Вы здесь

Петроглифы Бесова Носа - инопланетянин и крест

Наш журнал уже писал о карельских петроглифах - наскальных рисунках. В августе 2010 года наш постоянный автор Константин Федоров отправился в экспедицию на мыс Бесов Нос. Больше всего его поразил  петроглиф, выбитый несколько тысяч лет назад. Гораздо позже к этой фигуре ревнителями христианства был добавлен крест... По версии автора статьи, это произошло следующим образом.

Визит пришельца

Карельские петроглифыЭта история началась то ли четыре, то ли шесть тысяч лет назад – по этому вопросу ученые до сих пор еще не пришли к определенному выводу. В один из солнечных летних дней лучший художник своего племени, (да и всех окрестных племен) одиноко сидел на гладкой гранитной глыбе, уходящей с берега в глубь Священного озера и, задумчиво рассматривал выбитые его рукой на скале очень похожие очертания лебедей. (А может быть гусей или уток, исследователи так и не разобрались в этом вопросе).

Лебеди (они же гуси) пользовались спросом – племя единодушно считало, что чем больше изображений этой птицы будет присутствовать на камне, тем большая вероятность ее попадания на кухню в виде сочного мяса. Правда, следуя такой логике, стоило бы увековечивать на прочном граните изображения оленей и другой, более крупной дичи, но шаман племени мудро решил, что шанс получать настоящего оленя за каждый рисунок невелик, а потому и нечего лишний раз искушать богов. Лебеди же, судя по их количеству, материал расходный – можно и лишнего попросить.

Художник изредка выбивал на камне оленей, но чаще всего изображал водоплавающих птиц, – выполнял, так сказать, социальный заказ. Когда монотонная «лебединая» работа приедалась, живописец разнообразил ее, вырезая лодку с гребцами, солнце с лучами, (которое было бы удивительно похоже на сковородку с ручкой, если бы ее к тому времени уже изобрели), своих друзей на охоте, любимые блюда и все то, что позволял ему талант и примитивные инструменты.

Но сегодняшний день был особым. Сегодня художнику предстояло изобразить бога. Да-да, самого настоящего бога, именно таким, каким он предстал перед живущими на берегу Священного озера людьми: с квадратной головой, квадратным туловищем, короткими, плотными ногами и пятью совершено одинаковыми по длине пальцами на каждой руке. Когда бог пытался объяснить людям, откуда он прибыл, то постоянно тыкал одним из своих длинных пальцев в небо, откуда художник сделал вывод, что тот явился на Землю прямо с Солнца. Это вселяло уважение, и живописец выразил его по-своему, изобразив светило над левым плечом божества. В правую руку пришельцу он вложил большую, с костяными наростами рыбу – эта рыба водилась в водах озера и считалась деликатесом, но на стол попадала крайне редко – поймать ее было непросто. Однако ради такой встречи рыбаки племени постарались и получившееся блюдо, судя по всему, гостю понравилось, что и было увековечено в камне.

Слева от прибывшего небожителя живописец по граниту постарался изобразить его лодку – нечто огромное, похожее на ящерицу с длинным хвостом и четырьмя короткими лапами. (Таких лодок художник никогда не видел, а потому взял наиболее знакомый ему образ ящерицы).

Гость уже отбыл восвояси, но стук каменного молотка по гранитной плите не прекращался еще долго – визит иноземца произвел такое сильное впечатление, что художник дал себе клятву запечатлеть это событие в камне так, чтобы о нем помнили его потомки, потомки их потомков и потомки их потомков…

Крещеный «бес»

С тех пор прошло несколько тысяч лет. Отец Онуфрий, помощник настоятеля основанного в XIV веке Муромского монастыря, уютно расположившегося между берегами Онежского и, собственно, Муромского озера, задумчиво брел по песчаному пляжу, аккуратно обходя выброшенный на берег топляк. Вдали маячил каменный мыс. Незаметно для себя, отец Онуфрий достиг нагромождения гранитных скал, и, вскарабкавшись повыше, стал любоваться закатом.

Оценив красоту заходящего солнца и сделав кое-какие выводы о предстоящей погоде, помощник настоятеля опустил очи долу и… подпрыгнул на месте от ужаса – прямо на него пялилась, как бы готовая сию секунду напасть, гигантская крыса! Нет, крыса была не настоящей, а всего лишь выбитым на камне рисунком, но этот рисунок, до сих пор незаметный, стал отчетливо виден лишь в лучах закатного солнца, а потому производил незабываемый эффект.

Успокоившись, помощник настоятеля перевел взгляд левее и снова вздрогнул, обнаружив еще один рисунок – нелепое, квадратное чудовище, растопырив короткие руки и ноги, казалось, отплясывало на гранитной плите дикий, откровенно бесовский танец. В правой руке чудовище держало огромного осетра.

Отец Онуфрий не помнил, как он добрался до монастыря. На следующий день он собрал послушников, выдал каждому под расписку молоток и зубило, и велел, с загодя полученного от настоятеля благословления, перекрестить изображение бесовского отродья в истинную веру.

Настоятель был умен. Он велел не стесывать изображение, чтобы не вызывать волнения среди окрестных жителей, недалеко ушедших от язычников, а именно «перекрестить» его, – «вложить» в левую, свободную руку «беса» семиконечный, православный крест.

Послушники постарались на славу, но крест, набитый старательной рукой, явно выглядел более свежим, и ничего нельзя было с этим поделать. Так сквозь обряды любой современной религии всегда проглядывают гораздо более древние верования.

Каменный мыс получил с тех пор название «Бесов Нос», а местным жителям монахи строжайшим образом запретили посещать его, дабы те не смущались изображенным на его скалах непотребством.

«Здесь был…»

Петроглифы, Бесов носПрошло еще несколько сотен лет, исчез и снова начал возрождаться Муромский монастырь, а на Бесовом Носу к тому времени объявилось новое племя… туристов. К тому времени вода уже подточила «беса», но изображение неведомого гостя и появившийся позднее крест все еще отчетливо просматривались на камне.

К сожалению, некоторые туристы если и ушли в своем развитии от жившего здесь тысячи лет назад племени, то явно в противоположную сторону. Окрестные камни начали украшаться малооригинальными, но старательно вырезанными надписями: «Здесь был…», датами сего исторического посещения и картинками, не выдерживающими никакой конкуренции с творениями древнего художника. «Бесов Нос» из каменной художественной галереи, достойной сохранения не менее чем сокровища Лувра, постепенно стал превращаться в заурядное место для пикников.

Да и бог-то с ним! Отдыхайте и любуйтесь замечательными гранитными рисунками, вот только ни в коем случае не стоит на чужом полотне оставлять свою дату и подпись…

Как добраться до Бесова Носа «на своих двоих»:

Дорога относительно несложная. Ежедневно в 22.50 из Питера, с Ладожского вокзала отходит поезд «Петербург- Петрозаводск» куда и прибывает в 7 утра. Обратно поезд так же уходит в 22.50. (Стоимость плацкарта примерно 600 руб). С речного вокзала города Петрозаводска до устья реки Вогда (поселок Шальский) ходит «Комета». Время пути – 2 часа, стоимость – 780 руб. Здесь надо учесть, что расписания хождения «комет» зависят от времени года. В нашем случае (август 2010) «комета» отбывала из Петрозаводска в 16.00 по выходным и в 9.00 – по будням, а из Шальского обратно соответственно в 18.00 и в 11.00. На пристани в Шальском желательно договориться с местными лодочниками о переезде на другую сторону реки, и оттуда – 15 км пешочком на юг по песчаным пляжам и лесным тропинкам, пересекающим выдающиеся достаточно глубоко в озеро каменные мысы.

Имеющие байдарку могут купить билет на автобус «Петербург-Пудож» за 800 руб, (стоимость багажа – 80 руб/место) отходящий по понедельникам, средам и пятницам (расписание летнее) с Северного автовокзала (Девяткино) в 20.15 и прибывающий в Пудож в 8 утра. Если от конечной остановки уйти по перекрестку вправо, то через 10 мин вы обнаружите парк, через который протекает речка с удобной поляной для сборки байдарки. Рядом – продуктовые магазины. Речка впадает в Вогду, пройдя по ней, примерно 50 км вы – на Онеге.

Если от «Бесова Носа» все так же по берегу спуститься еще примерно на 20 км к югу, то вы – в Муромском монастыре. Удачных путешествий!

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: