Вы здесь

Клады черных иезуитов

В 2002 году Ватикан сообщил, что с помощью старинных карт и спутниковой съемки в Гааге удалось обнаружить целых два бесценных клада черных иезуитов... Если самих себя «Общество Иисуса» называет «борцами за мир» и «мучениками», то в светском обществе иезуиты испокон веков славятся коварством, умеренной, но все же жестокостью и вообще носят ярлык «шпионов Ватикана».

Праведники или шпионы?

клады иезуитовСоздателем ордена иезуитов был Дон-Игнацио-Лопес-де-Рекальдо-де-Лойола. Он родился в 1491 году в замке Лойола в стране басков в Испании. В молодости он бывал при испанском дворе и поступил на службу к вице-королю Наварры. А 15 августа 1534 года в маленькой церкви на Монмартре в Париже под руководством Лойолы первые иезуиты, которых было всего семь человек, принесли свои обеты. Шестью годами позже папа Павел III признал иезуитов в качестве нового монашеского ордена.

Основатель «Общества Иисуса» оставил своим последователям множество духовных и практических заветов, и один из них, наиболее, пожалуй, меркантильный, звучал следующим образом: «Монархи — рабы золота, золото — единственная их страсть, оно должно принадлежать нам». Этому-то завету и следовало большинство последователей причисленного вскоре к лику святых Лойолы.

Этим «здоровым» интересом иезуитов к золоту частенько пытались воспользоваться европейские монархи. На рубеже XVIII-XIX веков обнищавшие в междоусобных войнах правители, с целью поправить свои финансовые дела, периодически устраивали облавы на монахов-иезуитов, держали их в тюрьмах и подвергали жесточайшим пыткам с целью выяснить: где орден прячет свои несметные сокровища? Однако иезуиты доблестно молчали и с радостью отдавали свою жизнь за «презренный металл».

Как результат (по утверждению кардинала Джелли Моруа), девяносто процентов накопленного за прошедшие столетия «Обществом Иисуса» добра хранится в самых надежных местах, о которых даже последователи ордена, давно сбросившие свои рясы, но сохранившие уважение к обетам его основателя, до сих пор толком не знают.

Гаагское «захоронение»

клады иезуитовРазумеется, иногда иезуитам удается найти собственные клады — слишком это лакомый кусок, чтобы легко можно было от него отказаться. К примеру, в 2002 году Ватикан сообщил, что с помощью старинных карт и спутниковой съемки в Гааге удалось обнаружить целых два бесценных клада, состоящих из произведений ювелирного искусства. Последовали обещания устроить выставки в Риме, где должны были демонстрироваться находки, но… вскоре разговоры о кладах, а тем паче о выставках тихо угасли, и есть подозрение, что клады эти как нашлись, так тут же были и перепрятаны, только в более надежное место.

Эти подозрения подтверждает Сэмуэль Шэфрин, автор энциклопедии «Сгинувшие шедевры». Дело в том, что его прадед — Исаак Станюкович — имел непосредственное отношение к поиску гаагских кладов, а потому рассказу Шэфрина можно доверять.

Прадед Сэма в конце ХХ века жил в Гааге и являлся хозяином погребальной конторы «Факел». Разумеется, по долгу службы, он знал все, что происходило и происходит на городских кладбищах. И вот однажды, по рассказу матери Сэма, «в дверь нашего дома постучали. На пороге стоял сутулый карлик, изъясняющийся по-немецки с заметным итальянским акцентом. Исаак, юность которого прошла в Венеции, заговорил с ним по-итальянски, что очень обрадовало клиента, который тут же объяснил: на старом кладбище, где давно не хоронят, нужно срочно выкопать яму предельно возможной глубины. Требуется также большой цинковый ящик, на который, после того, как он будет опущен в землю, необходимо вылить несколько бочек мазута, смешав его с песком. Надобно водрузить надгробие, которое предоставит он сам, заказчик. Работа должна быть выполнена скрытно, только ночью».

Землекопам карлик пообещал оплатить работу золотом, причем в количестве достаточном, чтобы прожить безбедно всю оставшуюся жизнь. Однако поставил условие: все участники «похорон» должны немедленно уехать из страны и напрочь забыть свое последнее задание. Исааку рекомендовалось по-прежнему руководить конторой, никуда не уезжать и, более того, за соответствующую плату нести персональную ответственность за сохранность «могилы».

Новый хранитель

клады иезуитовДеньги еще никому не мешали. А потому, получив от загадочного карлика задаток, Исаак выполнил все, как обещано: расплатился с землекопами, передав им условия получения столь ценного вознаграждения; сам остался охранять «захоронение», но свою семью, от греха подальше, отправил жить в Штаты.

Вскоре могил стало уже несколько. Карлик аккуратно появлялся в доме Исаака, и честно рассчитывался с ним за охрану. На долю очередных землекопов тоже перепадало достаточно.

«Потом карлик навестил в США мою прабабку Соломею Брук, — пишет Сэм Шэфрин — и сообщив ей, что прадед скоропостижно скончался, вручил вдове некий пергамент и золото. Пергамент требовалось беречь как зеницу ока, золото — тратить, как заблагорассудится, его было много, даже с избытком».

Далее, очевидно расположившись к Соломее и не сомневаясь в ее порядочности, карлик сообщил, что он член Ордена иезуитов, а пергамент обработан особым химическим составом, и на нем нанесены важные для «Общества Иисуса» сведения. Однако ознакомиться с ними без повторной весьма сложной химической обработки невозможно.

Больше карлик не появлялся. В 1910 году, когда прабабка Соломея уже отошла в мир иной, в Америку из Гааги на ее имя пришло заказное письмо. Некая Лусьена Монброуз, работавшая в фирме «Факел» сообщала о том, что все до единого землекопы — участники тайных захоронений — были зверски убиты. Правда, виноваты в этом оказались они сами — обещания нужно было выполнять.

Золото и смерть

клады иезуитовА произошло следующее: то ли одной из партий землекопов показалось недостаточным вознаграждение, то ли простое любопытство сыграло, но они рискнули вскрыть последнюю могилу. Однако их тут же арестовала полиция. Сославшись на то, что они здесь работают, землекопы были отпущены с миром, но ни один из них живым до дома не дошел — какие-то неизвестные люди их всех перерезали по дороге.

Исаака Станюковича, владельца погребальной конторы, полиция обнаружила повешенным в собственном доме. Более того: землекопы, участвовавшие в первых захоронениях, и честно исполнившие свое обещание скрыться и все забыть, тоже вскоре оказались убиты.

Вот так сложилось, что сам Шэфрин оказался последним хранителем пергамента. Но однажды, когда Сэм с женой после долгого отсутствия вернулись домой, то обнаружили, что карты на месте нет. К оконному стеклу кабинета скотчем был прикреплен банковский чек на 100 тысяч долларов и записка: «Благодарим за услугу»…

Вскре Сэм, как он сам рассказывал, получил загадочное письмо. Оно гласило: «Сэр! Вы о многом осведомлены. Мы хотели бы удовлетворить ваше любопытство потомка стражей. Неукоснительно соблюдя соглашение с властями Гааги, подвергнув верхний информационный слой карты специальной обработке в ваше отсутствие в вашем кабинете, мы добились того, что волей Всевышнего случилось. Две ложные могилы вскрыты. Треть цинковых ящиков занимали великолепные рубины, остальная закладка — янтарные панели и малахитовые диадемы. Дабы вы не сомневались в значимости события, откройте пустой ящик вашего секретера и пошарьте в дальнем правом углу. Засвидетельствовав нашу порядочность, прощаемся с вашим семейством навсегда».

В ящике секретера, где до появления таинственных алхимиков хранилась карта, Шэфрин обнаружил три крупных рубина и малахитовую диадему с вырезанной на ней головой собаки. С тех самых пор мысли о сокровищах «Общества Иисуса» не дают ему покоя…

Время путешествовать!