, невзирая ни на что.

Сразу бросилось в глаза, что в аэропорту из местных жителей присутствуют только мужчины, и работают тоже только мужчины – это было очень непривычно.

Ошарашенный шумом и толпой, я выбрался на улицу и увидел встречающего нашу группу гида-египтянина. Он стоял с табличкой, на которой было написано название туроператора и собирал, как наседка под крыло, своих галдящих цыплят-туристов.

После переклички все дружно потопали на стоянку, где туристов встречали большие и маленькие автобусы. Нас дожидался микроавтобус довольно приличного вида. В него набились туристы – в основном толстые громогласные тетки, и мы двинули в город под аккомпанемент их душераздирающих криков.

Четвертая глава. Под небом Африки

Едва мы выехали из аэропорта, нас остановили на блокпосте и проверили документы у водителя автобуса, после чего разрешили двигаться дальше. Затем я видел блокпосты, а также стоящие бронетранспортеры или машины, затянутые сеткой от гранатометов, чуть ли не каждом шагу.

Рядом с ними стояли вооруженные люди в странной форме – светлые брюки, высокие сапоги и свитера защитного цвета, поверх которых надеты довольно хлипкие бронежилеты. Вид у них был несколько комичным, казалось, что это партизаны, одетые с бору по сосенке, но «Калаши» наперевес придавали им солидности.

Вроде бы вся эта демонстрация мощи и блокпосты должны были создать чувство безопасности, но я, наоборот, почувствовал себя в опасности – если такое количество вооруженных людей стоит на каждом шагу, значит, им есть от кого защищаться, и это уже всерьез пугает.

Гид на очень плохом русском языке рассказывал про Египет и про местные достопримечательности. Между делом он произнес: «В Египте очень любят русских. И в нашем городе столько россиян, что его уже называют не Хургада, а Русгада». Тетки громко засмеялись, а я подумал, что египтянину, наверное, незнакомо слово «гад», поэтому он не видит второго смысла в этом названии.

Гид продолжал что-то говорить, но я уже не слышал. Я прилип к окну и изумленно осматривал окрестности – все же первый раз в жизни попал за границу. Вдруг выяснилось, что в действительности все воспринимается не так, как по телевизору или в Интернете.

Я тысячи раз видел различные фильмы и передачи о путешествиях, но реальность оказалось совсем иной – резкие запахи, звуки, иные цвета, другие люди, пейзажи, одежды – и все это поражало меня.

Мелькали вывески, совершенно невообразимые, некоторые даже на русском языке, например, «Дом хлопка Каркуша», в окнах новостроек висели таблички на русском – «Продажа квартир. Русские соседи». Эти новые дома выглядели как-то странно – я вспомнил, что где-то читал о том, что так в Египте уходят от налогов – недостроенные дома налогом не облагаются, и поэтому их не спешат достраивать. И иногда у домов нет верхних этажей, а в нижних уже вовсю живут люди, купившие квартиру.

Наконец, мы остановились у какого-то отеля. Гид назвал фамилии, но мою не упомянул. Орущие тетки вылезли, забрали свои необъятные сумки и чемоданы и исчезли в дверях. В наступившей прекрасной и полной тишине меня повезли одного в отель, причем везли очень долго.

Туристические кварталы закончились, началась совсем другая Хургада – я так понял, настоящая, не туристические кварталы. И надо сказать, она мне нравилась больше. Здесь уже все казалось натуральным, я проникался подлинным восточным духом.

Наконец, мы подъехали к моему отелю, где гид передал меня с рук на руки портье. Я заполнил форму прибытия, узнал, что где находится, расписание завтраков-обедов-ужинов и получил ключи от номера.

Портье позвал носильщика, молодого араба с чересчур слащавой внешностью. Тот чуть ли не вырвал из рук мою сумку и повел меня в номер, где недвусмысленно дал понять, что ожидает чаевых за свои услуги.

Я покаялся, что еще не успел разменять доллары. Носильщик на хорошем, надо сказать, английском, уверил меня, что ничего страшного, он возьмет и долларами. Тут я со стыдом признался, что у меня только стодолларовые бумажки, а мелких нет. Носильщик засмеялся и сказал, что он не против таких бумажек.

Мы посмеялись, а я при этом вспомнил, как прочел перед отъездом, что зарплаты в Египте около ста долларов. Действительно, для них это серьезная сумма. Впрочем, после нашего скачка доллара для нас уже тоже.

Тут араб сказал, что на самом деле он не только носильщик, но и уборщик, и будет каждый день убирать мою комнату, так что у меня еще есть время исправить мою оплошность. На этом мы и распрощались.

Странно, что горничная у них мужского пола, подумал я, а потом вспомнил – это же Египет, восточные женщины не должны работать, тем более в таком месте, где куча европейцев со свободными нравами.

Номер оказался в меру скромным, но со всем необходимым и с красивой деревянной мебелью в одном стиле, украшенной резьбой. Больше всего меня потрясла кровать – она выглядела огромной, прямо-таки трехспальной. Я как-то даже расстроился, что мне предстоит спать на ней в полном одиночестве. Ну ладно, я не претендую на двух дам, но уж хотя бы одна девушка точно должна была бы помочь скрасить одиночество в такой роскошной кровати.

Еще мне очень понравилось зеркало – почему-то оно убавляло пару размеров, и от этого я выглядел необычайно стройным и красивым.

«Секреты арабских мастеров», - усмехнулся я, подумав, что неплохо бы завести такое зеркало дома – для поднятия самооценки.

Я выглянул в окно – вид был на шикарный бассейн с голубой водой. Отель почему-то загадочно стоял торцом на море, и номеров с видом на море в нем не нашлось бы в любом случае.

За окном обнаружилась огромная лоджия с плетеными креслами и столом. «Приятное местечко», - подумал я и начал распаковывать вещи.  Разложив свое немногочисленное барахло по шкафам и тумбочкам, я вдруг почувствовал, что страшно хочу спать – удобная роскошная кровать прямо манила к себе. Я лег в постель и сразу отрубился – сказался ранний подъем.

Я спал около двух часов и проснулся довольно свежим и  решил, что пора отправляться на море – никогда в жизни не купался в январе месяце.

Я надел плавки и шорты и в некотором ошеломлении пошел на пляж, который начинался прямо сразу у отеля. Девочка в турфирме не обманула – отель действительно был на первой линии.

Пляж был пустым, море тоже, только болталась у причала скромная пустая пластиковая яхта.

Море выглядело как-то неприветливо, и в воду лезть не хотелось, но я себя заставил, вспомнив родную Ладогу. Там я купался при температуре воды в 15-16 градусов, а в Красном море, если верить Интернету, сейчас  22-23 градуса. Вода действительно сначала показалось холодноватой, но когда я немного побарахтался в воде, то выяснилось, что она очень теплая.

В голове не укладывалось, что еще утром я ехал по заснеженному и холодному Питеру, а сейчас плыву по самому настоящему морю где-то в Африке – причем в разгар зимы.

Я долго наслаждался этим ощущением и купанием в совершенно прозрачной теплой воде. Из головы совершенно выветрились все мысли и желания – простое бездумное существование, как у медузы. Не хотелось вылезать, куда-то идти, чем-то заниматься.

Но вдруг резко начало темнеть, я вылез из воды и отправился в свой номер. До ужина еще оставалось время, я завалился на кровать, включил телевизор и начал щелкать по каналам.

После своих питерских 40 с лишним каналов я испытал некое разочарование – пара-тройка местных, один немецкий и один российский канал. В результате я остановился на каком-то местном МТВ – музыкальном канале и с интересом смотрел местные клипы.

Музыка была достаточно однообразной, восточной, приторно-сладкой, но певицы и актрисы в клипах потрясли меня до глубины души – это были такие увесистые дамы с фактурными достоинствами. Никакие стандарты 90-60-90 там даже рядом не стояли – на мой ошарашенный взгляд казалось, что там сплошное 120-80-120.

Я пережил прямо-таки культурный шок, но, сказать по правде, смотреть на таких фигуристых девиц было намного приятнее, чем на наших худосочных певичек и моделей, измученных недоеданием и изнуренных диетами.

Подумав о диетах, я почувствовал, что сам страшно хочу есть - последний раз ел жалкие макароны в самолете. Я закрыл дверь в номер и пошел в сторону столовой. Или ресторана? Не знаю, как назвать это помещение. На обшарпанную столовку оно не походило, но и шикарным рестораном его на назовешь – обычные столы, стулья, стойка-плита с горячей едой по типу шведского стола, витрины с фруктами, сладостями, разнообразными тортами, пирогами и прочими приятными глазу пирожными, печениями, фруктовым желе.

В столовой не было ни одного отдыхающего, но за стойкой имелись два араба в белых поварских колпаках и куртках. Я опять подумал о том, как это непривычно, что нигде не работают женщины, даже на кухне.  И вроде бы я знал, что в восточных странах не принято, чтобы прекрасный пол трудился наравне с мужчинами, но почему-то это очень поражало.

Однако желание поесть волновало меня больше, чем судьбы угнетенных женщин Востока, и я с интересом воззрился на предлагаемый мне ассортимент яств.

На стойке-плите стояли судки с разными изысками арабской кухни – рыба, мясо, тушеные овощи, рис, фасоль, еще какая-то неопознанная размазня. Аппетитней всего пахла и выглядела жареная рыба, я положил несколько кусочков себе на тарелку, добавил салат из свежих огурцов и помидор и принялся ужинать.

Надо признать, такой вкусной рыбы я не ел никогда в жизни. Она была очень ароматной и свежей – уверен, что еще с утра она плавала в море. Нет, я ел свежую рыбу – но то была речная и озерная рыба, а только что выловленную морскую рыбу я попробовал в первый раз.

После рыбы мое гастрономическое воображение приятно потрясли выпечка и десерты, которых я набрал целую тарелку. Почему-то они казались намного легче, чем наши аналогичные изделия. Я решил, что это из-за малого количества муки – пирожные были очень воздушными.

Хлеба, кстати, тоже как-то не было в нашем понимании – тоненькие лепешечки из какой-то коричневой муки, совершенно не сытные. Я вспомнил наши хлебные прилавки и даже как-то самодовольно подумал, что уж чего, чего, а хлеба в нашей стране навалом, и настоящего, сытного, дающего силы.

Пока я ел, в столовой появились еще несколько отдыхающих – дедушка, которого арабы поприветствовали по-польски, и пара пожилых немцев.

Ужинал я долго, и, судя по тому, что больше никто не заходил, народу в отеле практически не было. Я удивился – а зачем же тогда приготовлено столько еды? Но потом в ресторан ворвалась толпа непонятных арабских детишек и быстро опустошила все судки и слопала сласти. После чего я пришел к выводу, что я, польский дедушка и немецкие пенсионеры оплатили ужин для многочисленных детей работников отеля.

Поужинав, я медленно отправился в номер, рассеяно любуясь египетской экзотикой – пальмами и цветущими деревьями, украшенными красивыми фонариками. В сплошной южной тьме горели огоньки светильников, красиво отражаясь в голубой подсвеченной воде бассейна.

Рядом с бассейном стоял бар, у которого бармен в белой рубашке задумчиво протирал стаканы. Он оживился, увидев меня, а я вспомнил, что у меня путевка «все включено», значит, и напитки из бара тоже. Я попросил у него стакан сока, после чего он ошарашено переспросил:

- Juice? Are you sure?

- Yes, orange juice, please(*), - ответил я.

(*) - Сок? Вы уверены?

-Да, апельсиновый сок, пожалуйста.

Вышколенный бармен ничего не сказал, но я прямо так чувствовал, как я ломаю все его представления о жизни – человек вечером после ужина просит не водки, не вина, не пива, а внезапно апельсинового сока.

Я сел на плетеное кресло у бассейна, потягивал сок и наслаждался теплым (чуть было не сказал «летним») январским египетским вечером.

От нечего делать я начал размышлять о том, почему русских считают алкоголиками.

Вот я прочитал множество книг, посмотрел множество фильмов. И чуть ли не во всем мире «русский» это синоним пьяницы, вора и лодыря. И даже наша родная литература и пресса во все времена тщательно укрепляли этот образ – тут и Салтыков-Щедрин, и Карамзин, и Достоевский и все на свете поучаствовали.

Интересно, что я тут недавно прочитал книжку Джорджа Оруэлла «Фунты лиха в Париже и Лондоне». Это книга совсем не похожа на его «Скотный двор» или «1984». Это автобиографическое описание жизни на самом дне общества. У нас стереотип про Францию, про парижские достопримечательности -  такие культурные французы, лямур-тужур, блеск, гламур, изыск.

Но если верить Оруэллу, так как пьют европейские официанты-старьевщики-слесари и прочие – ни одному русскому не сравниться. Как они воруют – наши просто дети. Как они кидают ближнего и дальнего – наши просто ангелы. Единственный положительный персонаж, готовый снять последнюю рубаху и отдать последнее су – это русский эмигрант Борис.

 Все остальные – просто исчадия ада, алчные, развратные, подлые, бессмысленные существа.

В общем, я долго думал и понял. Русский человек, даже творя мерзости, все равно мучается всей своей загадочной русской душой, все ищет какого-то оправдания и смысла жизни, а у них это все само собой, никаких исканий, главное – бабки, и как и почему ты их сделал - это твое личное дело. И в литературе все отражается.

Наши любят вытаскивать свои мерзости, любовно рассматривать со всех сторон и заниматься самобичеванием, тыкать свои язвы напоказ всему миру, а они в это время делают все тоже самое, но тихо и без комплексов. Поэтому-то русские и выглядят такими уродами в мировом мнении.

Но тут я вспомнил утренних теток из самолета и задумался – ведь они-то тоже русские, и они реально ведут себя и выглядят по всем стереотипам представлений о пьяном русском быдле.

Но с другой стороны -  в самолете летело около 500 человек. Из них только человек 10 орали, пили, мешали окружающим. Просто на фоне нормальных людей они выделяются очень сильно и создают громадный шумовой фон.

С другой стороны – некоторые немцы или англичане ведут себя точно так же. Так что нельзя судить по всей нации по отдельным представителям. Везде есть и хорошие и плохие люди.

С этими мыслями я отправился в номер, где негромко включил опять музыкальный канал с фигуристыми певицами, поставил таймер на отключение и почти сразу заснул – купания, свежий воздух и вкусная едавызвали приятную усталость  и здоровый сон.

Утром я проснулся не свет ни заря и не сразу понял, где нахожусь. Из-за открытой балконной двери тянуло ветерком, доносившим запах апельсинов, цветов и… и моря.

Ярко светило солнце, небо ничем не напоминало нашу питерскую хмарь. Я включил телевизор – в телевизоре очередная фактурная девица сладкоголосо выводила что-то очень восточное. Я улыбнулся и подумал, есть что-то лучше, чем быть фрилансером и не ходить на работу – это быть фрилансером в Африке в отеле на берегу моря.

Я вылез из удобной кровати – в отличие от холодного и сумрачного Питера валяться совсем не хотелось, быстро оделся, привел себя в порядок и бодро отправился в столовую на завтрак.

Там опять никого не было, зато еды имелось море. Я набрал себе свежих овощей, тушеных с сосисками, взял горячую питу. И увидел блюдо с яйцами. Недолго думая я взял себе парочку – люблю вареные яйца, и начал завтракать.

Тут из кухни вышел вчерашний повар-араб и поприветствовал меня почему-то по-польски «Добрый дзень». Я не стал сопротивляться и так же дружелюбно ответил «Добрый дзень» - наверное, они решили, что я поляк, и я не стал их разубеждать – каждый имеет право на заблуждения.

Тем временем я решил съесть яйцо, стукнул по нему ложкой и – о ужас – выяснил, что оно сырое. Не растерявшись, я посолил его и выпил залпом. После чего взял второе яйцо и  понес воровато его к стойке.

Однако повар заметил мой демарш, засмеялся и сказал на английском:

- Это яйца для того, чтобы жарить яичницу.

Я, улыбаясь, ответил:

- Я так и понял, извините.

Мне было очень стыдно, но я смеялся вместе с ними – а что еще оставалось делать. Вообще тут все так друг другу улыблись, что пришлось буквально сломать себя и тоже начать улыбаться всем вокруг – иначе не впишешься в коллектив.

С горя и стыда я набрал себе вкуснейших пирожных и долго смаковал их с кофе. Попив кофе и примирившись с действительностью, я решил, что несмотря на казус с сырым яйцом, завтрак вполне удался.

Я встал из-за стола, и, поблагодарив улыбавшегося араба-повара, отправился на пустынный пляж. Искупавшись в чистом море, лег на шезлонг и грелся под нежарким, но ощутимым солнцем. Я лежал в полном расслаблении – не хотелось вставать, куда-то идти, что-то делать.

С одной стороны, я понимал, что мне надо искать Интернет и писать письмо моему загадочному египтянину. С другой – я чувствовал, после этого начнется что-то совсем другое, мне не удастся вот так посидеть и отдохнуть. Но понимал, что все равно сделаю это – что бы не ждало меня потом.

Но все же я понял, что никуда сегодня я не пойду и ничего искать не буду. Я вдруг почувствовал прелесть ничегонеделанья. Все же этой зимой я испытал какой-никакой стресс увольнения с работы, надо было перестраиваться, прощаться с людьми, к которым привязался.

И хотя я работал после того как уволился дома, не тратил время на дорогу, но все же у меня получается довольно насыщенный работой день. Но, оказывается, какое это блаженство – лежать и ничего не делать, просто валяться в море.

Сил и энергии не было ни на что – может быть, еще сказывалась и акклиматизация – я скакнул из минус 10 градусов в плюс 30. И пролетел несколько тысяч километров. Так что я разрешил себе расслабиться, и валялся на шезлонге, купался в море и думал ленивые мысли.

Я никогда не понимал людей, которым скучно с самим собой и которым требуется, чтобы кто-то их развлекал, в том числе и на отдыхе. Если бы тут в отеле был разгар сезона и ко мне приставали какие-нибудь аниматоры, вовлекая в коллективные развлечения, я был бы очень сильно разочарован. Насколько приятнее просто лежать и впитывать солнечные лучи.  И размышлять обо всем на свете, без помех, без людей, без шума.

Провалявшись полдня на пляже, я отправился обедать. Причем попросил накрыть мне на террасе у бассейна, где стояли плетеные стулья и столы.

Вид открывался с этой террасы шикарный – сначала изогнутая чаша бассейна, за ней линия цветущих кустарников, затем цветущие бугенвиллии и пальмы, а потом синяя полоса моря.

Я опять выбрал рыбу – когда мне еще доведется попробовать свежей, только что выловленной морской рыбы и долго сидел за столом, рассеяно любуюсь видами.

Потом после еды вдруг понял, что очень хочу спать и могу себе это позволить. Я отправился в номер и увидел, что он прекрасно убран. Я испытал укол совести – я так и не разменял деньги и не дал чаевых уборщику. Завтра обязательно исправлюсь. Я  завалился в свою роскошную, только что перестеленную кровать и устроил себе послеобеденный тихий час, как в детском саду. Наверное, как раз с детского сада я не спал днем, и оказалось, это такое блаженство, особенно при том, что мне не нужно ничего делать, даже готовить еду.

Выспавшись, я собрался опять искупаться, но оказалось, что на пляже поднялся сильный ветер – все же в Египте зима. Тогда я пошел к бассейну – на территории отеля, огороженной живой изгородью и деревьями совсем не дуло.

Я искупался в прозрачной синей воде в совершенно пустом бассейне и порадовался уже в сто первый раз, что в отеле почти нет людей, и поэтому я чувствую себя просто олигархом, к услугам которого бассейн, пляж, столовая, бар. Кстати, о баре – я подозвал бармена, который скучал за стойкой, и опять потребовал от него сока. Он, уже не удивляясь, принес мне запотевший стакан апельсинового сока.

Ничего, пусть привыкает – мне кажется, что за границей появляется новое поколение россиян, с совсем другими привычками. Среди моих друзей, например, почти никто не пьет и не курит – это немодно, вредно, и бессмысленно. Хорошее вино – да, я его тоже люблю. Только в этом отеле как-то с вином не особо богато – из алкогольных напитков только пиво и крепкие водка и коньяк.

Потягивая свой сок под солнцем, я испытывал чисто физическое блаженство. Когда солнце начинало припекать, я нырял в бассейн, долго плавал, а потом опять заваливался в шезлонг. Мне ничего не хотелось – не работать, ни читать, ни думать. Все было где-то далеко – Питер, работа, древние цивилизации, тайны прошлого. Я радовался только настоящему, и мне было очень хорошо.

Под солнцем как будто таяли все мои грустные мысли и сожаления. Я с иронией сейчас думал о своих ночных кошмарах, которые иногда начали появляться у меня, когда я занялся своей темой. Никто не знает, как иногда мне бывает страшно ночами, когда вдруг проснешься в неурочный час и лежишь и никак не можешь заснуть – и все эти мысли об исчезнувших цивилизациях и бренности бытия лезут в голову. 

Эти страшные и жестокие мысли днем никогда не приходят в голову. Днем все ясно – надо готовить еду, ходить в магазины, надо работать и зарабатывать.

И только ночами открывается пропасть и лезут жуткие мысли – а зачем все это, собственно, нужно делать? Вот живу я, а потом умру, и миру не будет ни тепло, ни холодно от этого. И после меня ничего не останется – вообще ничего. И ладно я – точно так же без следа исчезают и труды гениев, и даже их жизнь проходит без следа.

А сколько их было в истории человечества и «сколько их исчезло в эту бездну, разверстую вдали». И даже если в нашей цивилизации есть какие-то вечные имена и авторитеты – и они когда-нибудь сотрутся из памяти – или сами по себе или вместе с цивилизацией. 

Может быть, спустя несколько тысячелетий поле гибели нашей цивилизации при раскопках найдут какие-то следы от нее. Но какие? Практически никакие – ибо бумага и другие носители информации исчезнут, разрушатся дома и здания.

Вот были же на Земле другие цивилизации, а то от них осталось? Технологии утеряны, культура их умерла, и верят в их существование только такие отдельные фанатики вроде меня.

Но сейчас, греясь под ласковым январским солнцем, глядя в небо Африки, я вдруг начал находить во всем какой-то смысл. Да, наша жизнь короткая, но этот отрезок может сам по себе приносить удовольствие. И то, что мы делаем – оно, может быть, не имеет особого смысла, и ничто по сравнению с вечностью, но мы живем друг для друга – для своих современников, с которыми нам выпал один и тот же отрезок времени.

Врач весь день лечит людей, а вечером покупает хлеб и молоко в магазине, заплатив кассиру. Кассир поедет домой на автобусе, водитель которого с утра успел сходить к врачу. И так взаимосвязаны все люди. Причем я вообще-то в этой «пищевой» цепочке бессмысленное звено – да, люди читают газеты и мои статьи, но без меня в их мире ничего не изменится. В то время как я замечу исчезновение продуктов, неработающий лифт, отсутствие электричества,

Впрочем, я себя утешаю тем, что с одной стороны даю некий отдых уставшим на настоящей работе людям, - они переключаются, читая мои статьи. А с другой я надеюсь, что, может быть, мои статьи прочтет какой-нибудь пытливый мальчишка или девчонка, загорится темой и станет изучать ее всерьез – станет историком или писателем или путешественником-исследователям.

На свежую голову как-то легче находить смысл и утешение во всем. Еще начинаешь думать о том, что смысл жизни может быть и в детях – и тут не поспоришь, дети – это носители будущего, связующая цепь с прошлым. Если ты продолжил эту цепочку, то понес дальше в генах какую-то информацию о прошлом, обучил чему-то свое потомство.

И возможно, там, в будущем, твои потомки или потомки потомков что-то сделают действительно великое, что станет прорывом для всего человечества – изобретут лекарства от всех болезней, начнут осваивать космос, придумают, как сделать мир совершенным.

И огонь и искры человечества в результате будут гореть вечно, миллиарды и миллиарды лет, никогда не затухая – на Земле, на других планетах, которые освоят люди. И смогут устроить общество справедливым для всех – на тяжелых работах трудиться будут роботы, которые никогда не устают, техника станет совершенной, вдоволь еды для всех, и люди смогут заняться чем-то приятным для себя, самообразованием, спортом, искусством. И каждый найдет себе и труд по душе.

Ладно, что-то меня понесло. Но я действительно думаю, что у нас далеко не первая цивилизация на земле, и эта цивилизация так же может исчезнуть без следа.

Но может быть, именно наша попытка окажется удачной, и человечество сможет преодолеть все кризисы и прийти к настоящему будущему, не прервать поступательное движение вперед, как в предыдущие разы.

Но с другой стороны – как-то человечество демонстрирует все, что угодно, но не желание и возможность стать гармоничным.

Пока я предавался размышлениям, солнце ушло за пальмы, стало прохладно, и я оделся и отправился ужинать – из столовой как раз потянуло вкусными запахами.

Поужинав, я отправился в номер, где завалился под телевизор и стал щелкать по каналам, пока незаметно не заснул.

Утром после завтрака я опять отправился на пляж. Я решил сегодня после обеда все же отправиться на поиски интернета и написать египтянину. Но всячески оттягивал этот момент, наслаждаясь отдыхом и покоем. Нигде не было ни души – пустое море, пустые шезлонги, пустой пляж.

Лежа под солнцем, я начал лениво мечтать о том, как заработаю много денег, прославлюсь и буду зиму проводить в таких вот безлюдных отелях, где никто не мешает работать, где нет нашей слякоти и противной зимы, где за тебя готовят, моют посуду, убираются в комнате, меняют постельное белье. В таких сладких мечтах я долго валялся под солнцем, а потом опять отправился купаться.

Когда я проплывал мимо причала с яхтой, на ней появился хозяин – то ли негр, то ли араб, загоревший до полной черноты. Он что-то кричал мне с палубы и зазывно махал рукой. Я подплыл к причалу, вылез по каменным ступенькам и поинтересовался - чего, мол, надо? Он в ответ на английском начал соблазнять меня покататься на яхте. Я отвечал – нет, нет, но обещал, что уж завтра-то обязательно.

Араб-негр начал сбивать цену – сначала он был готов катать меня за 20 долларов, а потом уже сбил до 15. Он соблазнял меня тем, что у его лодки прозрачное дно, и я увижу все красоты Красного моря прямо в гуще событий.

В конце концов, я решил – черт с ним,  и согласился. Я все равно оттягиваю время встречи с местными загадками, так почему бы не делать это красиво. Я взял деньги в шортах, лежащих в шезлонге и принес владельцу яхты 50 долларов. Он зацокал языком – сдачи нет, после чего сорвался в отель, набирать сдачу. Я подумал, что так как в отеле нет народа, никто не плавает на яхте, поэтому и денег нет. И возможно, мои 15 долларов – это все, что он заработает не только за день, но и за неделю.

Наконец, черный араб примчался со сдачей, я залез на его яхту, довольно, к слову говоря, потрепанную жизнью, и мы отправились в открытое море.

Я бы удивлен тому, насколько прозрачное море и тому, что оно не очень глубокое – по крайней мере недалеко от берега. Я смотрел то за борт, то через прозрачное дно и видел ярко-синее море, причудливые фигурки коралловых узоров прямо под собой, удивительных разноцветных рыб.

Мы долго плыли, а я сворачивал шею, во все глаза глядя то туда, то сюда. Несколько раз нам встретились лодки, вид которых вызвал у меня в памяти полузнакомое слово «фелюги» - не знаю, как они назывались на самом деле. Они были очень длинными, с одинокой мачтой и парусом. Ими правили арабы в галабеях - длинных белых рубахах до земли, и я чувствовал себя довольно странно – как будто я не в XXI веке, а в Средневековье, а на этих лодках плывут контрабандисты или авантюристы, искатели приключений…

Араб заглушил мотор и бросил якорь – чтобы я мог искупаться в открытом море. Щедрым жестом он предложил мне трубку и маску, но я отказался – без очков я ничего не видел, а очки под водой не наденешь. Я надел ласты и спустился в море. Вода тут была почему-то еще теплее, чем у берега. Больше всего она напоминала бульон, в котором среди коралловых лесов плавали яркие любопытные рыбы.

Араб тоже спустился в воду, но он тут же начал нырять и совсем не мешал мне наслаждаться моментом. Это было просто прекрасно – солнце, море, прозрачная вода, единение с природой. Я почувствовал, что многое потерял, отказываясь раньше от таких поездок.

Представил, как бы здорово было, если бы я сейчас оказался тут просто на отдыхе, без дурацкой миссии спасения Вселенной и этого неприятного холодка, который терзал меня второй день – что-то там ждет меня впереди…

Я просто купался бы, ел, спал, тут же бы работал, писал. На солнце, в тепле, с прекрасным чистым морем, вкусной рыбой, свежими овощами, которые зимой у нас стоят так дорого. Зря я что ли стал фрилансером? Ведь я могу теперь проводить свое время где угодно, лишь бы были деньги, Интернет и ноутбук.

Но деньги еще надо заработать. Кстати, надо будет еще и долг отдать за эту поездку, только когда же я накоплю на это... Я вздохнул, но тут же грустная мысль улетучилась из головы. Любопытные рыбы крутились вокруг, совершенно не боясь моих движений.

Я лег на спину и, глядя на небо Африки, думал о том, как все же далеко меня занесло – древняя земля Египта, Красное море, а на другом берегу – Аравийский полуостров – ведь до сих пор никто не может разгадать все загадки и тайны этих мест…

Тут араб-лодочник прервал мои размышления, вынырнув совсем рядом. Он залез в лодку и призывно махнул рукой – мол, вылезай. Я поднялся на яхту, сел на покрытое ковром сидение и всю обратную дорогу до причала опять любовался синим морем, кораллами, красивым лодками с колоритными арабами, ловко управляющими рулем и парусами.

Наконец, мы прибыли к отелю. Я искренне поблагодарил араба и отправился в номер. Пока меня не было, в номере явно прибралась, правда, уже не так тщательно, как вчера – похоже, уборщик решил, что  тот еще жадный жлоб, нечего для меня стараться. Я опять испытал укол совести, что так и не оставил ему на чай, потому что с утра снова забыл разменять деньги. Они мне просто пока даже и не требовались, за исключением прогулки на яхте. Но завтра надо обязательно исправиться. Парень, наверное, надеется на мои чаевые, постояльцев почти нет, а они живут на чаевых.

Время подходило к обеду. Я переоделся, посмотрел на себя в зеркало и убедился, что моя красная морда обгорела. Вздохнув, я отправился на обед. Еда была очень вкусной, ароматной, свежей, но кусок у меня не лез в горло. Я знал, что оттягивать то, зачем я приехал, больше нельзя.

Игра в беззаботный отдых кончилась, сегодня мне надо писать письмо загадочному египтянину. И было страшно от неизвестности, и все тот же холодок – то ли предчувствий, то ли ощущения опасности, гулял по телу.

Тут в столовую зашли новые постояльцы – араб и с ним три женщины в паранджах. Дамы сели за стол, а араб начал бегать и приносить им ему.

«Это что – гарем на отдыхе?», – подумал я и усмехнулся. Мужику не позавидуешь. Набегаешься, ухаживая за тремя женами сразу. Впрочем, компания явно была довольна собой и друг другом.

Пообедав, я вышел в холл отеля и поинтересовался у портье, где тут в окрестностях можно найти Интернет. К моему удивлению выяснилось, что он есть прямо в отеле, причем вай-фай имеется даже в моем номере. Я уже настроился на долгие поиски интернета на грязных арабских улочках, и неожиданная легкость решения проблемы меня даже как-то разочаровала.

Портье написал мне на бумажке логин и пароль, и я отправился к себе. В номере я открыл ноутбук, нашел нужную сеть, залогинился и ввел пароль. Скорость была довольно аховая – страницы загружались очень медленно. Наконец, удалось открыть почту, в которой лежала куча новых писем, в основном, от моих редакторов. По строчкам анонсов на главной было понятно, о чем идет речь – все желали мне хорошего отдыха, заказов новых не просили, поэтому я не стал долго и нудно открывать эти письма.

Я заглянул в папку «Спам» и увидел новое письмо от египтянина. Он писал:

«Умоляю вас, приезжайте, очень срочно. Поверьте мне, это все правда. Это очень важно».

Я дождался, когда загрузится форма ответа, глубоко вздохнул и написал, что уже приехал, указал название отеля и номер своей комнаты. И нажал на ярлычок «отправить». Письмо долго грузилось, но наконец, ушло по адресу.  Я почувствовал, как у меня вспотели руки, но пока от меня ничего не зависело. Мне оставалось только ждать – причем, неизвестно чего – может быть, таинственный египтянин ответит мне на почту, может быть, придет в отель, или же пришлет какого-нибудь курьера.

От этого ожидания неизвестно чего я не мог расслабиться и заняться своими делами, например, пойти купаться. Поэтому я решил пока остаться в номере со своим медленным Интернетом и выяснить, что там нового накопилось в инфополе за время моего отсутствия.

Выяснилось, что умер король Саудовской Аравии. В другое время эта новость меня вряд ли особо заинтересовала, но сейчас я был совсем рядом и подумал – не начнется ли тут какая-нибудь резня по этому поводу? Я включил телевизор – на местном канале как раз взволнованно по-арабски что-то вещали на эту тему, потому что картинка шла соответственная.

Потом я поискал новости в Египте – они были все какие-то неприятные. Убили в Каире 50 человек, группировка исламистов грозит волной террора и требует, чтобы уехали все туристы.

Я решил, что новости вообще лучше не читать – насколько они диссонировали с моим спокойным отелем и дружелюбными арабами. С другой стороны, конечно, если начнется какая резня, то стены отеля не спасут. Но чему быть, тому не миновать, как говорит моя бабушка, так что посмотрим, что будет дальше.

Я решил лучше почитать что-нибудь по моей теме, на местности, так сказать, узнать, что к чему. Но страницы грузились медленно, и это слишком действовало на нервы, поэтому я решил лучше сходить в магазин и купить что-нибудь для себя и заодно поменять доллары на фунты.

Я опять спустился в холл и спросил у портье, где неподалеку можно разменять деньги и купить что-нибудь из еды. Тот охотно разъяснил мне, куда идти и что делать.

Я поблагодарил, вышел из кондиционированной прохлады в жаркое уличное варево и неторопливо пошел по улице, изумленно рассматривая окрестности. Мир из окна машины, везшей меня сюда, был немного другим. И он сильно изменился, когда я остался с ним один на один – хотя бы тем, что я почувствовал все запахи, в том числе и самые неприятные, и увидел близко грязь и мусор, которых вокруг хватало.

Я шел по улице, так не похожей на привычные мне широкие, прямые и чистые петербургские проспекты. Мой отель стоял на отшибе, вдалеке от туристических кварталов, и поэтому я видел Египет настоящим, со всеми его плюсами и минусами.

По улицам совершенно хаотические передвигались автомобили. Я вспомнил, как писал однажды интересный факт о том, что на улицах Каира - столицы Египта всего семь светофоров.

Похоже, это не было преувеличением – светофоров я вообще не заметил. Правила движения тут были каким-то своеобразными, по крайней мере пешеходов никто не пропускал, а машины носились с бешеной скоростью, при этом непрестанно гудели по каждому поводу и вовсе без повода.

Я шел, не спеша, по улицам, рассматривая все вокруг как обычный праздный турист. Поражали одеяния местных, так непохожие на европейские. Мужчины были одеты в белые или серые длинные одежды, похожие на ночные рубашки, а почти все женщины – в черные длинные платья-балахоны и укрыты паранджой.

Только я опять начал размышлять о тяжелей судьбе восточных женщин, как мимо пронесся шикарный «Бентли» с дамой в парандже за рулем. Дама вела очень уверенно, и совсем не была похожа на забитую рабыню.

Следом за «Бентли» по дороге резво промчалась повозка, запряженная осликом. В повозке сидела несколько человек, но ослик как будто не чувствовал их тяжести и бодро бежал по дороге.

Я шел по дороге в толпе местных, замечая, что все же не все одеты по-восточному. Встречались и одетые по-европейски люди обоих полов – и я задумался, почему одни египтяне носят современные наряды, а другие одеваются как во времена Средневековья.

Для того, чтобы выяснить это, наверное, нужно прожить какое-то время в стране, при этом постоянно общаясь с местными.

Мне даже стало как-то грустно, что мир так велик, и невозможно знать обо всех традициях и обычая всех народов и времен. В том числе и потому, что мир разделен массой барьеров. И в прямом смысле – проволока и стены на границах, и в переносном – языковые или культурные барьеры, многие из которых не преодолеть.

И никогда в жизни я не узнаю, что чувствует и как живет, например, житель Парагвая или горной деревушки в Тибете. Да что там далеко ходить, я смутно представляю жизнь, например, якута или адыгейца, хотя мы живем в одной стране.

Но при этом я чувствовал сожаление, что так мало путешествовал в своей жизни и так много упустил. Даже сейчас я уже больше стал знать про Египет. Пусть я не понимаю, как и чем живут здесь люди, но хотя бы вижу своими глазами какую-то часть их бытия.

Но все же никогда не стану я другим человеком, не познаю полностью жизнь кого бы то ни было и где бы то ни было.

Мне вспомнилась где-то прочитанная притча о том, что каждая душа человека должна прожить жизнь абсолютно всех людей во всей мировой истории. То есть, душа каждого из живущих, отбыв свой срок в одном теле, может оказаться в прошлом и будущем – и побывает и королевой Марго, и убитым в Варфоломеевскую ночь гугенотом, и Гитлером, и узником концлагеря, сожженным заживо, и Гагариным в космосе, и бомжом со свалки.

Причем мир будет стоять до тех пор, пока все на свете не перебывают всеми людьми в мировой истории в прошлом, настоящем и будущем.

Я подумал, что это внушает оптимизм – значит, миру еще стоять и стоять – ибо это получается просто бесконечное число.                     

Вдруг резко запахло рыбой. Прямо у порога дома мужчина в очень грязном одеянии чистил огромную, еще живую рыбину, и чешуя разлеталась по тротуару. Над рыбой вились неприятного вида жирные мухи, а рядом сидели некрасивые коты – грязные и какие-то ободранные и покусанные.

Египтянин что-то сердито выговаривал котам, и я вдруг порадовался, что на самом деле барьеры не так и велики – мой папа, когда чистит рыбу, говорит с нашими котами примерно таким же тоном, и, я так подозреваю, примерно то же самое. 

Я пошел дальше, с любопытством продолжая рассматривать улицу.  Вскоре я дошел до банкомата, разменял доллары на фунты и решил еще немного пройтись по улицам города. Я ушел явно куда-то далеко от мест, где ходят туристы, потому что все местные на меня смотрели с большим удивлением.

Магазины выглядели совсем непрезентабельно, продавали в них совсем не туристические товары – какие-то скобяные изделия, кастрюли и тому подобные обычные хозяйственные вещи. Я шел, рассматривал жизнь местных в их естественной среде и думал, как все же отличается Египет от России даже по ассортименту товаров.

Например, у нас в таких рабочих районах есть магазины по продаже досок, деревянных изделий, а здесь, похоже, это жуткий дефицит. Аналогично – у нас куча металлопроката, тут его и в помине нет. Продаются только изделия из хлопка, электроника, привозная, естественно, да и вообще, в основном, товары привозные. Правда, на каждом шагу лотки с овощами и клубникой, и купить их можно за копейки.

Когда я проходил по улице, то поражался тому, что по обочинам сидело множество людей с какими-то рабочими инструментами, причем уровня прошлого века –странные колеса, кувалды, сделанные вручную – к деревянному древку примотан канатом камень. Сначала я не понял, что это такое, решил, что у рабочих какой-то отдых.

Потом я увидел, как подъехал грязный ржавый пикап, из которого вылез араб. Он подозвал парочку рабочих с кувалдами, эмоционально о чем-то с ними поговорил, после чего те полезли в машину. И я понял, что эти люди – рабочие, которые ждут, когда их наймут на работу.

Я поежился – все же в XXI веке вот так сидеть на обочине и не знать, заработаешь ли себе на кусок хлеба сегодня – не приведи Господь, как говорит бабушка.

Я шел по дороге, и тут внезапно кончился город. Именно внезапно – неожиданно впереди оказалась пустыня. Это было непривычно – мы привыкли к пригородам, к тому, что за городом есть какие-то заводы, фабрики, воинские части.

А тут за последним домом начиналась настоящая пустыня – причем и в прямом и переносном смысле. Песок и ничего вокруг. И чувствовалось, что эта пустыня уходит далеко-далеко. И я даже испытал страх перед этой пустыней, ее безжизненностью и безлюдностью.

Если заблудишься в нашем лесу, все же можно как-то протянуть какое-то время – найдешь и воду, и траву, и грибы, и ягоды. И страшно представить, что окажешься один в пустыне, в этом чужом и безжалостном мире, в котором нет воды, нет растений, только бесконечный песок и камни и палящее солнце, от которого нет спасения.

Я развернулся и пошел обратно, радуясь, что иду к людям, к цивилизации. Я вышел с рабочей окраины и вернулся в старый район Арабия. Ноги от ходьбы устали, хотелось посидеть и отдохнуть. Тут очень кстати я увидел местную кофейню и сел на открытой террасе с видом на дорогу.

Ко мне никто не подходил, и я сам вошел в кафе, наверное, тут не принято подходить за заказом. Бармен уставился на меня с нескрываемым интересом. Я заказал кофе и заплатил за него сразу. Причем чувство было такое, что цену мне назначили произвольно и надо было торговаться – ценников не было нигде. Все же не смог бы я, наверное, прижиться на востоке – у них тут торг, судя по всему, главное времяпровождение.

Я вернулся на террасу и начал рассматривать окрестности. Вот две женщины на другой стороне дороги в парандже сцепились языками напротив и говорят, говорят о чем-то, размахивая руками, совсем как деревенские бабы у колодца.

 Вот по дороге проехала тележка, которую тащит упрямый ослик. Телега загружена под завязку, но ослик бодро мчится вперед. Я всерьез задумался о том, что надо подарить родителям ослика. Похоже, животное бешеной работоспособности, силы и выносливости. Вон как он таскает грузы – прямо как маленький трактор.

Официант тем временем принес мне чашку кофе и стакан с водой. Я удивился – воды я не просил. Потом посмотрел по сторонам – у всех,  кто сидел на террасе, на столиках стояли кроме чашек еще и стаканы с водой. Я понял, что здесь так принято пить кофе. 

С осторожностью я попробовал воду и поморщился - невкусная. Со вздохом я вспомнил колонку с водой в Мийнале, где родители берут питьевую воду. Наверное, она стоит на каком-то роднике, потому что более вкусной и чистой воды я в жизни не пил.

Мужчина с соседнего столика встал и неторопливо отправился по своим делам. Официант подошел, взял пустую чашку, а воду резким движением вылил на пол. «Да… Сколько стран, столько и обычаев», - философски подумал я. Допив кофе, я встал и отправился в отель. 

По дороге я вошел в магазинчик, в котором купил себе сока, воды и каких-то шоколадок. Ценников опять нигде не было, и я еще раз подивился, как так можно жить – назначать цены произвольно. Интересно, а у них вообще налоговая есть, и как она работает в таких условиях?

Едва я вошел в отель, как на ресепшене портье начал бодро махать мне рукой.

Я подошел, и тут он огорошил меня:

- Вас спрашивала какая-то дама. Я сказал, что вас нет в отеле, но я не знаю, где вы. Она сказала, что еще зайдет скоро.

- К-к-акая дама?

- Не знаю, думаю, что она американка.

В полном недоумении я отправился в свой номер. Этого еще не хватало. Кто там меня еще ищет? Дама из Америки? И что ей от меня надо? Может, она  вообще из ФБР?  

Я отпер ключом номер, включил свет и замер – на кровати лежали бумажный конверт и черная тряпочная сумка с приколотым к ней брелоком – крошечным плюшевым верблюжонком.

Слегка ослабев и чувствуя, как вспотели руки, я распечатал его, взял листок бумаги и прочел на английском языке:

«Завтра утром скажи в отеле, что едешь на экскурсию в Луксор, которую купил в агентстве. Часов в 10 утра отойди от отеля и поймай маршрутку до старого рынка. Выйдя из маршрутки, иди пешком в сторону рынка. У рынка зайди в торговый центр. Там зайди в туалет, закройся и надень то, что лежит в сумке». 

Прочитав это, я заглянул в сумку – там лежало длинное глухое черное женское платье и паранджа с небольшой прорезью для глаз.

«Ого», - подумал я и продолжил чтение:

«Потом выйди из магазина, только ходи как старая женщина, сгибайся и сутулься – чтобы не видно было какой у тебя рост. Потом иди на рынок, где продают продукты. Ни с кем не говори. Я там буду ждать тебя.  Сумку возьми с собой – я тебя узнаю по верблюжонку на ней. Письмо уничтожь».

Я разорвал письмо и спустил в унитаз, после чего сел и уставился в одну точку – что же я все-таки творю? Я начал вспоминать все египетские страшилки, боевиков, угрозы расстрела туристов и прочие ужасы, которые совсем недавно не имели ко мне никакого отношения.

Но что мне делать? Обратиться в местную полицию? И что я им скажу? Обратиться в наше консульство? Представляю, как меня обсмеют, и там и там – какие-то письма, загадки, жезл Моисея. Проще завтра вообще никуда не ходить. Но в то же время я чувствовал, что пойду на этот чертов рынок. Меня разжигало любопытство, смешанное с сильным страхом, но я собирался сделать это.

Я залез в душ, но горячая вода никак не согревала – меня била дрожь. Впечатлений было как-то слишком много и все происходило слишком быстро – загадочные письма, спасение мира, Египет, блокпосты, несущиеся автомобили, дамы в парандже и прочая экзотика.

Выйдя из душа, я достал из холодильника коробку с соком, взял стакан и уселся на балконе.

На шезлонгах внизу загорала какая-то новоприбывшая парочка, и я вдруг остро позавидовал им – хотелось бы вот так беззаботно валяться и загорать, наслаждаясь отдыхом, без всех этих восточных сказок и странных незнакомок.

Вздохнув, я вышел из номера и отправился на ужин. Чувствуя, что напряжение меня не оставляет, я заказал себе немного вина – может быть, хотя бы алкоголь поможет расслабиться.

Я сидел на шикарной террасе и совершенно без аппетита ел потрясающую рыбу.

И вдруг услышал за спиной:

- Так-так-так… Вот так, значит, отдыхает наш трезвенник и скромник – Египет, вино, бассейны…

Я поперхнулся и оглянулся назад – радостная Машка стояла за моей спиной со своим неизменным потертым рюкзаком.

Пятая глава. Предсказание Гангадхара

- Машка! Как ты тут оказалась??? – радостно завопил я.

- Погоди, погоди... Можно, я хотя бы присяду? – засмеялась Машка. Она сняла свой рюкзак и уселась рядом со мной. Никогда я не был так рад видеть ее – человека из моего реального мира, в котором не было загадочных писем и таинственных гостей в номере.

Подошел официант, поинтересовался – не нужно ли чего? Машка заказала обед и вино и расслабленно развалилась в плетеном кресле.

Я рассматривал ее прямо с восторгом – бывалая путешественница, сразу видно. Спортивная фигура, загорелое лицо, простая и удобная одежда. Машка вообще никогда не гналась за модой и, сколько я ее знаю, предпочитала мальчишеский стиль в одежде, не красилась и вообще была своим парнем.

Правда, волосы у нее шикарные – длинные и красивые, но она всегда закалывает их или заплетает в косу. И прячет под кепкой. Вот и сейчас на ее русых волосах любимая кепка с надписью: «I love NY», которую она привезла из последнего путешествия в США. Вероятно, поэтому ее приняли за американку.

- Надеюсь, это ты меня искала, а не какая-то там американка из ЦРУ?

- Я, я, расслабься. Еще очень удивилась – куда это тебя унесло. Думала, что ты пузо греешь на бережке, а не шляешься по жаре по городу.

Я чувствовал просто огромное облегчение – все же одной проблемой стало меньше. Вместо подозрительной американки, ищущей меня в отеле, вдруг нарисовалась Машка, свой человек, опытная путешественница и настоящий друг. Кстати, интересно, имею ли я право рассказывать ей то, что знаю? Ведь этот Саид предупреждал – никому ничего не говорить.

Но с другой стороны, я его даже не видел, а Машка – человек, которого я знаю с первого класса. С которой пережил и продленку, и прыжки с гаражей в сугробы. Машка всегда была пацанкой с мужскими интересами, и поэтому с ней всегда было легко, даже когда мы уже стали постарше. Она не канючила и не ныла, как другие девчонки, никогда не боялась сломать накрашенные ногти, потому что у нее они были короткие и ненакрашенные. Она не боялась промокнуть под дождем или нырять в озере – потому что никогда не красилась.

Так что Машка свой человек, с которым столько всего пережито – даже моя первая пьянка. Кстати, именно после того, как я первый раз напился на «вечеринке лучших друзей» и жестоко отравился, я и решил больше никогда не пить. И теперь алкоголь у меня в очень умеренных дозах и очень редко.

Официант принес еду, на которую Машка набросилась с очевидным удовольствием.

Я сказал:

- Машка, ты хоть руки бы помыла. Наверное, хватала все подряд, а теперь ешь грязными руками.

Машка с набитым ртом ответила:

- У меня стойкий иммунитет к микробам.

- Ну тут все же Египет, знаешь, Африка, всякая антисанитария.

Машка засмеялась и ответила:

- Знаешь, я объездила массу стран, ела в забегаловках в Индии, в Пакистане, в Непале и ни разу не отравилась. А вот однажды отправилась с маменькой в круиз на пароме из Питера в Швецию и Финляндию, и в первый же день мы с ней так жестко траванулись, что целый день из туалета не вылезали, причем лило и сверху и снизу – очень удобно, что у них унитаз рядом с умывальником в  каюте был, они как будто знали.

- Фу, Машка, мы же столом.

Машка засмеялась:

- Ишь ты, какие мы нежные.

И продолжила есть свой ужин. Я прямо-таки с умилением смотрел, как она с аппетитом уминает свой рис с курицей – голодная, будто сутки не ела. Кстати, возможно, так оно и есть. Она же еще ничего не рассказала про себя.

Наконец Машка наелась и отвалилась на спинку кресла. Она отпила из бокала вина и расслаблено проговорила:

- Хорошо-то как…

- Ну давай рассказывай, какими судьбами, как ты тут оказалась, как меня нашла?

- Все очень просто. Ты мне позвонил, я была в это время в ашраме под Дели. Поговорила с тобой, думаю – ничего себе, наш отшельник куда-то собрался, надо посмотреть на это своими глазами. Ну ты же знаешь, что я могу работать в любом месте. Пошла, купила билет на самолет до Хургады из Дели. Тут лететь-то всего ничего, правда, в Стамбуле на пересадке полдня проболталась. Я еще и обратный билет купила на тот же самолет, на котором ты обратно летишь. Что-то домой захотелось.

Я подумал, что еще неизвестно, улечу я домой этим рейсом, но с Машкой делиться своими опасениями пока не стал. Я спросил:

- А как меня-то нашла?

- Да все просто… Позвонила через скайп в твою турфирму, строго этак спрашиваю – Ефремов Александр в каком отеле остановился? Ну мне все и рассказали.

- А как же коммерческая тайна, конфиденциальность информации?

- Ой, ну я тебя умоляю. Я вообще эту девочку Люду из турфирмы давно знаю, мы в один детский сад ходили, она живет недалеко.

- Что-то я раньше про нее не слышал.

- Так ты же у нас не путешественник, поэтому и мимо прошло. У меня все друзья давно через Люду путевки покупают – по моей же наводке. Так что она мне еще и обязана.

- Ну ты даешь... А где ты остановилась-то?

- Да есть тут рядом один хостел недорогой. Ты же знаешь мои требования – койка да душ, пусть даже и в конце коридора.

Да, я знал Машкины требования – более неприхотливого человека я в жизни не встречал. Она могла обходится целыми днями без еды, спать на каких-то лохмотьях, ездить в самых ужасных и раздолбанных воняющих соляркой автобусах и при этом сохранять прекрасное настроение.

- Хорошо, Машка, что ты приехала. А то у меня тут очень странные дела творятся.

- Да ладно? Что тут с тобой может случиться?

- Машка! Я все тебе расскажу, давай только не здесь. Пошли на пляж, что ли.

Сначала мы зашли в моей номер. Машка там поцокала языком – мол, вот как живут буржуи, а я кинулся в нее полотенцем.

Она оставила в номере свой рюкзак – в дешевом хостеле она побоялась его бросить так там у нее оборудования на тысячи долларов – планшет, ноутбук, какие-то локальные роутеры, фотоаппарат, автозарядки  и так далее. Она так и путешествует – джинсы с ветровкой на себе, немного одежды, зубная щетка и куча дорогущего оборудования.

Мы пошли к морю, поставили рядом два лежака на совершенно пустом пляже, и я начал долгий рассказ обо всем, что произошло за эти дни.

На фоне спокойного моря, под ласковым предзакатным солнцем как-то даже сейчас мне самому были смешны мои страхи. Но все же Машка восприняла мой рассказ очень серьезно.

- Слушай, а расскажи мне подробности про этот жезл Моисея. Что там с ним необычного?

Я долго рассказывал все, что знал сам.

- Получается, эта штука, если ей пользоваться с умом, может разнести полмира?

- Да. Но это же все фантастика, что ли. Я хоть и пишу все эти статьи, но сам-то не очень верю во все это. Точнее верю, но мне кажется, что нам еще много-много лет не дойти до такой стадии развития техники. Так что пока это все бесполезные игрушки.

- Это все? А что – еще что-то есть, помимо Жезла Моисея?

- Конечно, существует множество разных подобных артефактов, тут дня не хватит, чтобы перечислить. И очень многие примерно с такими же функциями.

- Да уж… В общем, слушай сюда. Рядом с моим хостелом магазин одежды. Куплю себе тоже такое платье и паранджу. А завтра мы пойдем туда вместе.

- Но он же просил никому ничего не говорить.

- Ничего, если ты ему нужен, то я не помешаю. Скажешь, что я тоже специалист по Жезлу Моисея. Особенный. А вдвоем все же больше шансов остаться в живых.

- Ты думаешь, все так серьезно?

- Я более чем уверена в этом. Я, знаешь, побольше, чем ты по миру болтаюсь и вижу, что происходит. На Востоке сейчас все очень неспокойно.

- А ты сама-то не боишься?

- Да уж, летела сюда, думала, отдохну на пляжах Хургады, а тут у тебя какие-то тайны Востока, террористы и смертельное оружие.

 Мы невесело посмеялись и замолчали. Море спокойно плескалось, в воздухе царили покой и умиротворение. К вечеру на пляже вдруг появилось откуда-то много людей, в основном, арабов. Дети резвились в воде совершенно так же, как где-нибудь у нас на пляже – визжали, брызгались, ныряли, играли во что-то похожее на «Бабка сеяла горох и сказала деду «Ох»».

Отличие было только в том, что они все – и мальчики и девочки были одеты в смешные купальные костюмчики, как в начале 20-ого века – полностью закрывающие руки и ноги.

Их матери сидели в глухих черных одеяниях на берегу.

Я сказал Машке:

- Вот кому не позавидуешь – представь, ты какая-нибудь третья жена, никаких у тебя развлечений, сидишь вот так в парандже весь день.

- Ну не так уж все там страшно. Я как-то интересовалась немного этой темой и выяснила, что на Востоке на самом деле принято ублажать своих многочисленных жен. Считается, что чем счастливее жена, тем больше у мужа в делах успеха, удачи и денег. Поэтому жен они балуют, дарят подарки постоянно, заботятся.

Я вспомнил давешнего араба, который крутился в столовой вокруг своих жен и подумал, что, пожалуй, она права. Странно, это так не вписывается в наши представления о тяжкой судьбе женщины Востока.

Тут на пляже появилась еще одна арабская семья - мать, отец и уже почти взрослый сын. Они тут же залезли в воду, причем мать прямо в черном балахоне. Отец и сын начали купаться и резвиться, а мать постояла в воде и вернулась на берег – плавать она, судя по всему, не умела.

Я посочувствовал восточным женщинам, которые лишены такого удовольствия как плавание, при этом живя на берегу Красного моря. Но тут появилась одна бодрая местная дама, тоже в глухом платке и балахоне, но веселого бирюзового цвета.

Она деловито напялила на себя маску для ныряния с трубкой и нырнула под воду, где плавала довольно долго. Я подумал, наверное, это какая-то местная прогрессивная дама, которая идет наперекор общественному мнению. И получает полное удовольствие, надо сказать.

Тут я заметил, что за прогрессивной арабкой устроила фотоохоту какая-то европейская тетенька с крошечным ребенком, болтавшемся в рюкзаке на ее животе. Пофотографировав, она начала бродить по пляжу, легко вступая в разговоры и выслушивая комплименты в адрес малыша.

Тетенька выглядела такой счастливой, так всем улыбалась и так бодро болтала со всеми, что мы с Машкой, переглянувшись, сразу решили – она, наверное, не русская. И точно, тетенька добрела до нас, начала активно общаться, и мы выяснили, что она из Германии, приехала одна с малышом, и ей очень нравится в Египте.

Поболтав с нами, она отправилась фотографировать группу колоритных арабов, отправившихся купаться. Они оглашали вечерний пляж возгласами удовольствия, которые тоже ничем не отличались от тех, которые издают русские мужики, выбравшиеся освежиться на реку в жаркий летний вечер.

Немка прыгала по берегу, выбирая удачные ракурсы, мягкий предзакатный свет заливал пляж и море, смеялись люди разных национальностей и радовались теплому тихому вечеру. Все это настраивало на поэтический философский лад, и я спросил вполне серьезно:

- Скажи, Машка, почему во всем мире все могло быть так же хорошо, как здесь и сейчас, но постоянно все так плохо – убийства, войны, насилие?

Машка задумчиво ответила:

- Порой я вообще не понимаю людей. Ты же знаешь, я йогой занимаюсь, увлекаюсь всякими восточными практиками. Ну и вот часто думаю над всякими такими вещами. Вот смотри. Когда много занимаешься, чувствуешь, что есть надо очень мало – ибо лишняя еда тебе мешает чувствовать свое тело совершенным – тут лишний жир, тут живот мешает согнуться.

В то время как понимаешь, что на самом деле человек может делать совершенно сложные вещи – и на голове стоять и на мостик легко становиться.

- Ты это к чему все? Я тебя про войны и насилие спросил.

- Подожди, я сейчас дойду до этого.

Машка продолжала:

- Еще, занимаясь йогой, вдруг осознаешь, что никотин и алкоголь тебе вообще не нужны – ты и так все время на радостном расслабоне. После занятий такой выброс эндорфинов, что чувствуешь себя на седьмом небе. Некоторые практикующие причем даже подсаживаются на это, начинают заниматься чуть ли не целыми днями.

Опытные учителя предостерегают от такого. Потому что йога для человека, а не человек для йоги. Она дана, чтобы быть здоровым, счастливым, находиться в равновесии и делать какие-то дела. А не для того, чтобы заниматься ей с утра до ночи.

Так вот, когда я занимаюсь йогой, то у меня исчезают депрессии, появляется равновесие, некое спокойствие и даже открывается смысл жизни. И он в самой жизни,   в получении удовольствия от самого процесса существования.

Потому что никто не может быть счастлив, если у него что-то болит, а йога направлена на то, чтобы излечить все болезни, чтобы человек каждой своей клеточкой чувствовал свое здоровье и физическую радость бытия. Истинный йог находится в равновесии не только с телом, но и с душой, и со всеми окружающими, он находит себе дело по душе и счастлив каждую минуту. Естественно, сразу достичь этого состояния невозможно, только долгие занятия по совершенствованию своего тела могут принести результат.

Так вот, я это к чему все. Представь себе, что все люди занимаются йогой и находятся в равновесии, занимаются своим любимым делом, изгоняют из сердца зло, ненависть и прочие неприятные чувства. И вот тогда не было бы войн, каждый занимался своим делом, все люди были бы здоровы и мудры.

- Ну ты даешь, я на своих цивилизация двинулся, а ты на йоге.

- А ты не смейся, йога действительно великая вещь. Йога – это очень широкое понятие, в ней множество ступеней и направлений, охватывающих и регламентирующих все сферы человеческой жизни – не только здоровье, но и любовь, дружбу, ремесла, искусства, науку и так далее. Она бесконечна, как само знание.

- Кстати, ты знаешь, что твоя йога – это самое древнее, что есть на земле? Самый древний трактат «Ригведа» - это трактат по йоге. На самых древних изображениях и скульптурах в Индии –  люди, занимающихся йогой.

- Ну вообще у нас тут в ашраме как раз обсуждали, что йогу подарил людям Шива. И подарил именно как рецепт счастья и правильной жизни.

- Знаешь, писатель-фантаст Александр  Казанцев вообще утверждал, что Шива – это инопланетянин. Ну, в общем-то, не только он так считал. И не только про Шиву. Ладно, извини, я опять о своем. Так что там с йогой?

- Знаешь, что наш учитель говорит?  Что йога настолько мало изучена, но столько много дает. Никто не знает, сколько ему лет. Он сам говорит: неважно, сколько мне лет, важно - на сколько я выгляжу. А выглядит он, я тебе скажу, просто удивительно.

Вот я уже три года занимаюсь, регулярно – но мне до него идти и идти. А он вообще удивительные вещи творит. Может на одной руке стоять, может сердцебиение задерживать. 

Кстати, он еще говорит, что можно за один год состариться как за 10 лет, если пить, курить, много жрать и ничего не делать. А можно за десять лет состариться как за один год, если активно йогой заниматься.

Я вот, знаешь, сейчас в ашраме была, там есть такой мудрец Гангадхар. Там говорят, что ему 300 лет. Кто-то говорит, что эта замануха для туристов. А я с ним общалась – знаешь, реально такое ощущение, что ему 300 лет. Мудрый такой и прямо чувство, что мысли читает - все понимает насквозь...

Кстати… Слушай, я только сейчас поняла одну вещь. Я с ним говорила неделю назад, и он сказал какую-то фразу, которая мне бредом показалась. А сейчас понимаю, ведь это неспроста.

- И что он сказал?

- Понимаешь, Гангадхар предсказывает будущее, по крайней мере, так утверждают. Ну я и спросила – какое мое будущее? А он, знаешь, по-английски не говорит, через нашего проводника общались. И тот сказал, что затрудняется с переводом.  Он что-то говорит про какое-то страшное оружие Брахмы, про то, что меня ждет опасность. Я тогда подумала – что за бред. А оказывается, вот оно что…

- Ничего себе… А он ничего не сказал, чем дело кончится?

- Нет. Видишь ли, там и так испорченный телефон получился, с переводчиком. И я это все как бред слушала – ибо ни к какому оружию отношения никогда не имела.

- Ты говоришь, он сказал - оружие Брахмы? Странно… Интересно, как жезл Моисея связан с оружием Брахмы?

- Ну, это тебе видней. А что за оружие Брахмы?

- Брахма – высшее божество в индуизме. И в разных древнейших эпосах Индии есть упоминания о различном оружии Брахмы – причем очень страшном и разрушительном. Некоторое из них подходит по действию под жезл Моисея.

- Ой, не хочу я про оружие слушать. Кстати, о йоге.  Я же сегодня не занималась. Полежи-ка, полюбуйся закатом, а я немного в форму себя приведу.

Машка вытащила из рюкзака свой заслуженный клетчатый плед, расстелила его на песке и начала свой комплекс упражнений.

Я раньше толком не видел ее занятий, а тут, может быть, из-за антуража в виде моря, неба, песка меня потрясла красота йоги. Машка довольно легко выполняла какие-то сложные упражнения, и выглядело это все очень гармонично. Немочка тоже оценила ее старания и начала наворачивать круги на заднем фоне, фотографируя, как Машка сидит на шпагате и стоит на руках.

Я валялся на шезлонге, и мне было как-то стыдно за себя – увалень, который любит поесть и не отожмется ни разу – как у нас в институте физкультура закончилась, я с тех пор ни разу спортом никаким не занимался.

Наконец, Машка закончила свои упражнения и села рядом.

Я не без зависти поинтересовался:

 – А что это у тебя за стойка на лопатках там такая была? Березка что ли, как в школе?

- Сам ты березка... Это сарвангасана – поза свечи, очень полезная, кстати, асана.

- Мне уже так не встать…

- Что значит «уже»? Тебе 25 лет, ты еще можешь достичь в йоге всего, что хочешь. Чем хороша йога – никогда не поздно начать ею заниматься. У нас есть люди, им по 70 лет, они на одной руке стоять могут.

- Ладно, посмотрим…

- Вот ты все время так говоришь, а время идет. Сейчас с работы уволился, совсем наверно растолстел?

Тут она попала в точку – за новогодние праздники у родителей и три недели сидения дома я растолстел до неприличия. Но я не собирался признаваться в этом Машке, особенно после того, как она поразила меня своей отличной формой.

- А вот и нет, я вообще даже похудел! Ибо теперь не прихожу домой голодный, как раньше после работы, и не набрасываюсь на холодильник.

- Ну да, ну да, теперь ты на него набрасываешься весь день, так как он рядом на кухне, – подколола меня Машка и, в общем-то, справедливо. Действительно, ел я теперь намного больше, хотя и надеялся, уволившись с работы, похудеть.

- Ну не всем же быть стройными и красивыми, некоторые должны быть умными,  - я все же решил не оставаться в долгу.

- Ну то, что я умная – это факт. А с чего ты взял, что я красивая? Меня родители постоянно ругают – папа говорит, что в моей сумке скорее найдешь ключ на 12, чем тушь для ресниц.

- И неужели тебе не хочется побыть просто девочкой? – спросил я, а сам внутренне содрогнулся, представив, что сейчас вместо все понимающей Машки рядом со мной будет сидеть гламурная дамочка, которая в жизни интересуется только шоппингом и косметикой.

- Понимаешь, это очень легко. Мне ничего не стоит начать краситься, стильно одеваться, сделать суперприческу. Результаты, я тебе скажу, многих удивят, и тебя в том числе.

- Ну и самомнение у тебя…, - подколол я Машку, хотя и без косметики считал ее красивой.

- Нет, это констатация факта. Я… Ну в общем, я экспериментировала с собой. И я знаю, что представляю из себя. Но, во-первых, это тяжело - быть красивой. Нужно тратить кучу сил и времени. Во-вторых, к тебе постоянно пристают – и это еще тяжелее.

В-третьих, я просто знаю тот факт, что, если мне понадобится, я быстро превращусь в суперкрасавицу, а пока я предпочитаю тратить время и энергию на совсем другое. Мне интересно совершенствоваться в своей профессии, мне интересно познавать мир, мне интересно знакомиться с новыми людьми, заводить друзей и тому подобное.

А все эти песни и пляски вокруг взаимоотношений полов – пока они мало меня волнуют. У меня еще куча времени. Возможно, когда я устану от всего этого и захочу остепениться, завести мужа и детей, тогда и я начну играть в эти брачные игры и обзаведусь ярким брачным нарядом. А сейчас мне даже твой бред слушать интересней, чем тратить часы на беготню по магазинам.

- Чего это у меня бред? – обиделся я.

- Конечно, ты же занимаешься разной антинаучной ерундой, рушишь, так сказать, устои общества. Дарвина опровергаешь и так далее, - засмеялась Машка.

- А что я-то сразу… Не я это первый начал. Но вообще тема очень интересная. Знаешь, что меня удивляет? Вот, смотри, в 60-е и 70-е годы многие начали интересоваться теорией палеоконтакта. И находить следы богов и разные артефакты.

Но эти артефакты были на уровне развития техники того времени – например, найденные золотые фигурки в Колумбии в виде самолетов, или Багдадская батарейка в Ираке, которая может настоящий ток давать. А то, что находили в изображениях, тоже соответствовало существующему развитию техники – самолеты, вертолеты, космонавты в скафандрах.

А сейчас находят новые следы – и они уже соответствуют уровню развития в нашем времени – например, диск фараона Джосера – совершенно загадочный предмет, больше всего похожий на компьютерный вентилятор. Он был найден в пирамиде фараона Джосера, жившего в III тысячелетии до нашей эры.

Или вдруг выясняется, что некоторые древние изображения похожи на  космолет дискового типа, каким его рисуют фантасты.

Не исключено, что лет через 20-30 будут находить новые артефакты, которые будут походить на что-то, изобретенное в будущем.

- Да ерунда все эти твои теории. Придумать можно все, что угодно. Если была древняя цивилизация, то почему так мало следов осталось?

- С чего ты взяла, что мало? Я раньше тоже думал, что мало, но чем больше этим занимаюсь, тем больше вижу их везде. И еще, знаешь ли, есть такой момент… Спустя тысячи и даже миллионы лет могут сохраняться отнюдь не все материалы и вещи, и до нас дошли лишь небольшие куски тех цивилизаций.

- Вот я твой бред слушаю только потому, что настроение хорошее и устала от перелета, самолет был какой-то из Стамбула шумный очень, лень самой говорить. Ну ты говори, говори.

- Ты не смотрела фильмы, в которых моделируется будущее Земли, если с нее исчезнут люди? Там удивительные вещи - через сколько десятков лет разрушится бумага, деревянные здания, когда проржавеют металлические конструкции.

Там в этих фильмах есть много кадров впечатляющих – как будет ломаться статуя Свободы или Эйфелева башня, как разрушатся огромные плотины и заводы. И спустя какой-то десяток тысяч лет не останется почти ничего. Только где-то в толще земных пород.

Кстати, знаешь, среди людей, которые верят в прошлые цивилизации, очень много геологов, геодезистов и вообще технарей, связанных с недрами Земли. Потому что они находят различные удивительные штуки, после чего полностью меняют свое представление о прошлом.

Например, окаменевшее образование в виде колеса в древних отложениях угля. Или же находка в пещере Байгон в Китае.  Там были обнаружены железные трубы разного диаметра, проржавевшие и почти «растворившиеся» в окружающей их породе. Эти трубы составляют сложную систему и соединены между собой.

Самое интересное здесь возраст этих труб - по оценках специалистов, они созданы за несколько тысячелетий до нашей эры.

- Слушай, вот я над тобой все смеялась, что ты поработал в своих «Загадках» и окончательно свихнулся. А я тут с тобой посидела вечерок и тоже начинаю потихоньку с ума сходить и какую-то логику в твоем бреде находить.

- Ну я тебе давно говорил. Я, кстати, думал, ты на мой сайт когда заходишь, так почитываешь все же.

- Ну я туда только по делу захожу, когда он у тебя лежит или еще что-то не работает. И вижу его изнутри только. Да и вообще лень мне твою чепуху читать было. Но судя по всему, это интересно. Я знаешь, даже жалею. Столько стран объехала, если бы интересовалась, могла бы наверняка что-то заметить.

- Это точно. Я теперь следы древних цивилизации везде вижу, и у нас в стране тоже.

- И что много у нас всего этого?

- Да, знаешь, хватает. Но у нас исследования в стране затруднены. Сама знаешь, расстояния огромные, полстраны вечная мерзлота, тайга, леса. И во многие места вообще не добраться. Там по полгода сугробы огромные, потом грязь, а летом гнус всякий, съедает заживо. Но кое-что есть, конечно. И я по чуть-чуть все эти материалы собираю. Но в России не так много исследователей этого дела, поэтому и материалов немного. А если всерьез заняться – я думаю, будет побольше, чем где бы то ни было. Но сейчас, конечно, больше западных свидетельств.

- Да, интересно… Знаешь, я раньше об этом не думала... Но тут недавно очень удивилась. У нас в ашраме гуру однажды что-то вроде речи говорил. И сказал: «Человек становится совершенным, когда изучает все шестьдесят четыре искусства и приобретает умение расщепить волосок на тридцать две части». Я еще подумала – странно, числа 32 и 64. Вообще-то это степени двойки. Разрядные системы – 32-х битная и 64-битная. Загадка какая-то…

- Да, любопытно. А ты знаешь, какая меня вещь потрясла? В той же «Ригведе» есть фраза «С глубоким уважением я поклоняюсь солнцу, которое проделывает расстояние в 2 тысячи 202 йоджаны за половину нимеши». Так вот, если перевести меры времени и длины на наш лад, то получится, что скорость света 300 000 км/с, что наши ученые вычислили по меркам истории   совсем недавно. А «Ригведа» создана тысячи лет назад.

Да и вообще, понимаешь, в моей теме сплошные загадки. Как были поострены все эти грандиозные здания и сооружения по всему миру, если и сейчас это сделать невозможно?  Да вообще – у меня каждый день все больше и больше вопросов. Причем на всех уровнях, начиная даже с моего филологического – вот почему, к примеру, наша Волга в древности называлась Ра? Вообще-то, это имя бога Солнца в Египте.

Кстати, любопытно, что лингвистика как будто подтверждает то, что в прошлом все было не так, как утверждают историки. Исследования ученых-филологов показывают, что если судить по языку, то общество в далеком прошлом, тысячи лет назад, было намного развитее, чем его рисуют археологи. И то, что многие языки произошли от единого праязыка. Например, слово обозначающие ребенок - немецкое kinder,   английское child и русское чадо – на самом деле однокоренные.

Это меня еще во время учебы на филфаке поражало, когда я  ни сном, не духом не интересовался всякими тайнами прошлого. Когда мы проходили историческую грамматику, то меня удивляло это необыкновенное родство разных языков, то, что русский язык  очень похож на санскрит.  Например, dva - два, tri - три; dvaar – дверь, maat`ar – мать, tri-div`- третье небо, рай. Кстати, вот это  tri-div` – если подумать – прямо-таки сказочное непонятное тридевятое царство.

Вот, кстати, сказки тоже содержат кое-какие следы загадочного прошлого. И это неудивительно. Их передают из уста в уста, из поколения в поколение, и неизвестно как далеко ушли все эти цепочки. Так что сказочные ковры-самолеты, сапоги-скороходы, яблочки на тарелочке, показывающие то, что происходит в другом месте, появились не на пустом месте.

- Ничего себе… Да ты, я гляжу, интересными делами занимаешься.

- Ха, я сейчас тебя окончательно добью. Пойдем ко мне в номер, я тебе в интернете покажу пару картинок, ты окончательно уверуешь в мою религию.

Мы пошли в отель, уселись на моем балконе, поставив рядышком кресла. Я включил ноутбук, вошел в Интернет и открыл свой сайт.

Первым делом я показал Машке фотографию блюда из Британского музея в Лондоне. Считается, что оно сделано вручную – но это просто невозможно, даже и сейчас сложно так обработать материал. И таких изделий хранится во множестве в различных музеях мира. Я даже в Эрмитаж недавно ходил специально искать следы древних цивилизаций и причем нашел их. Но на сайте их фотографий пока не выкладывал, и я показывал Машке другие артефакты.

Например, не менее впечатляющую железную кружку из американской шахты. Ее обнаружили в одном из частных музеев, под надписью: «В 1912 году, когда я работал на муниципальной электростанции города Томаса, штат Оклахома, мне попалась массивная глыба угля. Она была слишком большой, и мне пришлось разбить ее молотом. Из глыбы выпала вот эта железная кружка, оставив после себя выемку в угле. Очевидцем того, как я разбивал глыбу и как из нее выпала кружка, был сотрудник компании по имени Джим Столл. Мне удалось выяснить происхождение угля – его добыли в шахтах Уилбертона, в Оклахоме». Интересно, что когда ученые начали изучать возраст породы, то выяснилось, что углю, которые добывается в тех шахтах, 312 миллионов лет.

Машка забеспокоилась:

- Погоди, какие 312 миллионов? Ну я еще понимаю логику твоего бреда, что 20-30 тысяч лет назад, вместе с египтянами были какие-то более продвинутые люди, пришельцы там или еще кто. Но миллионы лет назад? Кто это был, что это было?

- Машка, это сложный вопрос. Сам понимаешь, что я могу оперировать только теми данными, которые есть у всего человечества. А разгадать все эти тайны по большому счету пока не в силах ни наука, ни религия.

- Все равно, эта твоя кружка – лажа какая-то. Случайно выпала, пока в шахте вели работы уже в XX веке.

- Машка… Эти вещи можно объявить случайностью, если бы они были единичны. Но их огромное количество. Вот тебе еще факты, почитай и посмотри.

Например, человеческие следы, найденные в древних отложениях – миллионы людей назад по ним ходили люди, причем в обуви.

Или посмотри вот на эту картинку – это знаменитый гвоздь, который был найден в 1844 году в одной из шотландских каменоломен. Этот песчаник относится к девонскому периоду, то есть, его возраст  от 360 до 408 миллионов лет. Кстати, замечу, что исследовал его Дэвид Брюстер, известный шотландский физик.

Кстати, знаешь, на самом деле, как раз все эти «британские ученые» на самом деле виноваты в том, что все настоящее прошлое земли осталось за кадром. Вот смотри, именно они в свое время начали все классифицировать и упорядочивать, тот же Дарвин.

И, вот, понимаешь, до этого, допустим, какие-нибудь груды камней считались само собой разумеющимися. Ходили легенды о древних великанах или о чем-то подобном. И их все пропускали мимо ушей. А у ученых XIX века кругозор был соответствующим XIX веку, когда не было грандиозных сооружений, заводов, плотин, машин, а тем более самолетов или космических кораблей.

Они поэтому все эти недоступные их разуму вещи просто обошли вниманием – в их представлении вместо самолета на гробнице изображена непонятная птица, сооружения с циклопической или полигональной кладкой – просто следы работы древних людей, которые почему-то умели хорошо и качественно все делать, ворочать многотонными блоками и камнями.

И именно британские ученые в 18-19 веках сложили некую классификацию, которой пользуется современная наука. Конечно, наука много делает и сделала всего, всякие там радиоуглеродные анализы, огромное количество раскопок, правильное атрибутирование и так далее.

Но вся нынешняя наука опирается на фундамент, заложенный в минувшие века людьми, которые не осознавали истинного прошлого планеты. То есть, сейчас историк из XXI века вроде бы видит – да, самолет на гробнице нарисован. Но как заявишь об этом официально, с научной кафедры?

У нас же основы самой науки не верны, нужно менять всю систему, а это очень трудно. Уже за сотни лет написано огромное количество диссертаций, получены ученые степени, сделаны карьеры, созданы научные школы. И чтобы вернуться к истинной истории, нужно менять и опровергать все, а это просто невозможно.

- Да уж, действительно проблема. И что – никакой надежды?

- Не знаю, мне кажется, она есть. Сейчас столько здравомыслящих людей начали понимать, что в прошлом все было не так, как нам рассказывают. И накапливается масса фактов, ранее разрозненных. Но доказать все это может только какая-то стопроцентная находка, которая расскажет, как все было. Но тут свои сложности.

Во-первых, я своими глазами видел, как иногда всплывают в новостях или на сайтах какие-то уникальные находки, сделанные в раскопках, а потом они куда-то исчезают благополучно.

А во-вторых, Земля так велика и народу так много, что 90% найденного на планете вообще почти никто не видел - в общем доступе оказывается лишь малая часть открывающихся тайн, все остальное разворовывается. То, что находят археологи, хранится худо-бедно в музеях, хотя и там многое пропадает, как и во время археологических раскопок.

Или еще один бич - черные копатели. Я однажды сам видел группу в Контакте, довольно многочисленную, в которой продавалось огромное количество добычи незаконных археологов. Там предлагались совершенно уникальные вещи. Страшно представить, какой это огромный рынок, и какие уникальные артефакты там иногда попадаются.

А еще строители – заводов или дорог, различные нефтяники и газовики. Ты представляешь себе картину – бригада рабочих расчищает лес для будущей дороги или газовой трубы где-нибудь в тайге, и вдруг видит какой-нибудь редкий мегалит или еще что-то интересное? По-твоему, они будут сворачивать работу, вызывать начальника стройки, звонить археологам?

Да ни за что – у них план горит, у них сроки. Любая задержка в работе – угроза зарплатам, премии и прочему. Уже на уровне бригадира все инициативы по связи с научным сообществом, я думаю, жестко пресекаются. Упрутся дорожники, к примеру, в мегалит с рунами, подойдут к прорабу и скажут: «Ну что, Петрович, зовем прессу?». А Петрович сразу представляет, как заморозят постройку, объезд делать долго, дорого и нерентабельно. Проще экскаватором раскатать все под ноль.  И сколько таких прорабов только у нас в стране.

- Но все же археологи и ученые столько всего изучают.

- Да знаешь, я тебе могу кучу примеров привести, когда не изучают, а, наоборот, закрывают. Вот, близкий пример, здешний, из Египта. В 1993 году немецкий инженер Рудольф Гантенбринк испытывал робота-археолога в пирамиде Хеопса. Этот робот мог пролезать в самые узкие шахты и изучать то, что там внутри. И этот робот проник в вентиляционную шахту, и там обнаружил загадочную дверь. А надо сказать, что давно уже ходят легенды, что в пирамиде Хеопса есть тайная камера.

Легенды эти появились после того, как американский археолог Джон Киннман перед смертью рассказал, что нашел в пустыне проход в эту камеру, попал в нее и увидел, что внутри стоят какие-то загадочные механизмы. Однако власти ему запретили это обнародовать и вот лишь перед смертью он решился об этом рассказать.

- Ну и..? Чем дело-то с роботом-археологом кончилось?

- А тем, что после того, как робот обнаружил эту камеру, исследования были резко прекращены - власти Египта запретили их проводить.

- Потрясающе!

- Ну и это еще не все. Мало того, что одни запрещают, так другие еще и уничтожают следы прошлого вовсю.  Я даже читал такую конспирологическую теорию, что цветные революции и войны развязываются в таких местах, где хранятся артефакты самых древних цивилизаций, что намеренно уничтожается то, что может пролить свет на прошлое. И что на Востоке, где очень много таких следов, именно поэтому так и не спокойно. В Афганистане талибы чуть ли не первым делом уничтожили гигантские стадии Будды в провинции Бамиан.

В Ираке первым делом разграбили Национальный музей в Багдаде, где, кстати, хранятся знаменитые багдадские батарейки.

Здесь, в Египте, в 2011 году мародеры ограбили Каирский музей, а через год закидали коктейлями Молотова библиотеку с древними рукописями, после чего она сгорела.  А там было около 200 000 различных старинных книг, манускриптов и древних карт. Кстати, вот еще - о картах. Ты слышала о разных загадочных картах прошлого?

- Да не особенно. Сам знаешь, меня все это не очень интересует.

- А зря. Ну про Пири Рейса ты хотя бы слышала?

- Слышала, но не помню, что именно.

- Ну да, «слышал  звон, да не понял где он». Со старинными картами вообще загадочные вещи творятся. В том смысле, что некоторые из них как будто сделаны при помощи аэрофотосъемки – настолько они точные. А Пири Рейс – это османский адмирал, который составил в XVI веке карту, пользуясь древними манускриптами, созданными еще во времена Александра Македонского.

Ну и что ты думаешь – там очень точно нарисованы обе Америки – хотя их буквально «на днях» открыли, и, главное, там есть Антарктида, которую вообще обнаружили в начале XIX века. И любопытно, что нарисована она вообще безо льда.

Мне еще любопытно в этом смысле несколько вещей. Например, в Библии говорится, что Земля – шар. Есть древние иконы, где имеется нечто вроде глобусов или аллегорического изображения земного шара.

Или вот я недавно читал про вознесение  Еноха в «Ветхозаветных апокрифах» и знаешь, что там написано? «И взяли меня оттуда мужи те и подняли на четвертое небо, и показали мне там все движение солнца и луны и все лучи их. И измерил я путь их, и рассчитал свет их,
И видел я: солнце имеет свет, в семь раз больший луны.
 И я видел четыре звезды великих, висящих справа от колесницы солнца, и четыре - слева от солнца – всегда». Заметь – 8 звезд, это вполне могут быть освещенные солнцем планеты солнечной системы, которых как раз восемь.

- Круто. У меня такое чувство, что в школе мы что-то не то проходили явно.

- Конечно.  Или знаменитые догоны – про них-то ты хоть слышала?

- Не, не слышала.

- Да ладно, про них уже из каждого утюга рассказывают.                

- Ну может быть в твоем мире и из каждого утюга, а я живу среди нормальных людей, - подколола меня Машка.

- Ну да, ну да, в мире ашрамов и вечных мудрецов, - съязвил в ответ я.-  Ну так вот, догоны это небольшое, около 300 тысяч человек, племя, которое живет в Мали, в Западной Африке. Не так уж далеко, кстати, от Египта. Они появились в Мали  между X и XIII веками, принеся с собой   свои странные обычаи и верования и  необычную мифологию.

Этим загадочным народом заинтересовались этнографы, и в 1931 году в Мали оправилась экспедиция французских ученых. Они долгое время жили рядом с догонами, и постепенно «втерлись в доверие» - стали своими для племени. …и тогда старейшины племени решили посвятить учёных в тайные знания., которые и в племени были доступны только избранным. Этнографы добросовестно записали все услышанное и увиденное у догонов и издали книгу "Бледный Лис". Бледный лис – это фенек, пустынная маленькая лиса, главный персонаж догонского фольклора. Книга особо ажиотажа не вызвала – ну Африка, ну какое-то племя, какие-то дикари. Читали ее исключительно такие же специалисты-этнографы.

Однако потом она случайно попалась на глаза французскому астроному Эрику Гэррье, который начал читать ее буквально со скуки, но был потрясен до глубины души – оказывается, «дикари» в своих мифах рассказывали невероятные вещи о космосе и строении Вселенной. Астроном даже решил, что это такой розыгрыш, и этнографы просто решили подтасовать имеющееся астрономические знания, приписав их догонам.

Гэррье тогда нашел этих этнографов, побеседовал с ними и убедился, что они в астрономии что называется  ни в зуб ногой и, и знакомы с ней намного меньше, чем описанные ими догоны – они просто записали их мифы дословно и все.

Тогда Гэррье написал и издал собственную книгу, в которой рассмотрел мифы догонов глазами астронома.

Они с незапамятных времен были уверены, что Сириус имеет два спутника с определенными периодами обращения.

И затем ученые действительно выяснили, что так оно и есть. Еще любопытно, что догоны говорят, что самый ближний спутник Сириуса состоит из металла, который называется «соголу».  Одна его крупица «весит столько же, сколько четыреста восемьдесят ослиных вьюков».

И вот в 1862 году астроном Кларк обнаружил парную звезду Сириуса с плотностью в пятьдесят тысяч раз больше воды. Спичечный коробок такого вещества весил бы тонну. Получается, что догоны не врут.

- Любопытно.. У меня сегодня прямо какой-то новый мир открылся. Даже как-то неприятно от таких открытий.

- Ну да, у нас явно в прошлом все было очень странно. И кто-то уже сотни лет уничтожает следы этого прошлого.

- Да, интересно… Кто же все-таки грабит эти музеи?

- Официально считается, что это религиозные фанатики. Но такое чувство, что их как будто специально натравливают именно на те музеи, где хранятся артефакты прошлого.

- И кто же натравливает?

- У нас на работе, как ты знаешь, все тоже сдвинутые на этой теме. Так наш выпускающий редактор считает, что это делают США – потому что у них очень короткая история, и чтобы было не так обидно, они уничтожают историю других стран.

- Хм, любопытно, только как-то по-антиамерикански. Помнишь, я в прошлом году проехала через Штаты? Так там прекрасные люди, я себя, сказать по правде, чувствовала спокойней, чем в нашем Веселом поселке.

- Ну так это и мнение одного человека. Я думаю, что тут все намного серьезней. Не исключено, что в мире есть некие тайные могущественные кланы, которые вполне могут лоббировать свои интересы и в правительствах разных стран.

И, кстати, по поводу безопасности, так наш Веселый поселок тоже изменился. Одно дело, когда мы с тобой помнишь, во пятом классе  из школы шли и у нас какой-то амбал телефоны отобрал и нас потом родители гулять не пускали? Так сейчас я спокойно хожу.

- Наверное, это потому что ты теперь старше намного и весишь тонну,  – съязвила Машка. – А вообще о Штатах – там народ как-то не особо положительно о своей политике отзывался – как внешней, причем, так и внутренней. Хотя там широкая публика не особо так следит что да как. Работа, дом, барбекю на выходные.

- Да в общем-то, как и у нас. У нас тоже народу не до политики, все как-то больше своими делами заняты.

- Так это же хорошо.

- Слушай, - я замер, пораженный. – Мне сейчас в голову пришла одна неожиданная мысль. Ты слышала про Эриха Дэникена?

- Что-то такое, давным давно, и по-моему, от тебя же, только не помню что именно.

- Это такой исследователь цивилизаций прошлого, который наиболее известен. Так вот, еще  в 1970 году он снял фильм «Колесницы богов». Его даже в СССР активно крутили. И вот, знаешь, когда я смотрел этот фильм, меня потрясла одна вещь. Там показывают Иракский музей, те же Багдадские батарейки – а меня при этом поражает то, насколько это отличающийся от нынешнего Ирак – там приличный музей, ходят экскурсоводы, посетители в костюмах. То же самое – Афганистан, Египет – вполне себе такие очаги культуры. И вот сейчас там все по-другому. Может быть, это Дэникен как раз невольно и развязал всю эти войны, показав места, которые хранят тайны?

- Да ну, ты уже бредишь. Там же, наверное, не только Ирак показали с Афганом?

- Ну да, там еще были Стамбул, Южная Америка, Наска в Перу и т.д.

- Ну вот видишь, там же не грабили музеи.

- Знаешь ли, еще не вечер. И в Турции уже были серьезные выступления.  Все же мне кажется, что во всем этом есть какая-то связь.

- Ты уже свихнулся со своими исследованиями. Еще немного и тебя в психушку отправят. Будешь там рассказывать соседям по палате про рептилоидов с планеты Нибиру, захвативших Землю.

- Вот ты смеешься, а эта вещь очень серьезная. Кстати, вообще-то тот же Дэникен в какой-то степени испортил как раз серьезную тему, и она свернулась к рептилоидам с планету Нибиру. Потому что он погнался за какими-то дешевыми сенсациями и начал выдавать много чепухи. Например, недавно читал я его недавнюю книгу «Сумерки богов». Так он там на полном серьезе доказывал, что в декабре 2012 года к нам прилетят боги с далеких планет.

Ну в общем, из-за него и из-за таких, как он, сейчас ее рассматривают на уровне желтой чепухи, хотя на самом деле там все намного серьезнее. И эти следы прошлого – они настолько очевидны, что, увидев их, уже не можешь думать по-другому. Но только очень грустно делается. Получается, жили люди тысячи или миллионы лет назад, развивались, а потом все ушло по нулям. Вот и сейчас как-то все нестабильно очень.

- А ты не думаешь, что, во-первых, часть знаний сохраняется – сам про йогу ту же рассказывал? А, во-вторых, может быть, человечеству каждый раз шанс дается, - разрушат на раз Землю или не разрушат. Дается шанс, чтобы они развивали, например, науку, ресурсы тратили на медицину, осваивали космос, боролись с голодом и так далее.

Оптимистка Машка, конечно, неисправимая, подумал я. Так верит во все хорошее. Приятно было с ней вот так сидеть на лоджии и трепаться обо всем на свете – она может поддержать любой разговор. Странно, наверное, сидеть вдвоем с красивой девушкой и говорить о науке, о литературе, о космосе. И это при том, что рядом моя шикарная трехспальная кровать. 
Но у нас с Машкой не те отношения. Никогда я не думал всерьез, что у нас могут быть какие-то отношения. В основном потому, что я думаю, что она намного совершенней чем я, мне просто нечего ей предложить, кроме дружбы. 
Да и сама Машка сказала, что ей сейчас пока интереснее познавать мир и быть свободной, и она не хочет пока никаких отношений. Ну что же, это ее право. Но говорить с ней – сплошное удовольствие. Она веселая и адекватная и на самом деле много всего знает и умеет думать. И я продолжил свои рассуждения «за жизнь».
- Знаешь, Машка, мне иногда кажется, что вся наша история – это такой эксперимент. Вот играешь ты в игрушки компьютерные, да.  И у тебя игра – «разводить» человечков. Поставить им завод, и они начинают работать, поставишь бар – они начинают в нем пить и тратить деньги. Иногда они тебе надоедают, и ты им разрушаешь все. А потом игра тебе вообще надоедает, ты их всех удаляешь. И мне часто кажется, что и мы – результат чьих-то подобных игрушек. 

Запустил кто-то игру, мы, ее персонажи, что-то там делаем, копошимся. Нам откуда-то с той стороны кто-то всесильный подкидывает что-то, а потом смотрим, как мы выкручиваться будем. И вот уже несколько раз было «Game over» - игра окончена.

- Ну знаешь, если всерьез, то, по-моему, ты уже двинулся. А если просто порассуждать  - может быть, эти игроки проверяют нас на что-то? Может быть, это не они уничтожают нас, а мы сами? А они проверяют – покажем мы ли себя умными людьми, способными жить не только на Земле, но и покорять космос?

- Может быть. Только мне не нравится слово «покорять». Кого ты там покорять собралась? Правильно, наверное, «осваивать».

- Да, брякнула как-то не подумав. А может быть, к нам оттуда, из космоса, никто и не прилетает, потому что мы не разумные, на их взгляд и способны Землю разнести на раз?

- Может быть… Я каждый раз просто удивляюсь, сколько человеческих и природных ресурсов тратится на всей планете ради убийства себе подобных. Причем в государственных масштабах.

- Но ведь если страны не будут тратить на оборону, то их могут захватить?

- А могут и не захватить. Я как-то писал статью об этом. Вот, представь, расходы на армию у нас в стране в 2013 году были 84,5 миллиардов долларов. В США – 610 миллиардов долларов, больше в 7 с лишним раз. На всей планете в том же году потратили на военные расходы почти 2000 миллиардов долларов. Представь себе, какая это сумма. Ведь каждого солдата надо накормить, напоить, уложить спать, каждое армейское учение обходится в копеечку, каждый учебный вылет – куча денег на горючее и прочее.

Или, скажем, производство танков или самолетов – да чего угодно. Это зарплаты, цеха, сырье. Да на одной мелочевке какой-нибудь, типа рабочих перчаток и спецовок для рабочих и то миллионы уходят в общей сумме. Не говоря уж о более серьезных вещах.

- Но ведь это же не просто так делается? Не для того, чтобы ресурсы сжечь?

- Конечно, не просто так. Государствам в какой-то степени выгодна развитый ВПК – это миллионные рабочие места, соответственно, вливание денег в экономику страны. Вот только природные ресурсы при этом не восстанавливаются.

- И что же можно сделать?

- Я не знаю. Люди поумнее меня предлагали разные идеи, некоторые даже их осуществляли, но каждый раз на выходе какая-нибудь хрень получалась. Иногда достаточно кровавая. Но я тебе точно говорю – пока люди не начнут ладить на Земле между собой, космоса им не видать.  И это еще не самое худшее.

Мне вообще теперь страшно жить, потому что я понимаю, что разрушенные цивилизации уже были. И там жили такие же люди. У меня мороз по коже идет, когда я об этом думаю. Представь, почти такой же мир, как у нас. И кто-то в нем так же жил, работал, учился, влюблялся. Думал о выплатах по кредитам, про новые ботинки для ребенка.

А потом этот мир разрушился. Понимаешь – совсем, окончательно. Погибли все. И самое страшное, что и у нас вполне может произойти такое. Никто же не застрахован. Иногда страшно жить, понимая, что наша жизнь и цивилизация так, повод для спора будущих археологов.

Я замолчал. Как-то легко я рассказал об этом, об этих своих ночных кошмарах. На самом деле сейчас, под ласковым египетским солнышком, на берегу моря я говорю и думаю об этом спокойно.

Мои размышления прервала Машка:

- Знаешь, я тут сейчас все думала-думала… Вот ты говоришь - освоение космоса. А если вдруг цивилизация достигнет уровня такого, что можно будет это сделать по-настоящему, но окажется, что все пригодные для жизни людей планеты, что называется, уже заняты? Тогда что? Что если без А не бывает Б? То есть, если на планете есть вода, воздух, растения, животные, то значит там имеются и люди или человекоподобные и одно без другого не бывает?

И они так же растут и размножаются в геометрической прогрессии, и у них те же проблемы?

- Вопрос интересный, никогда раньше не задумывался об этом. Я думаю, все равно по-настоящему гармоничное человечество что-нибудь придумает.

Может быть, будут создаваться некие искусственные спутники-планеты со своей атмосферой, деревьями, экосистемой, в которых будут жить люди.

Может быть, сработают механизмы ограничения рождаемости.

 А вообще на самом деле Земля достаточно велика и, как ни странно, пока еще мало освоена. Сколько у нас пространств, в одной нашей стране огромные пустые площади или пустыни Африки или сельва Бразилии или неосвоенные пространства океанов.

Если бы можно было помечать, то я представил бы себе будущее, в котором не выбрасывают и не сжигают тонны еды, упаковки.

Представь себе – по всей планете идут ленты дорог, летают машины, сверхбыстрые поезда. При этом везде очень много лесов и кусочков природы. Люди предпочитают селиться в небольших поселках по интересам – например, художников, писателей, поэтов, любителей бега по утрам и тому подобнее.

- Кстати, сейчас под Питером появляются поселки йогов, - вставила Машка. – Они там живут в своих домах, но ходят в общий зал заниматься и вообще медитируют всей деревней.

- Ну как-то так, да. Необходимость в больших городах по мере развития науки и техники будет все меньше. Можно работать из дома, что больше и больше людей делают уже сейчас.

- Ну уж мне-то не рассказывай, я сама даже не знаю, что такое офис, работаю, где захочу.  И ты ведь тоже ушел во фриланс.

- Да, сейчас появилось много профессий, которые позволяют работать откуда угодно. Можно у себя дома программировать, проектировать дома и машины, писать статьи, заниматься дизайном, даже интернет-магазины организовывать, все что хочешь. И мне это нравится – меньше пробок, меньше расходов на содержание офисов, и вообще как-то ближе к природе человека. И не расходуется время на дорогу.

Машка засмеялась. 

- А ты бы хотел быть богатым?

- По-настоящему, прямо миллионером? Не знаю, наверное, нет. Точнее, смотря каким способом зарабатывал бы свой миллион. Сидеть в офисе в белой рубашке, спекулировать на бирже или придумывать сравнительно честные способы отъема денег у населения – это точно не мое. Да и вообще – у бизнесменов хлеб не самый сладкий. И им, знаешь, не так уж просто жить.

- Ты имеешь в виду риск и постоянное напряжение?

- Нет, не только это. Вот смотри, почему-то всегда, во все времена и у всех народов принято носиться с поэтами и снисходительно смотреть на всяких там купцов, банкиров, торгашей, производителей галош и оловянных мисок. Мол, чего они там понимают-чувствуют, бездушные люди, которые гоняются зa золотым тельцом и наживой. A вот какие-нибудь там Овидий, Ренье и прочие Aхмaтовы-Цветаевы - они любили, они страдали - пока всякие Рябушинские-Елисеевы шатались по Ривьерам и лопали устриц с шампанским.

Но если подумать... Поэтам жить намного проще. Сидишь такой, никто тебя не любит. И начинаешь кричать на весь мир - никто меня не любит и жизнь не удалась. И все вокруг охают, переживают, жалеют - бедняжка, никто его не любит. Ты помер, а тебя еще сто лет жалеют - как он любил, как мучился...

А вот какому-нибудь там бизнесмену - попробуй, слабость прояви - тебя сожрут тут же - конкуренты, как бы друзья, как бы помощники. А ему, может быть, тоже больно, его тоже девушка бросила.

Но он должен молчать, руководить своим банком, заводом по производству ламината или ларьком по ремонту обуви. Если он начнет вместо работы страдать с надрывом - кому он после этого нужен. И пока поэта все жалеют с соплями, бизнесмен, стиснув зубы, руководит поточной линией. А вечером в одиночку надирается коньяком - и его страдания пострашней, потому что боль, которую нельзя никому показать, выжигает изнутри...

Ну я уж молчу о том, что в результате, бизнесмены что-то сделали конкретное - кирпичей наобжигали, макароны упаковали, хлеб выпекли. А поэт чего сделал? Ну прострадал публично всю жизнь...

Жизнь, в которой нельзя ни на минуту дать слабину и показать свои истинные чувства - намного тяжелей.

- Ну а ты бы сам чего хотел?

- Я бы хотел зарабатывать тем, что мне нравится. Например, книги писать. Я не откажусь от хороших гонораров, конечно, но мне больше нравится сам процесс – я делаю то, что хочу.

- Кто-то сказал, что в жизни нужно делать только то, что нравится, но делать это изо всех сил.

- Ну да. Ну вот не нравятся мне спекуляции на бирже.

- Да ты прямо философ, я погляжу.

- Нет, я просто не хочу заколачивать деньги в офисе.

- А если бы тебе сказали – давай в экспедицию, искать золото фараона?

- Вообще я считаю, что даже если его и найдут, оно принадлежит Египту. Да и золото само по себе меня не интересует. Мне, знаешь, интереснее что-то открыть новое.

- Мне кажется, у тебя получится…. А вообще, знаешь, завидую таким людям, которые мечтают и добиваются своей мечты. Я вообще пришла к выводу, что если человек очень хочет, то он добьется всего на свете – станет миллионером, слетает в космос, объедет мир. Только мечта должна быть ясной и все силы прилагаться для ее свершения.

- Ну да. Только иногда добившись того, о чем мечтал, испытываешь разочарование.

- Ага, такое часто бывает. У меня самой недавно подобное случилось. Мне, знаешь, очень нравится подборка музыки от «Сafe del mar» – это такой бар на Ибице, где каждый вечер собираются люди любоваться закатом. И эти закаты сопровождаются прекрасными лирическими мелодиями. Потом эти мелодии записывают и продают диски от «Сafe del mar». И я все метала побывать на этом пляже. Причем, самое смешное, когда я представляла это место, то мне рисовался пляж в севастопольской Учкуевке, прямо на берегу моря, где тоже очень красивые закаты.

Ну и что ты думаешь? Прилетаю я на эту Ибицу, нахожу это кафе… А там рядом куча отелей, автострада, огромная толпа народа – в общем, никакого кайфа и все не так, как я себе в мечтах представляла. Не поверишь, в Учкуевке лучше.

- Почему, поверю. Мне вот вообще лучше всего на нашей карельской даче.

- Это да, у вас  здорово. Но мне лично хочется объехать весь мир и увидеть как можно больше. Знаешь, какие есть прекрасные и красивые места на Земле, где просто чувствуешь, что живешь и бешеный восторг. Это и горы Крыма и в норвежские фьорды, и побережье Гоа, кипрский пляж Афродиты и Гранд Каньон в США и еще масса замечательных мест.

- Ты так соблазнительно об этом рассказываешь, что мне все же захотелось еще куда-нибудь поехать.

- О, я гляжу, ты пробился на путешествия?

- Да, есть немного.

- Заметано. Давай, выбирай, летом можно куда-нибудь махнуть.

- Забавно. Киль-хардашем я еще никогда не был.

- Кем-кем?

 - У Куприна есть книга «Колесо времени». Там главный герой, русский эмигрант, познакомился с француженкой, которая помимо всех своих достоинств оказалась прекрасным киль-хардашем – это татарское слово, обозначает товарищ по путешествиям. Ибо у татар могут быть товарищи не только по путешествиям.

- Хм. У меня никогда не было киль-хардаша, а хотелось бы. Не то что бы одной скучно, а хочется с кем-то разделить восторг – от увиденных красот. Знаешь, сколько всего я видела интересного? Удивительные озера с прозрачной водой, заснеженные горы, бирюзовые моря…

- Я подумаю. Кстати, а чего ты по России-то не путешествуешь? Считай, полмира не видела.

- Понимаешь… Не путешествую по одной странной причине – мне кажется, что попадая в другую страну, ты оказываешься полностью в новой обстановке, в новой жизни – другой язык, культура, обычаи и ты узнаешь постоянно что-то новое, ты развиваешься, ты постоянно даже некоем напряжении и на адреналине, потому что не знаешь, какие правила игры. И это очень бодрит. А у нас куда бы не приехал, везде будет тот же язык, тот же общий информационный поток, некие общие правила и законы. Даже деньги те же.

Но сказать по правде, я давно мечтаю побывать на Камчатке, на Чукотке, вообще на Севере и на Востоке. Но мне как-то стыдно что ли лететь туда просто туристом. Мне хотелось бы побывать там с какой-то серьезной целью, в какой-то экспедиции. Ладно, что-то мы заговорились, мне пора идти, - вдруг внезапно закончила свою тираду Машка.

- Может, тут переночуешь? Я с честными намерениями, ты не думай.

- Нет, у меня там вещи в хостеле. Да и вообще в Египте не принято неженатым ночевать в одном номере. Еще с утра побьют камнями, - засмеялась Машка.

Мы договорись встретиться завтра утром в торговом центре. Я ей показал сумку и верблюжонка – чтобы она нашла меня и отличила от настоящих женщин в паранджах.

Когда она собралась, я вызвался проводить ее, хотя мне вообще-то не особо хотелось. Уже совсем стемнело, и мне, честно говоря, было страшно, но я все же заставил себя. Мы вышли на улицу, на которой было безлюдно – лишь раздавалась песня муэдзина из мечети.

Я шарахался от каждой тени, а Машка как раз вела себя очень уверенно и смеялась надо мной.

- Слушай, ну безопасно же тут.

- Да уж… Кругом блокпосты и солдаты с Калашами, - жалобно заметил я.

- Вот поэтому и безопасно. Тут так за туристами смотрят, лишь бы ничего с ними не случилось. Что ты, это же такой источник дохода. Иди уж домой, Ефремов, я сама дойду, а то ты потом поседеешь, когда будешь один возвращаться. Или мне тебя провожать придется?

- Ну тебя, Машка, - обиделся я. Но на самом деле действительно мне сейчас больше всего хотелось оказаться в номере с закрытыми дверями. А еще больше в своем Веселом Поселке, на диване с бутербродом с колбасой и смотреть на ноутбуке взятые с собой «Клинику» или «Теорию большого взрыва».

Наконец, мы дошли до Машкиного хостела. Там было полно европейцев, и я как-то сразу успокоился – не пропадет моя боевая подруга.

Мы распрощались, и я вышел один в египетскую ночь. Обратно я мчался намного быстрее, чем туда. Все шло вроде бы спокойно, но у самого отеля ко мне подошел араб лет сорока довольно криминального вида. Мне стало одновременно горячо и жарко, и пронеслась куча мыслей, главной из которых было: «Зачем я сюда приехал?» только звучала она менее цензурно.

Мужчина проникновенным тоном сказал на плохом английском:

- Ты иностранец, ты можешь покупать алкоголь в дьюти-фри, поехали в магазин, вот моя машина, помоги мне.

Я облегченно вздохнул, отрицательно покачал головой и помчался к себе в отель, где отправился на ужин.

Задумчиво я ел уже поднадоевшую нехитрую египетскую снедь, мечтая о полновесном черном хлебе, буженине, бабушкиных пирогах с мясом, и вздыхая, думал, что, пожалуй, мои мечты о жизни зимой в пустом отеле вот так разобьются из-за пищевой ностальгии.

В номере я почти сразу лег спать, но никак не мог заснуть. Интересно, что там сейчас испытывает Машка? Спит без задних ног, наверное. У нее психика закаленная – ей уже пришлось побывать в разных странах и передрягах.  Всю ночь я провел как перед страшным экзаменом – мучился, крутился, забывался, потом просыпался, мучаясь предстоящими событиями.

Шестая глава. Старый рынок

Утром я встал очень рано совершенно разбитым, но позавтракав и выпив очень крепкого кофе, все же взбодрился. Я вернулся из столовой в номер, сел на балконе с ноутбуком и вышел в Интернет узнать, нет ли мне писем и какие вообще в мире новости.

Ничего особенного не произошло, а я подумал, что насколько мне   не интересен инофопоток, когда я не дома. Все, что казалось важным раньше, те новости, паблики, топ Живого Журнала, которые я читал в Питере – оказалось, что все это настолько неважно, когда попадаешь в совсем другую обстановку.

Особенно сейчас, когда впереди у меня загадочная встреча с переодеванием. До нее еще оставалась пара часов, и я страшно нервничал. Давно знаю, что лучший способ отвлечься – начать работать.

У меня давно были наметки статьи на одну любопытную тему -  египетская цивилизация намного древнее, чем мы сейчас считаем. Самое время и место в этом сейчас покопаться. Я открыл собранные материалы и погрузился в историю Древнего Египта, иногда поглядывая на настоящие пальмы настоящего Египта.

Принято считать, что история цивилизованного Египта началась примерно в V тысячелетии до нашей эры. Однако многие источники приводят совсем другие даты и указывают на то, что задолго до этого времени в Египте уже существовала вполне развитая цивилизация.

Знаменитый историк Геродот, к примеру, в «Евтерпе» (второй части своей «Истории») еще в V веке до нашей эры писал: «До сих пор египтяне и их жрецы передавали мне сказания о стародавних временах. Они объяснили мне, что со времени первого египетского царя и до этого последнего жреца Гефеста прошло 341 поколение людей и за это время было столько же верховных жрецов и царей. Но 300 поколений составляет 10 000 лет, считая по три поколения в столетие. Да сверх 300 еще 41 поколение дает 1340 лет».

Эти числа, приведенные отцом истории, намного превышают те, что приняты в официальной историографии Египта.

Византийский историк Георгий Синцелл, живший в VIII веке, тоже писал довольно интересные вещи о древних египетских династиях: «У египтян есть некая плита, которая называется «Старая хроника»; она содержит тридцать династий за 113 поколений на протяжении периода длительностью 36 525 лет. Первая династия принцев – Ауриты, вторая – Местроены, третья – египтяне».

Знаменитый философ и ученый Диоген вообще утверждал, что египтяне вели астрономические наблюдения почти за 49 000 лет до появления Александра Македонского, к слову, родившегося в 356 году до нашей эры. 

А греческий философ Симплиций, родившийся в VI веке нашей эры, пошел еще дальше и написал, что египтяне изучали космос на протяжении 630 000 лет!

А вот что писали сами египтяне, например, Манефон, живший в III веке до нашей эры, верховный жрец храма города Гелиополя. Гелиополь (в наши дни город Эль-Матария около Каира) считался центром научной мысли Египта. Здесь хранилось множество документов, древних папирусов, табличек с иероглифами и других свидетельств прошлого.

Манефон, как гласят легенды, знал все тайны Египта – настоящего и прошлого, был знаком со всеми жрецами, владел уникальными свитками и рукописями. Помимо того, что к его услугам были все сокровища мысли Гелиополя, он еще часто работал в знаменитой Александрийской библиотеке.

Вся эта информация позволила Манефону написать уникальную «Историю Египта». 

В ней перечислялись различные династии египетских царей, составленные по подлинным документам. Однако труд Манефона погиб во время пожара в Александрийской библиотеке – вместе со множеством других бесценных рукописей древнего мира. 

От «Истории» Манефона сохранилось лишь несколько отрывков, которые цитировались в трудах древних историков Юлия Африкана и Евсевия.

И вот как выглядела история Египта в описании жреца:

«Первый человек [или Бог] в Египте – это Гефест, который также известен египтянам как первооткрыватель огня. Наследником его сына Гелиоса [Солнце] был Сосис, затем по очереди Кронос, Осирис, Тифон, брат Осириса, и, наконец, Хор, сын Осириса и Исиды. Они были первыми властителями Египта. После этого царская власть переходила от одного к другому, не прерываясь, вплоть до Бидиса на протяжении 13 900 лет.

Потом в течение 1255 лет правили боги и полубоги, и снова на 1817 лет другой царский род получил власть в стране. Затем еще тридцать мемфисских царей правили на протяжении 1790 лет, а после них еще 10 царей – в течение 350 лет. Потом наступило время правления «духов мертвых», которое длилось 5813 лет».

Опять никак не вписывается в то, что мы проходили в школе, а уж Манефон-то знал, что писал. Интересно, если бы его «История Египта» не сгорела в Александрийской библиотеке, что бы мы сейчас знали? Впрочем, остались еще кое-какие другие свидетельства прошлого.

Существование древнейших правителей Египта подтверждают, например, Туринский папирус и Палермский камень, в которых перечисляются династии самых махровых древнейших времен.

Он был приобретен в 1820 году в Луксоре итальянцем Бернардино Дроветти и вывезен в Турин, где и хранится по настоящее время. Папирус изначально был длиной около 170 сантиметров, но при перевозке рассыпался на несколько фрагментов. Время его изготовления точно не известно, но на обороте имеется имя Рамзеса III, который правил в 1185 — 1153 годах до нашей эры. В этом папирусе перечисляются имена всех египетских фараонов и царей, причем очевидно, что этот список был скопирован с более древних источников.

Перечисленные в нем династии царей значительно шире тех, о которых известно науке. Любопытно, что начинается он с династии богов: Пта, Амона, Анубиса, Ибиса, Аписа, Мневиса и других.

Самое любопытное, что лишь в 2009 году было объявлено, что в  запасниках туринского музея найдено нескольких неизвестных ранее фрагментов папируса. Напрашивается вопрос – почему же такой раритет был настолько лет потерян, и что же написано в этих найденных кусочках. Не исключено, что там идет речь о каких-то еще более древних династиях.

Там же, в Италии, хранится Палермский камень, вывезенный из Египта при неизвестных обстоятельствах. Долгое время он лежал в Палермском музее, не вызывая никакого интереса. И лишь в конце XIX века эта древняя черная базальтовая плита заинтересовала исследователей, и камень начали подробно изучать. Выяснилось, что на нем перечислены имена загадочных древних правителей Египта. Причем позже оказалось, что этот камень – один из себе подобных, так что где-то имеются аналогичные стелы, с высеченными именами правителей Египта, живших много-много тысячелетий назад.

Вообще европейцы, судя по всему, грабили бедный Египет так, что до сих пор стыдно. Золото, скульптуры, фрески, мумии, саркофаги, все что только под руку попалось, вывозилось массово. Из Дендерского храма вообще вывезли потолок целиком. И на этом потолке имеется любопытное свидетельство того, что цивилизация Древнего Египта намного древнее, чем можно себе представить.

На этом потолке изображен Зодиакальный круг удивительной красоты. Но самое любопытное в этом потолке то, что позже выяснилось - знаки Зодиака на нем изображают звезды в том положении, в котором они находились приблизительно 90 000 лет до нашей эры! Так что те, кто создавал этот Зодиакальный круг, явно видели на собой другое небо…

Впрочем, по чуть-чуть Египет разворовывают и в наши дни. Есть такая арабская пословица: «Человек боится времени, а время боится пирамид». И вот недавно произошел почти курьезный случай, доказавший, что пирамиды действительно такие древние, что их может бояться время, но и тут не обошлась без воровства и вандализма.

Официальная история утверждает, что строительство пирамиды Хеопса было закончено около 2540 года до нашей эры. И вот два немецких студента залезли внутрь этой пирамиды, откололи кусок, тайком вывезли из страны и в Германии проверили его возраст. Оказалось, что этому куску больше 20 тысяч лет!  И еще неизвестно, на сколько именно тысяч лет больше – не исключено, что на очень много.

Но так как способ добычи информации студентами оказался, мягко говоря, противозаконным, исследования обычного хода не получили – как можно для доказательств древности пирамид опираться на украденный и вывезенный контрабандой кусок?

Так что в официальной историографии Египта ничего не изменилось – и все тайны прошлого ученые обходят стороной…

Я так увлекся всеми этими загадочными вещами, описывая их в статье, что даже забыл о том, что меня ждет сегодня. Но потом случайно глянул на часы в углу экрана и сердце екнуло – уже пора было собираться.

 Открыв шкаф, я выбрал самые удобные штаны и кроссовки. Вместо очков вставил линзы, а очки положил в матерчатую котомку и туда же засунул все деньги. Потом вспомнил про чаевые вчерашнему носильщику и положил на кровать щедрую пачку фунтов – за три дня сразу, пусть парень порадуется неожиданному подарку.

Сумка была довольно вместительной, и я решил собраться в дорогу основательно. Достал маленькую бутылку воды из холодильника и сунул внутрь. Открыл рюкзак, покопался в нем, нашел блокнот и ручку – мало ли, вдруг что-то записать придется, и положил в сумку. Подумав, планшет я брать не стал – штука хрупкая, а я иду неизвестно куда. Но телефон я все же засунул в сумку – в ней оказался удачный маленький внутренний карман как раз под размер.

Я вышел в холл отеля и, как было велено, сообщил улыбчивому портье, что отправляюсь на экскурсию в Луксор. Он сразу перестав улыбаться, обидчиво поинтересовался, почему я не купил экскурсию у них в отеле. Я что-то пробубнил про то, что ничего не знал об этом – хотя весь холл был увешан рекламными бумажками, быстро распрощался и вышел из отеля.

Надо было ловить маршрутку до рынка. Я встал на обочине и внимательно рассматривал проезжающие мимо машины.

Они не отличались новизной и дороговизной – ржавые «Ауди», старенькие «Форды» и «Тойоты», даже проехали родные убитые «Жигули». Много было дряхлых пикапов, в которых стояли ящики с овощами и клубникой – наверное, их везли как раз на рынок.

Тут около меня остановился старый раздолбанный микроавтобус без всяких опознавательных знаков, в котором сидело несколько арабов в длинных балахонах.

Водитель что-то неразборчиво пробормотал с вопросительной интонацией, и до меня постепенно дошло, что это и есть местная маршрутка. Выглядела она как машина, в которой близкие родственники из деревни выбрались на рынок – никакого намека на то, что это общественный транспорт. Я сказал на английском: «Рынок», водитель согласно кивнул головой, и я залез внутрь.

Внутри маршрутка тоже не отличалась красотой и изяществом. Я подумал, что те питерские маршрутки, которые я считал старыми и задрипанными, по сравнению с этим египетским микроавтобусом просто «Майбахи».

В египетской маршрутке из сидений торчали поролон и пружины, через ржавые дырки в салоне можно было видеть улицу, и скрипела и скрежетала она так, как будто отправляется в свой последний путь. Зато проезд стоил всего один фунт.

Пассажиры с большим интересом рассматривали меня, но выглядели достаточно дружелюбно и приветливо улыбались. Я тоже поулыбался им в ответ, подумав, что от улыбок у меня тут в Египте уже челюсти сводит – как-то у нас не принято улыбаться всем направо и налево.

Тут машина остановилась, и в салон залез парнишка лет пятнадцати. Он сел рядом со мной, открыл коробку с чем-то вроде «Доширака», из которой шел горячий пар, и деловито начал наворачивать содержимое прямо на ходу.

Наконец  мы прибыли на место. Я вылез из грязной машины. Оказалось, что тут у местных маршруток что-то вроде кольца или стоянки – и сотни подобных старых и пожеванных годами микроавтобусов стояли тут рядами. Оглянувшись по сторонам, я увидел торговый центр и отправился к нему.

Я долго крутился по залам и почти пустым магазинчикам, затем, оглянувшись по сторонам, вошел в туалет, надел прямо поверх одежды  черную хламиду и накинул на голову паранджу. Предусмотрительный Хаил приготовил для меня самую глухую, с совсем узкой прорезью, через которую даже глаз толком не было видно.

И тут я завис – если я теперь женщина, как же выйду из мужского туалета? Я приоткрыл дверь кабинки и посмотрел по сторонам – никого. И быстро вылетел наружу. Рядом с туалетом тоже никого не было – мне повезло. «Вот на таких мелочах, наверное, и засыпаются великие планы», - мельком подумал я. Или же профессионалы такие детали учитывают все до мельчайших подробностей. Но я-то не профессионал.

Хотя с утра я поступил как профессионал – вставил линзы. Представляю, как бы я смотрелся в своих мужских очках в парандже. А вот если бы у меня не было линз? Без них бы я ничего не видел, а в очках сразу бы бросался в глаза.

Тут уже не продумал тот, кто планировал всю эту конспирацию. Уж он-то точно не профессионал. Как ни странно, меня эта мысль успокоила  - если он не профессионал, то это не какая-нибудь западня спецслужб, и я отправился в холл ждать Машку.

Я сел на большой коричневый диван, положив свою черную сумку так, чтобы приколотый к ней верблюжонок был хорошо виден. В двери одна за другой бодро входили местные дамы в черном. И кто из них, интересно, Машка? И как я-то ее узнаю? Наконец одна из восточных красоток бухнулась рядом со мной и посмотрела на меня веселыми Машкиными глазами.

Я неодобрительно покачал головой и прошептал:

- У тебя глаза голубые, слишком выделяются. Завесься как-то посильней и глаз вообще ни на кого не поднимай.

- Ладно, - прошептала Машка.

- Где ты одежду-то купила?

- Нашла небольшую лавочку для местных. Там очень удивились, но продали без проблем. Я сказала, что мне в подарок надо купить для местной дамы.

- Надеюсь, что никто после твоих покупок полицию не вызвал, - проворчал я, хотя понимал, что нет ничего особенно, если туристка купит местную одежду. Но я страшно нервничал – и за себя, и за Машку, которая вообще влезла в чужие проблемы.

- Ладно, пошли, - скомандовал я. Мы встали с дивана, вышли из торгового центра и посеменили к продуктовому рынку, стоявшему неподалеку.

Я ссутулился, как было велено. Ощущение было идиотским. Казалось, что все смотрят на меня, а сейчас кто-нибудь закричит: «Смотрите, переодетый мужчина!»

Когда мы проходили мимо внушительного блокпоста у рынка, то я ожидал уже даже не криков, а очереди из винтовки в спину.

Однако мы благополучно миновали бронетранспортеры и солдат с автоматами и подошли к рынку. Еще на подходе к нему я почувствовал запахи. Даже не так – ЗАПАХИ. С каждым шагом пахло все сильнее – и приятными некоторые ароматы я бы не назвал. К сладким клубничным нотам примешивался запах помета, гнилых овощей, крови и мочи.

Шум тоже нарастал – казалось, что кричат на рынке все. Мы подошли поближе и убедились – действительно кричали все, и продавцы, и покупатели, при этом отчаянно жестикулируя. Шел бешеный торг – похоже, самое любимое времяпровождение арабов. Само собой, ценников на продуктах совсем не имелось. Впрочем, если бы они и имелись, то нам это мало бы помогло, мы бы запутались окончательно.

Я всю жизнь считал, что мы пользуемся арабскими цифрами, но оказавшись в Египте, увидел, что у арабов они совсем другие. Если бы на местных фунтах не было бы на обороте привычных нам чисел – 10, 20, 50, то я бы ни за что не догадался, что они обозначают. Цифра 5 там похожа на ноль, 6 – на 7, а 7 – на латинское V. Только разве что 1 и 9 походят на те, что используем мы.

Машка прошептала:

- Они цену всегда произвольно называют – причем раза в три больше, чем на самом деле. Нужно торговаться до седьмого пота.

Я кивнул головой и зашипел:

- Молчи, еще не хватало, чтобы кто-то услышал, как мы тут говорим на русском.

Машка заткнулась, и мы как две деловитые местные домохозяйки засеменили внутрь здания рынка. Перед входом в него на улице стояли ряды с огромными горами клубники, фруктов, овощей. Рядом висели на веревках освежеванные туши баранов. Из них сочилась кровь, попадая в пыль и сворачиваясь шариками. Тут же стояла рыбная лавка, от которой просто нестерпимо воняло, хотя рыба была очень свежая – кое-какая еще била хвостом.

В соседнем ларьке продавали живых кур и голубей – и вонь оттуда шла вообще невыносимая. Я было начал удивляться количеству любителей голубей в Египте, пока Машка снова не шепнула мне еле слышно: «Они их едят, это местный деликатес».

Мне как-то стало нехорошо – и от голубей, и от запахов, и от криков. Я продолжал глазеть по сторонам, и, честно говоря, был просто ошарашен. Этот рынок так отличался от всего, что я видел раньше.

Забавно, я в самолете думал о том, что ушли давно времена Индианы Джонса, что нет уже таких экзотических рынков, как в «Ковчеге завета», но этот рынок оказался намного более экзотичным, чем тот, что в кино – больше национального колорита, больше интересных вещей и намного больше грязи. И больше народа – толпа продавцов и покупателей была просто огромной. Сначала мне казалась сомнительной идея встречаться на многолюдном рынке, а сейчас я понял, что это лучший вариант. Если бы мы увиделись где-то на отшибе, то это могло бы вызвать любопытство – город-то маленький – кто пошел, куда, с кем. А здесь была такая толкучка, что затеряться в толпе проще простого.

Мы вошли внутрь рынка, и я теперь глазел по сторонам с еще большим удивлением. Здесь было так же грязно, но зато потише и воняло поменьше – тут продавали только овощи, зелень, приправы, пряности, еще какие-то  продукты, вид которых не вызывал у меня даже ассоциаций.

У каждого торговца была своя комната-клетушка, перед которой стоял прилавок. Стены этих клетушек выглядели так, как будто им тысячи лет – толстые слои краски, грязи, копоти, паутины, каких-то лохмотьев пыли. На этих древних стенах кое-где висели медные старинные таблички c надписями на арабском языке, которые освещали свисавшие с очень высокого потолка ржавые лампы на каких-то обрывках проводов.

Тут же на полу валялось все, что подгнило, испортилось, стухло. Рынок выглядел таким древним, запущенным и экзотическим, что казалось, будто ему уже тысячи лет, и все эти годы он выглядел точно так же – разве что электричество появилось.

В нем не было ни намека на что-то европейское, даже ни одного белого человека: арабы-покупатели, арабы-продавцы, мужчины в рубахах-галабеях до пят, женщины в черных паранджах – и все были заняты своими делами. Никто не обращал на нас особого внимания – со стороны мы выглядели как всего лишь еще две покупательницы-арабки.

Нас завлекали продавцы, расхваливая свой товар – это было понятно, хотя они и кричали на арабском, но мы отрицательно качали головой, делая вид, как будто ищем что-то другое.

Машка в своих путешествиях привыкла к подобной экзотике, а я был ошарашен и оглушен. Я увидел место потише и бросился туда – это была лавочка, торговавшей разными пряностями, губками, пемзами, вязанками чего-то совершенно непонятного – что-то вроде мочала.

Товар лежал в красивых плетеных корзинах, висел на веревках, натянутых вдоль ларька. Перед ним не было продавца, и можно спокойно смотреть на содержимое, без назойливых криков.

Тут я почувствовал, как меня тихо тронули за руку. Я обернулся и увидел женщину, с ног до головы укутанную в черные одежды. Она прошептала: «Follow me», (*) ("Следуй за мной") и отошла к соседней лавочке.

Тем временем к нам бросился продавец в серой галабее  и тут же начал приставать ко мне, что-то бормоча по-арабски. Я чуть было не сказал: «I don't understand» (*) "Я не понимаю"), но вовремя прикусил язык. Да уж, в разведку бы меня точно не взяли - чуть было не спалился на первых минутах своей конспирации.

Я отвел глаза от приставучего продавца и замер - по рынку ходили толпы женщин в черном и в паранджах – и которая из них «наша»? Как дурак, я стоял и смотрел по сторонам.

Машка сопела сзади в ухо, и я прямо чувствовал, что скоро на нас начнут обращать внимание. Наконец, меня опять тронули за рукав и раздался сердитый шепот на английском:

- Пошли. И не отставай.

И давешняя женщина в черном пошла вперед, но уже не убегая сильно вперед и постоянно оглядываясь на меня.

Мы дошли до овощной лавки на отшибе. Прямо на земляном полу, в позе лотоса, сидел равнодушный толстый араб в сером балахоне. Прямо вокруг араба лежали пучки и связки разных ярко-зеленых и пышных трав, чеснока, маленьких острых перцев и еще каких-то экзотических овощей.

За ним была такая же, как у остальных, грязная комнатка с тремя стенами, забитая ящиками с зеленью. У закутка стояли две женщины в черных платьях и паранджах, и, наклонившись, перебирали зелень.

«Наша» женщина тоже остановилась и начала копаться в пучках трав. Я наклонился и тоже начал ковыряться в зелени, делая вид, что выбираю зелень посвежей.

Покупательницы, переговариваясь, уложили понравившиеся пучки в свои черные сумки, отсыпали мелкие монетки в блюдце, стоявшее рядом с продавцом, который продолжал сидеть в своем великолепном равнодушии.

Арабки ушли, и мы остались втроем у ларька. Но ничего не происходило – мы так же глупо продолжали ковыряться в зелени. Наконец, я понял, что женщина ждет, когда исчезнет Машка, которую она принимала за покупательницу.

Я незаметно ткнул Машку локтем и глазами показал – отойди. Она поняла, отошла к соседнему лотку, потом еще к одному. «Наша» женщина вдруг обошла продавца, оказалась внутри закутка и исчезла за цветастым пологом, который, оказывается, прикрывал дверь.

Я смотрел на полог, не решаясь пойти за ней. Но тут я увидел, как из-за занавески высунулась тонкая смуглая рука в черном широком рукаве и призывно помахала мне.

Оглянувшись, я убедился, что вокруг никого нет, нерешительно обогнул продавца и подошел к пологу. Очень быстро он отдернулся, и женщина в черном быстро втащила меня внутрь.

За пологом имелась такая же грязная и древняя комната-клетушка, в углу которой валялось какое-то грязное тряпье, и повсюду стояли ящики с зеленью.

Женщина сказала на английском:

- Садись.

Я оглянулся, увидел колченогий грязный стул, с опаской уселся на него и уставился на арабку.

 Внезапно она сняла с себя паранджу и оказалось, что это не женщина, а высокий худой смуглый парень лет восемнадцати. Прямо в хламиде он сел на пол и взглянул на меня.

- Меня зовут Хаил. Это я писал тебе письмо.

Тут сзади отдернулся полог и внутрь залезла еще одна фигура в черном и тут же скинула паранджу – Машка!

Я оглянулся на Хаила и увидел, что тот держит в руках черный пистолет, который направлен прямо в сердце моей боевой подруги. «Беретта» выглядела очень угрожающее, и я уже который раз проклял себя за то, что втравил Машку в эту историю. Я понимал, что кричать нельзя и поэтому вполголоса сказал:

- Хаил, не надо, – это моя подруга Маша. Она со мной. Все хорошо.

Хаил, не отпуская пистолета, пробормотал по-арабски что-то вроде «эльхуабля руссия», - явно что-то нехорошее про русских.

Машка, привыкшая в своих путешествиях к нестандартным ситуациям, отреагировала спокойно, а у меня дрожали руки.

Вообще, конечно, это я идиот, и Машка идиотка – в общем, оба мы идиоты. Если дело столь серьезно, можно было догадаться, что любые отклонения от плана и внезапное появление незнакомого человека могли вызвать такую реакцию. Вот так легко я подставил подругу под пулю решительного араба – и еще неизвестно, кто он на самом деле -  может быть, он служит террористам.

- Почему ты привел ее сюда? – сердито задал вопрос араб.

- Это мой друг. Я взял ее с собой на случай, если вдруг мне понадобится помощь, - растерянно сказал я, осознав, что это прозвучало по-идиотски – хрупкая Машка никак не тянула на человека, который может мне помочь в серьезной ситуации.

Хаил засунул пистолет куда-то в складки своего черного женского платья, вздохнул и на своем плохом английском сказал:

- Это хорошо, что ты не приводить за собой русский… как это… спецназ или роту солдат.

Я подумал – ему-то, может быть, и хорошо, а мне рота хорошо вооруженных спецназовцев в такой ситуации придала бы некую уверенность в завтрашнем дне, но благоразумно промолчал.

Хаил тоже молчал, внимательно рассматривая нас и покачивая головой. Наконец  я не выдержал и спросил:

- Что ты хочешь от меня? Почему ты переоделся в женщину, зачем затащил сюда, почему мы не могли поговорить в отеле?

- Послушай, это долгая очень история.  Если бы я был одетый как женщина, я не мог бы говорить с тобой в отеле. У нас женщины не говорят с чужими белыми мужчинами. А меня самого никто не должен видеть, меня никто не знать.

- Почему?

- Потому что меня нет.

- Как это?

- Слушай, это история надолго. На очень-очень долго. На весь день. Я все расскажу, а сейчас нам надо уходить отсюда, пока нас не заметили.

- А как же торговец зеленью? Он не опасен? Он не расскажет, что мы здесь?

- Он глухонемой, и он мой друг. Он никому ничего не скажет. И даже не напишет – он безграмотный.

Хаил встал и сказал:

- Пошли за мной.

И повернулся вовсе не в сторону выхода, а к стене. Мы с Машкой переглянулись – куда пошли? Перед ним была глухая грязная стена, покрытая масляной краской. Но Хаил отодвинул тряпье, валявшееся в углу, и мы увидели железный ржавый люк.

Араб открыл его и полез вниз по железной шаткой лестнице. Мы с Машкой начали спускаться за ним и оказались в небольшом помещении, где на стене висел небольшой светильник, освещавший этот каменный мешок.

Хаил тщательно закрыл люк, убрал приставную лестницу, а потом что-то прошептал – и на потолке вдруг совершенно бесшумно сомкнулись две огромных бетонных плиты, причем сделанных с особым тщанием – гладких и монолитных.

Мы с Машкой стояли, открыв рот. Не знаю, что именно потрясло Машку, а меня то, что подобные плиты мне уже пару лет не давали покоя. Я видел изображения подобных гладких плит в очень многих местах и всегда поражался – как они были сделаны в незапамятные времена? Ведь даже сейчас ничего подобного не делают – совершенно однородные, как будто отполированные плиты. И вот, оказывается, они еще и могут двигаться.

Хаил произнес:

- Теперь нас никому не достать. Эти плиты не разрушить. А открыть их снаружи нельзя.

Я оглянулся по сторонам – стены оказались абсолютно гладкими и при этом монолитными, как основание Стены Плача, как в храме Осириса  в Абидосе, как в ливанском Баальбеке и еще множестве таких же загадочных сооружений, созданных непонятным образом.

У меня включился азарт исследователя – я столько писал про древние технологии, и, похоже, наконец вижу что-то подобное своими глазами.

Хаил опять что-то прошептал, и теперь уже в стене отошла плита в сторону, открыв впереди широкий коридор. Араб махнул нам рукой и вышел в этот коридор. Мы двинули за ним и с любопытством вертели головами, рассматривая все вокруг. На стенах висели светильники, дававшие довольно яркий свет, но никакой наружной проводки не было видно.

Я вспомнил, как прочел однажды статью о вечных светильниках Египта. Как сообщали древние авторы, их не могли погасить не ветер, ни вода. Они горели постоянно и давали очень яркий свет. На знаменитом Александрийском маяке, одном из чудес света, тоже ярко горели загадочные светильники, освещая его так, что он был виден издалека.  

Причем такие светильники видели не только в Египте, но и на других континентах, в местах, в которых тоже остались следы древних цивилизаций. Интересно, что даже официальная наука признает эту загадку – в древних сооружениях нет следов копоти, хотя они неизменно должны были остаться и при строительстве, и при создании различных барельефов, фресок и других произведений искусства. Но стены оставались совершенно чистыми, хотя некоторые выполненные работы требовали очень яркого постоянного света.

Чувствовалось, что в подземелье имеется вентиляция – воздух отнюдь не был затхлым, и я даже ощущал легкий ветерок. Мы молча шли по коридору, который уходил куда-то в бесконечность, постепенно превращаясь в настоящий лабиринт – появились боковые ответвления, перекрестки с такими же широкими коридорами, уходящими вдаль. 

Но Хаил уверенно ориентировался в этих хитросплетениях, целеустремленно двигаясь к своей цели. Наконец, он остановился в одном из коридоров, нажал на кнопку в стене, и многотонная плита легко отъехала в сторону.

Араб вошел внутрь, приглашающе махнув нам рукой. Мы с Машкой последовали за ним, ожидая увидеть роскошный подземный дворец,  но внезапно попали в самое обычное жилое помещение, напоминающее городскую квартиру.

Посреди большой комнаты стоял уютный низкий диван с мягкими подушками, рядом с ним маленький столик, напротив большой телевизор, и тут же находилось нечто вроде кухни с большим холодильником в углу. Полы и стены были украшены толстыми восточными коврами.

Хаил показал на диван:

- Присаживайтесь. И можете переодеться, тут вы в безопасности.

Он стянул с себя женскую хламиду и оказался очень худым пареньком в обычных поношенных джинсах и простой футболке.

Мы тоже сняли арабские одеяния и уселись на мягкий диван. Хаил ушел на свою маленькую кухню и начал хлопотать там, гремя чашками.

Мы тем временем с любопытством пялились по сторонам. По стенам висели матовые лампы, такие же, как в подземном коридоре, дававшие приятный свет.

Араб принес поднос с чашками, поставил его на наборный столик и сел на мягкое кресло.

Мы молчали, дожидаясь развития сюжета.

- Пейте чай, прошу вас, это настоящий чай для бодрости и силы.

Мы взяли по чашечке и начали прихлебывать чай с приятным ароматом и необычным вкусом.

Хаил отпил маленький глоток и поставил чашку на стол. Он вздохнул и сказал:

- Я вижу, что вы ждете рассказа. Так слушайте же мою повесть и поверьте мне всем сердцем, друзья мои. Это долгая история, так что устройтесь поудобнее.

Я родился здесь, в деревне неподалеку, семнадцать лет назад. Не знаю точно, кем были мои отец и мать, я плохо помню свою первую жизнь – помню только наш маленький домик. Яхмос говорит, что, наверное, мои родители были очень хорошими людьми.

- Кто это – Яхмос? - поинтересовался я.

- О нем мы еще поговорим. Яхмос – это самое важное. Я все рассказать вам, но не сразу. Итак, я продолжу. Мои родители были коптами – египетскими христианами. Копты когда-то давно жили рядом с настоящими древними египтянами.

- Как? А сейчас разве египтяне не настоящие?, – ляпнула Машка.

Я покачал укоризненно головой:

- Вот к чему приводят прогулы уроков истории. Египет был завоеван арабами, в результате чего полностью исчез египетский язык и не только – ушли все местные обычаи и культура.

 Хаил утвердительно качнул головой:

- Да, Машья, это почти правда. Почти, потому что есть разные – как это сказать - вещи, о которых не знают ни на Западе, ни и у вас, в России. Вещи, которые остались после древних египтян. Хотя мистер Ефремов много о чем догадывается, почему мы и позвать его сюда. Но об этом позже, пока я вернусь к своей истории.

В нашей деревне жили рядом копты и мусульмане. У мусульман была мечеть, у нас – небольшая церковь, и мы никогда не мешали и не лезли в дела друг друга. Мое детство было хорошим, у нас имелась еда, родители не били меня, и я много играл со своими друзьями. Среди них были и копты и мусульмане, но мы тогда не думать, что чем-то отличаемся друг от друга.

Когда мне было лет пять, моя старшая сестра выходила замуж. На свадьбу собралась вся родня и из нашего поселка, и из других мест.

Когда свадебный – как это по-английски? – кортеж или процессия выходила из храма после обряда, в поселок вдруг ворвалось несколько джипов с вооруженными людьми. Они вытащили автоматы и расстреляли всех, кто вышел из церкви.

Вся моя родня, мои мама и папа, все мои дяди и тети, бабушки, дедушки погибли в этот день. Мертвая мать упала на меня, и я не шевелился, я понимал, что, если меня увидят, то тоже убьют. Я слышал, как вокруг ходили люди, они смеялись и радовались смерти «коптских свиней». Главарь бандитов тыкал автоматом в тела и, если кто-то шевелился, расстреливал в упор.

Потом бандиты уехали, и я остался один среди трупов. Наши соседи-мусульмане боялись подойти и подобрать погибших – вдруг бандиты вернутся. Быстро стемнело, я выбрался и сидел рядом с матерью и скулил. Я хорошо помню - это полное одиночество и страх.

Я услышал, как вдалеке появились полицейские машины с сиреной, которые приближались. Вдруг из полной темноты вышла фигура в черном. Я закричал, но фигура быстро закрыла мне рот ладонью и укрыла своим длинным бурнусом.

Я так испугался, что, наверное, потерял сознание. Потому что очнулся я в этой комнате, но совсем не помню, как в ней оказался. Когда я открыл глаза, то увидел, что рядом сидит мужчина с очень умными глазами.

Он сказал мне:

- Не бойся!

И протянул чашку с каким-то сладким напитком. Я выпил его и почувствовал, что мой страх немного уходит.

Мужчина сказал, что его зовут Яхмос, и он позаботится обо мне, раз мои родители погибли. Но я должен быть в этой комнате и не выходить наружу. Потому что никто не знает, что он живет под землей, и никто не должен узнать об этом.

Я опять заплакал, потому что, хотя я и остался совсем один, наверху оставался мой дом, мои игрушки, мои друзья, с которыми я играл на улице.

Яхмос сказал:

- Не плачь. Завтра я покажу тебе много интересного, тебе не будет скучно. Ложись и спи.

Я лег и сразу заснул. Наверно, напиток был с какими-то секретными… ммм… добавками, потому что спал я спокойно, и мне не снились кошмары.

Когда я проснулся на другой день, казалось, что вся прошлая жизнь мне приснилась – я уже не испытывал такой боли и отчаяния, как вчера. 

Так началась моя новая жизнь. Яхмос действительно показал мне много интересного, и моя жизнь не была тут скучной. Вместе с Яхмосом жил его прислужник, старый Имад.  Он готовил еду, делал весь труд. Но два года назад Имад умер, мы с Яхмосом остались вдвоем. Теперь я иногда хожу наверх и приношу вещи и продукты.

- И кто же такой Яхмос? Почему он живет под землей?

- Немного терпения, вы все узнаете. Я продолжу, с вашего разрешения. Яхмос за эти годы научил меня многим вещам, он, гм… он очень много всего знает. И мне даже покупали разные обучающие уроки – сначала на видео, потом на дисках.

Мне приносили прямо сюда разные вещи, книги, видеомагнитофон, потом компьютер. У меня даже есть кабельное ТВ и Интернет есть прямо тут под землей.

Машка тут же поинтересовалась:

– Оптоволокно протянули что ли прямо под землю?

- Да, - не без уважения покосился на нее Хаил, явно удивившись, что хрупкая девушка разбираться в технических деталях. Интересно, что бы он сказал. узнав, что она вообще-то очень хороший программист. Я даже мимолетно испытал чувство гордости, что наши девчонки такие умные.

Хаил тем временем продолжил свою историю.

- Итак… Яхмос научил меня многому, и многое я узнал из книг, телевизора и Интернета.

- А тебе нравится тут в подземелье? – спросила Машка.

Хаил помолчал, а потом тихо ответил.

- Нет, не очень.

- А почему ты не уйдешь отсюда? Ты умен, много знаешь, наверняка найдешь работу.

- У меня нет документов, жилья, родни. Куда я могу податься? Разве что чернорабочим и жить на улице. А здесь я все же не один, и  могу бывать наверху. И к тому же я привык уже к комфорту.

 - А где Яхмос берет деньги на жизнь? Где вы взяли денег, чтобы послать мне?

Хаил уклончиво ответил:

- Яхмос – богатый человек. Его средств хватает на жизнь.

- Так кто же он такой?

Хаил помолчал, а потом торжественно произнес:

- Яхмос – последний фараон Египта.

Читать вторую часть.

 

Наталья Трубиновская - исследователь, редактор «Хронотона». Ищет следы працивилизаций, снимается в качестве эксперта на ТВ, пишет статьи об артефактах и технологиях прошлого. На нашем сайте вы можете прочесть и посмотреть видеоотчеты об экспедициях в Египет, Италию, Кипр, Крит, на Урал, Заполярье и т.д.

Почта: trubinovskaya@yandex.ru  Skype: journal-chronoton

Самые актуальные новости: